Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Джеймс Петрас: Уязвимость России

Джеймс Петрас: Уязвимость России



Russia’s Vulnerability to EU — US Sanctions and Military Encroachments

Организованный США и странами ЕС государственный переворот на Украине, отказ этой страны от роли стабильного торгового и экономического партнера России, ее превращение в нищую марионетку ЕС и стартовую площадку для ракет НАТО, экономические санкции против России за поддержку, оказанную русскоязычному населению Донбасса и Крыма, вскрыли опасную уязвимость российской экономики и государства.

Мародерство и разбой под маской «приватизации»

За прошедшую четверть века общественная собственность стоимостью в несколько триллионов долларов была незаконно присвоена или насильственно захвачена гангстерами-олигархами, которые использовали свои банды в период «перехода к капитализму».

Только за 9 лет (1990–1999) более 6 млн. россиян погибли в результате катастрофического коллапса экономики, продолжительность жизни мужчин сократилась с 67 лет в советское время до 55 лет при Ельцине. ВВП в мирное время упал на 60% — такого не было никогда в мировой истории. После насильственного захвата власти Ельциным и расстрела из танков и крупнокалиберных пулеметов российского парламента, режим выдвинул в качестве «приоритетной задачи» приватизацию экономики, распродажу «семье» и ближайшему окружению, а также западным компаниям энергетических, сырьевых ресурсов, банковской системы, промышленных предприятий, транспорта и связи за примерно одну десятую их реальной цены. Вооруженные группировки, созданные олигархами, «довершили» приватизацию убийствами соперников, рейдерскими захватами их собственности. Сотни тысяч пенсионеров были выброшены на улицу в ходе захвата недвижимости «черными риэлторами», бандитами и спекулянтами.

Российское государство превратилось из мировой супердержавы в жалкий марионеточный режим, пронизанный огромным количеством агентов западных спецслужб, опутанный долгами, неспособный контролировать ситуацию и выполнять свои международные обязательства.
США и Европа быстро установили контроль над бывшей российской зоной влияния в Восточной Европе, прибрали к рукам бывшие государственные промышленные предприятия, средства массовой информации и финансовые учреждения. Левые и патриотически настроенные деятели были изгнаны со своих постов и заменены на послушных и подобострастных политиков, ратующих за «свободный рынок» и подчинение интересам НАТО.

США и ЕС растоптали все договоренности, заключенные между Горбачевым и Западом: страны Восточной Европы были присоединены к НАТО; Западная Германия аннексировала Восточную; военные базы были придвинуты к самым границам России. Институты и экспертные сообщества стали заниматься сбором разведданных и антироссийской пропагандой. Сотни НГО, субсидируемых Америкой, развернули в России антигосударственную пропаганду и сколачивали ряды сторонников неолибералов — послушных холуев Запада.

В бывших советских республиках Закавказья и на Дальнем Востоке, Запад создавал сепаратистские движения и организовывал военные конфликты (самый кровопролитный из них в Чечне); США спонсировали диктаторов в регионах Закавказья и коррумпированных неолиберальных марионеток в Грузии. Российское государство стало колонией и его мнимый лидер, Борис Ельцин, часто находившийся в алкогольном ступоре, подпираемый и манипулируемый окружением только для того, чтобы поставить свою закорючку под очередным декретом, не обращал никакого внимания на углубляющийся распад государства и общества.

Ельцинское десятилетие рассматривается россиянами как страшный кошмар, а Америкой, Европой и российскими олигархами — как «золотой век» невиданного в истории разбоя.

Приход Путина к власти совпал с резким ростом мировой экономической конъюнктуры, потребительским бумом. Впечатляющий рост цен на российскую нефть и газ (2003–2013) привел к ускоренному развитию экономики, позволил государству укрепить свою роль в качестве регулятора экономической жизни, приступить к возрождению ВПК.

По мере того, как Россия отходила от своей политики сателлита Запада, США и ЕС начали осуществлять многостороннюю стратегию, направленную на подрыв авторитета Путина и приход к власти послушного неолиберального клона, подобного Ельцину. Российские НГО, оплачиваемые из фондов США и действующие в интересах ЦРУ, организовали серию акций протеста против властей. Либеральные российские партии агрессивно вели свои пропагандистские и избирательные кампании. Спонсируемый США Центр Карнеги, печально известное предприятие по производству лживых стереотипов, стало поставлять пропагандистскую заразу, демонизируя Путина как «авторитарного политика», обличая его «политическое преследование» диссидентов-олигархов и «возврат к командной экономике времен Советской власти».

В 2014 г. наступление Запада с целью полной изоляции, блокады и подрыва независимости российского государства вступило в решающую фазу. США финансировали и организовали государственный переворот, который сверг президента Украины Януковича, сопротивлявшегося превращению своей страны в послушный придаток ЕС и НАТО. Вашингтон поставил у власти марионеточный режим, проводивший отрыто враждебную политику по отношению к России и русскоязычным гражданам Украины, проживающим на Юго-Востоке страны и в Крыму. Осуждение Россией переворота в Киеве и поддержка федералистов на Юго-Востоке и в Крыму послужили предлогом для введения Западом полномасштабных санкций с целью подрыва нефтяной отрасли, промышленности и в целом экономики России.

Стратеги из Вашингтона и Брюсселя разорвали прежние соглашения с правительством Путина и постарались настроить российских олигархов против президента, угрожая заморозить и конфисковать их банковские вклады на Западе (в том числе тайные счета в оффшорах и недвижимость). Российские государственные нефтяные компании, участвующие в совместных предприятиях с западными ТНК «Шеврон», «Эксон» и «Тоталь», были неожиданно для них лишены возможности выхода на западные рынки капитала и услуг.

Совокупный эффект десятилетнего наступления Запада, кульминацией которого стали жесточайшие санкции, состоит в том, чтобы вызвать экономический спад в России, подорвать валюту (рубль в 2014 г. упал более чем на четверть), резко взвинтить цену импорта и нанести удар по российскому потребителю. Российские предприятия, зависимые от западного оборудования и запчастей, а также нефтяные компании, нуждающиеся в западной технологии для продвижения на арктический шельф, уже почувствовали всю силу удара, нанесенного, якобы, в ответ на «упрямство и твердолобость Путина».

Несмотря на краткосрочный успех войны США и ЕС против российской экономики, администрация Путина пользуется по-прежнему высокой популярностью среди избирателей, с рейтингом, превосходящим 80%. Прозападная оппозиция не имеет никаких перспектив прихода к власти. Однако политика санкций и окружения России кольцом военных баз НАТО и марионеточных режимов, вскрыла слабости и уязвимые места страны.

Уязвимые места: пределы власти Кремля в восстановлении суверенитета

После эпохи разбоя, для выхода из полномасштабного кризиса правительство России выбрало сложную стратегию.
Было введено различие между «политическими» и «экономическими» олигархами: последние включали тех, кто соглашался сотрудничать с государством в восстановлении экономики и вписаться в довольно широкие рамки, очерченные властью. Они сохраняли огромную экономическую власти и фантастические доходы, но отказывались от политических игр. Взамен «экономическим» олигархам позволили сохранить их грабительски созданные финансовые империи. Те же олигархи, которые стремились к политической власти, покупали политиков во времена Ельцина, стали объектом тщательного расследования — некоторых лишили части награбленных богатств, некоторых привлекли к уголовной ответственности за совершенные преступления (от неуплаты налогов, незаконного перевода средств за рубеж до убийств соперников и оппонентов).

Вторым направлением российской политики стало сотрудничество с западными странами, но на условиях равноправных партнеров на мировом рынке, в отличие от роли сырьевого придатка при Ельцине. Россия стремилась к тесной интеграции с США и ЕС для того, чтобы максимально гарантировать безопасность страны и сфер ее влияния. С этой целью на территории России были предоставлены военные базы и линии снабжения для вооруженных сил США и ЕС, участвовавших во вторжении и оккупации Афганистана, не было возражений против санкций Запада в отношении Ирана. Кремлю пришлось молча признать вторжение и оккупацию Ирака, несмотря на давние экономические и политические связи с Багдадом. Россия вошла в число пяти стран-«наблюдателей» в Палестино-Израильском конфликте и переговорах, которые Вашингтон провел в русле односторонней поддержки Израиля. Российские власти даже дали «добро» на бомбардировку Ливии авиацией НАТО, наивно полагая, что это будет ограниченная, «гуманитарная интервенция».

В результате молчаливого согласия с агрессивной экспансионистской политикой Вашингтона и НАТО, во взаимоотношениях с Западом выиграли российская торговля, инвестиции и финансы. Российские фирмы стали заметными игроками на рынках капитала, западные инвесторы пришли на российскую фондовую биржу, ТНК стали организовывать совместные предприятия. Нефтяные и газовые компании процветали.

Третьим компонентом российской стратегии стало восстановление (ре-национализация) стратегических отраслей нефте- и газодобычи. Путем покупки, проведения финансовых аудитов и конфискации компаний, находившихся в собственности гангстеров-олигархов, удалось добиться успеха в установлении контроля над этими секторами экономики. Государственные компании стали создавать совместные предприятия с западными нефтяными гигантами и резко увеличили выручку от экспорта в годы наивысшего спроса на энергоносители. В десятилетие беспрецедентного роста цен на нефть, колоссальными темпами возрастал импорт в Россию — от продуктов питания до изысканных драгоценностей и роскошных автомобилей. Правительство смогло консолидировать россиян, поддерживающих его, но в то же время усилило зависимость России от западных рынков.

Торговая экспансия и экономическая интеграция России была всецело ориентирована на рынки Европы и США, игнорируя Китай, Азию и Латинскую Америку.

Концентрация на западном направлении привела к начальному тактическому успеху, но затем обнажила стратегическую уязвимость России. Первые признаки этой уязвимости стали очевидными, когда Запад начал поддерживать коррумпированных олигархов в их борьбе против Путина, демонизировать в средствах массовой информации российское законодательство и судебную систему, которая привлекала к ответственности таких гангстеров, как Михаил Ходорковский. Наряду с этим Запад стал оказывать финансовую и политическую поддержку неолибералам ельцинской эпохи в их борьбе против «Единой России» и ее кандидатов. Стало ясно, что усилия Путина по восстановлению российского суверенитета пришли в столкновение с планами Запада по сохранению вассальной зависимости России. Запад всячески противопоставлял ельцинский «золотой век» неограниченного грабежа и господства — путинской эпохе независимой и динамично развивающейся России, методично вбивая в головы обывателей негативный имидж российского президента как «человека из выкинутой на свалку советской эпохи, кэгэбэшника» и проч.

До войны Грузии против Южной Осетии там прокатилось несколько «оранжевых революций», на которые Москва никак не отреагировала. Так же, как и до государственного переворота на Украине там было несколько таких же «майданов», и тоже с нулевой реакцией Кремля. Вашингтон и Брюссель интерпретировали примиренческую позицию как очевидный признак слабости и приступили к новым атакам на союзников Москвы, подбираясь к самой границе России. Они поставили в качестве стратегической задачи установить полный контроль над Украиной, лишить Россию военной базы в Крыму, превратить Украину в восточный аванпост НАТО, ликвидировать традиционные экономические и культурные связи между Восточной Украиной и Россией. Переворот был профинансирован Западом, а неонацистские банды стали его ударной силой. Киевская хунта организовала захватническую войну против демократических федералистских сил на Юго-Востоке Украины.

Когда Путин осознал грозящую опасность, его правительство признало результаты референдума о воссоединении Крыма с Россией и стало оказывать поддержку федералистам на Востоке Украины. Запад использовал слабости российской экономики, проистекавшие из принятой властями модели экономического развития, и ввел санкции, направленные на нанесение максимального ущерба экономике.

Переосмысление путинского стратегического подхода

Слабости принятой Россией экономической и политической стратегии состоят: 1) в зависимости от ориентированных на Запад «экономических» олигархов при проведении политики экономического роста России, 2) в законодательном признании «необратимости» итогов ельцинской «приватизации», 3) решении сконцентрироваться на торговле с Западом, долгое время игнорируя китайский рынок, 4) упоре на экспорт нефти и газа, вместо того, чтобы развивать диверсифицированную экономику, 5) зависимости от своих «союзников» — гангстеров ельцинской эпохи, ставших «олигархами», при их полном невежестве в сфере реального производства, отсутствии технического и финансового опыта, каких-либо концепций развития экономики. В отличие от китайских олигархов, российские всегда зависели от западного рынка, западных финансовых и технических экспертов, западной технологии и никогда ничего не делали для вложения капиталов в экономику своей страны — для развития российских технологий и научных исследований, российского машиностроения и обрабатывающей промышленности, подъема производительности труда.

В условиях западных санкций «союзники»-олигархи являются самым слабым звеном при организации эффективного отпора агрессии. Они оказывают давление на правительство, побуждая его к уступкам в пользу Вашингтона. В то же время они умоляют западные банки не распространять санкции на их счета и недвижимость. Они отчаянно борются за свое имущество в Лондоне и Нью-Йорке. И их главная надежда состоит в том, чтобы заставить президента и правительство отказаться от поддержки борцов за свободу на Юго-Востоке Украины и заключить сделку с киевской хунтой.

Все это высвечивает противоречивость стратегии сотрудничества с «экономическими» олигархами, которые согласились не выступать против властей внутри России, получив взамен полную свободу вывоза многомиллиардных капиталов за рубеж, покупки роскошных имений в Лондоне, Париже и на Манхэттене, установления тесных отношений с западными «партнерами» и «коллегами». В итоге они теперь представляют собой «пятую колонну» нынешних врагов России. Тактический начальный успех в «укрощении» олигархов с целью обеспечения роста и стабильности экономики превратился в стратегическую слабость при защите страны в условиях нынешней экономической войны.

Законодательное закрепление «необратимости» итогов ельцинской «приватизации» привело в свое время к некоторой стабилизации обстановки, но в итоге завершилось массовым «бегством капиталов» за рубеж, что лишило страну средств, которые были крайне необходимы для обеспечения экономической независимости. В настоящее время возможности правительства по развитию экономики весьма ограничены, и это вызвано отсутствием государственного контроля и мощного государственного сектора в экономике.

Правительству сейчас предстоят тягостные переговоры с олигархами, уговоры пойти на определенные уступки — а ведь они так привыкли получать от государства различные «лакомые куски», субсидии, помощь и миллиардные «откаты» от государственных контрактов. Более того, по мере того, как будет возрастать давление на олигархов со стороны западных банков, которые будут требовать срочного возврата долгов, отказываться от предоставления кредитов, российская экономическая «элита» станет угрожать государству объявлением банкротств, сворачиванием деятельности и массовыми увольнениями работников.

Рост агрессивности Запада по отношению к России, создание по границам сети военных баз, печальный опыт уступок Югославии и других стран в предыдущие десятилетия, должны убедить Путина в том, что односторонние уступки Западу не приведут к нормализации отношений. Вашингтон и Брюссель не остановятся, пока не поставят Россию на колени и не разделят ее на мелкие «карманные» государства.

Вместо того, чтобы оказывать поддержку очередным войнам и агрессиям США и НАТО, надо заниматься своей экономикой, переориентировать ее на страны Азии, главным образом, на Китай, Латинскую Америку. Нынешние попытки обнадеживают, хотя время во многом упущено — надо было активно заниматься этим в предшествующие 15 лет. Еще с десяток лет потребуется, чтобы развернуть в эту сторону российскую экономику, захваченную бездарными олигархами и клептократами, чудовищными реликтами ельцинской эпохи.

С закрытием для России западных рынков, страна вынуждена развернуться в сторону Азии и Латинской Америки. Однако стратегия правительства по-прежнему зависит от экспорта нефти и газа, а нынешние «бизнес-лидеры» неспособны модернизировать экономику, производить конкурентоспособные товары, переоснастить устаревшую технологию, выйти на новые рынки и завоевать их. Они не строили свои «империи», начиная с низов — они просто захватили лакомые куски общественной собственности и прирастили капиталы за счет протекции со стороны чиновников, «откатов» от государственных контрактов. А правительство сейчас тщетно пытается направить их на поиски альтернативных рынков, заняться инновациями, конкурировать с западными технологиями и заменять западное оборудование на отечественное.

Это бесполезно. Нынешние российские олигархи это не предприниматели в прямом смысле этого слова. Они — рантье, паразиты, живущие за счет «навара» с захваченных капиталов, подельники по разбою и грабежу, ориентированные на Запад. Хотя после кровавых «разборок» со своими соперниками в гангстерских войнах 90-х годов они сколотили свои «империи», наняли специалистов по пиару, которые отполировали их имидж, а также экономических консультантов, которые занимаются их инвестициями, никто из них не продемонстрировал каких-либо талантов к технологическому развитию своих компаний, к росту их конкурентоспособности. Напротив, они полностью зависели и зависят от импорта оборудования и технологий с Запада, а также от субсидий и «помощи» со стороны путинского правительства.

Эти «капиталисты» кардинальным образом отличаются от китайских государственных и частных предпринимателей, которые закупили и переняли технологии из США, Японии, Тайваня и Германии, улучшили их и преуспели в производстве высокотехнологичной и конкурентоспособной продукции. В России же, после введения западных санкций, экономика оказалась не готовой к импортозамещению, и правительство вынуждено заключать торговые соглашения с Китаем и другими странами на прежних условиях — поставки туда сырья, нефти, газа и импорта оттуда в Россию готовой продукции.

Главным стратегическим упущением в экономической стратегии последнего десятилетия является решение сконцентрироваться на экспорте нефти и газа на Запад в качестве «локомотива» экономического развития. Это привело к зависимости экономики от динамики мировых цен на экспортируемую нефть и импортируемые готовые изделия. США и ЕС использовали «до последней капли» эту зависимость от цен и поставки в Россию технологии и оборудования для добычи энергоносителей.

Политика российских властей базировалась на идее интеграции с Западом, а также усиления сотрудничества и политических связей со странами НАТО. Эти идеи оказались ложными: США и ЕС в тактических целях допускали некоторые «поблажки», но только на условиях односторонних уступок от России — включая принесение в жертву ее традиционных союзников на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке и Закавказье. Как только Россия попыталась заявить о своих интересах, Запад моментально «показал зубы», заняв агрессивную и конфронтационную позицию.

Стоило Москве заявить о своем отрицательном отношении к государственному перевороту в Киеве, целью Запада сразу же стало свержение нынешней российской власти. Необходимо признать, что наступление против России не является преходящим явлением: это начало длительной, напряженной экономической и политической борьбы.

Несмотря на уязвимые места, в России достаточно ресурсов и возможностей для сопротивления, защиты национальной безопасности и развития экономики.

Заключение: Что делать?
Прежде всего необходимо многостороннее, диверсифицированное развитие экономики: надо перейти к самостоятельной обработке сырья, производству готовой продукции и заместить местным производством импорт с Запада. Хотя перемещение маршрутов торговли с Запада на китайское направление само по себе является позитивным явлением, оно не должно копировать предшествующую схему экспорта сырья, нефти и газа в обмен на готовую продукцию.

Правительство должно установить действенный контроль над банковской сферой, внешней торговлей и стратегическими отраслями экономики; прекратить двусмысленную, вызывающую недовольство народа, поддержку олигархов; искоренить паразитическое поведение нынешнего класса псевдо-капиталистов. Правительство должно найти опору не среди олигархов и «эффективных менеджеров», а среди технократов, не рантье, а предпринимателей, не спекулянтов, а производителей. Иными словами оно должно перейти к национальному, общественному и производительному характеру развития экономики. Сейчас недостаточно получать заверения от олигархов в преданности путинскому режиму. Они уже достаточно продемонстрировали свою суть в выкачивании капиталов из России, переводе их за рубеж и давлении на правительство в условиях западных санкций.

Правительство должно признать имперскую угрозу, исходящую от Запада, и насущную необходимость всемерного ограничения власти олигархов и установления государственного контроля над экономикой. Администрация Путина помогла России выбраться из пропасти, внушила россиянам чувство собственного достоинства и самоуважения, завоевала на свою сторону множество союзников за рубежом благодаря стойкому сопротивлению агрессии Запада на Украине. Продолжая этот путь Кремлю необходимо отсечь раковую опухоль ельцинской клептократии, перейти к индустриализации, полноценному развитию экономики на базе науки и новейших технологий.

Россия может создать суверенное, демократические и антиимпериалистическое государство. Президент Путин пользуется поддержкой большинства народа; в стране достаточно образованных и квалифицированных кадров; на стороне России Китай и союзники по БРИКСу; у российского президента вполне хватает энергии и воли для осуществления этого перехода. Сумеет ли он в этих условиях остаться на высоте своей исторической миссии или же капитулирует перед угрозами, исходящими от разлагающегося Запада — покажет уже ближайшее время.

Перевод: Николай Иванов

Полную версию статьи читайте на сайте Национальный Контроль

Биографическая справка
Джеймс Петрас — профессор социологии Университета Бингхэмптона (штат Нью-Йорк), автор многочисленных монографий и статей, посвященных международной политике. Среди его недавних книг: «Развенчание глобализации: империализм XXI века», «Кризис Системы», «Сионизм, милитаризм и закат американского могущества», «Власть Израиля в Соединенных Штатах», «Динамика социальных изменений в Латинской Америке».

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you're reading it on someone else's site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.



13.11.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх