Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Волонтер «Евгэн»: «Я понял, что помогать защитникам Новороссии, ее настрадавшимся женщинам и детям – мое призвание»

Волонтер «Евгэн»: «Я понял, что помогать защитникам Новороссии, ее настрадавшимся женщинам и детям – мое призвание»



Александр Чаленко, обозреватель «России сегодня», специально для «Русской весны»

Интервью с волонтером с позывным «Евгэн», который занимается сейчас поставками гуманитарной помощи в бригаду одного из лидеров ополчения «ЛНР» Алексея Мозгового, – о том, почему он этим занимается и в чем сейчас нуждается Новороссия.

– Евгений, как вы стали волонтером? Когда это произошло?

– Такое решение я принял в конце мая – начале июня после того, как 9 мая увидел по телевидению, как Нацгвардия в Мариуполе стреляет в мирных жителей. Люди вышли на демонстрацию. С флагами. А нацгвардейцы их начали расстреливать.

Вот после этого я и понял, что просто так сидеть дома и смотреть телевизор больше невозможно.

– Я знаю, что вы служили в Афганистане, воевали добровольцем в Сербии. А почему теперь решили не воевать, а идти волонтером?

– Последние 10 лет я работал менеджером в Ростове-на-Дону. У меня за это время наработались и связи и такие навыки, что я могу куда надо поехать и о чем надо договориться. Например, о поставках.

У меня уже сложился круг знакомых директоров и менеджеров, с которыми можно прийти и нормально поговорить. В итоге люди могут выделить какую-то реальную помощь Новороссии.

К тому же мне помогает моя 78-летняя мама. Мы живем вместе, она у меня бывший директор советской школы. Учитель химии и биологии. Она меня и воспитала в соответствующем духе: надо всегда помогать людям.

Пока меня нет, пока я в Новороссии, она обходит окрестные предприятия и магазины, просит помочь. Кто-то отказывает, а кто-то, наоборот, помогает.

– То есть вы решили, что волонтерская работа сейчас нужнее?

– Да. Там нужны продукты, там проблема с питанием. Там постоянные перебои с поставками.

А начал я свою волонтерскую работу с помощи обычным людям Донбасса. Когда они в июне стали бежать из Луганской Народной Республики, спасаясь от обстрелов украинской артиллерии, спасаясь от войны, от карателей, я приехал на теперь уже российско-новороссийскую границу на пропускной пункт «Изварино». Обращался к женщинам, предлагал им свою помощь: «Не надо ли вас подвезти до вокзала? Довезти до города, на железнодорожный вокзал, на автовокзал? Бесплатно». Я возил женщин и детей или в Каменец-Шахтинский, или на узловую станцию Лихая в Ростовской области. Она ближе всего – 35 км.

Кого не успевал отвезти, приглашал к себе: на одну ночь или на две. У нас дома с мамой останавливались и двое, и четверо, и шесть человек. Совершенно чужие люди. А на следующий день я их отвозил и сажал или на поезд, или на автобус.

– И сколько перевезли таким образом?

– Человек 40. Деньги, разумеется, я ни с кого не брал.

– И после этого и решили возить гуманитарку?

– Да. Первый груз я купил на свою пенсию. На 5 тысяч рублей. Крупы, макароны, майонез, сырки. Получилось 12 ящиков. Загрузил к себе в машину и поехал.

– А почему вы решили возить продукты именно в бригаду Алексея Мозгового?

– Я увидел, что этот человек болеет за народ, за идеалы Русского мира, за идеалы мира Православного, за Новороссию. Человек все-таки воевал за Игоря Стрелкова. Это для меня о многом говорит.

Первую свою гуманитарную помощь я повез ему в луганский город Алчевск.

– Когда в первый раз везли помощь, были ли проблемы на границе и в дороге?

– Проблем не было. Просто ополчение Луганской Народной Республики уже 15 июня, когда я отправился в путь, контролировало границу на 4-5 погранпереходах. Поэтому у меня не было проблем с украинскими пограничниками, которые не пускали на Украину граждан мужского пола до 60 лет.

Заехал свободно. Спрашивал на блокпостах, как доехать. А когда до Алчевска добрался, просто спросил на первом блокпосту: «Где находится штаб?». Так и приехал в штаб к Мозговому.

Там у меня проверили документы. Пришлось подождать несколько часов. Когда к штабу подъехал Алексей Борисович на своей машине, то ему сказали: «Вот человек из Ростова, привез продукты». И он сам ко мне пришел познакомиться. Пожали руки, поздоровались. Поговорили. Я объяснил, что хочу возить помощь. Постараюсь, говорю, это делать каждую неделю. Укажите мне, куда я ее должен сдавать.

Мне подсказали, дали сопровождающего. Довезли до главного склада. И стал я в итоге возить туда помощь регулярно.

Все то, что я получаю от граждан России или со своего города, я заношу в прошнурованную тетрадь, чтобы было видно, кто и что мне передал. Уже по приезде мне ставят в нее печать, что я все это передал. Печать бригады «Призрак».

– А бизнесмены, которые хотят помочь – они вам звонят или вы к ним обращаетесь?

– Я ж работал менеджером на заводе. Из-за того, что занялся волонтерской работой, четвертый месяц там не работаю. Реально много времени занимает встретиться, обзвонить, купить продукты, отвезти.

Так вот, у меня уже давно сложился круг общения. Я многим позвонил и сообщил, что у меня есть такая возможность – возить помощь в ЛНР.

Плюс к этому киевский журналист Сергей Рулев, который вынужден был уехать из-за преследований из столицы Украины и поселиться в Ростове-на-Дону, снял несколько видеороликов обо мне. Я там назвал свой номер телефона. Люди, посмотревшие ролик, стали мне звонить – неделю два-три человека. Иногда предлагают деньги, а иногда просто приглашали на предприятия.

Вот на днях заехал на кондитерскую фабрику, где мне дали 25 ящиков печенья. При этом хозяин фабрики сказал, что даст хоть 50 ящиков. Я ему отвечаю: «Спасибо, но у меня все не влезет в машину».

Люди, как только слышат фамилию и имя Алексея Мозгового, название его бригады «Призрак», говорят: «Помогу без вопросов, даже не буду спрашивать, чего там и как».

– А какие продукты в основном передают?

– Печенье, крупы, кофе, чай, майонез, кетчуп, подсолнечное масло.

–Я знаю, что вы хотели вступить в бригаду к Мозговому, чтобы воевать. Это правда?

– Да, хотел. Но мне отказали, сказав: «Вот то, чем ты сейчас занимаешься, у тебя хорошо получается, и это приносит не меньше пользы. Так что занимайся гуманитарной помощью».

– А много вам известно в России людей, которые занимаются гуманитаркой?

– Есть в Балашихе люди. Я с ними общаюсь. Иногда они ко мне обращаются за помощью, как довезти. Есть в Крыму – в Симферополе. Есть в городе Гуково Ростовской области. Есть в городе Донецке Ростовской области. Лично я знаю 5-6 человек, которые регулярно занимаются гуманитаркой.

– Обмениваетесь с ними опытом?

– Ну да, пишем друг другу, как проехать, какие там проблемы, какие конфликты в дороге возникают.

– То есть все-таки бывают у вас в дороге конфликты?

– Конфликты бывают только на границе. При ее пересечении. Конфликты с российской таможней. Иногда понимают, что ты везешь помощь для пенсионеров и детей, а не коммерческую партию для того, чтобы продавать. А иногда не понимают. У меня были случаи, когда и заворачивали. Например, на КПП «Гуково». А были случаи, когда держали по два-три часа, намекая на «непонятные обстоятельства».

– На взятку?

– Ну, я ж говорю «на непонятные обстоятельства». В итоге, после долгих препирательств и моих заявлений: «Я отсюда никуда не уеду. Или отбирайте все бесплатно, или пропускайте», – пропускали. Плюс к тому же я показываю документы, которые мне выдал Алексей Мозговой, в которых говорится, что я являюсь его представителем по сбору гуманитарной помощи в Ростовской области, и он просит оказывать мне всяческое содействие. Вот это как-то помогает, но не сразу – 2-3 часа приходится стоять…

– Я знаю, что вы помогаете не только бойцам Мозгового, но и роддому в Краснодоне.

– О существовании этого роддома и его проблемах я узнал, когда уже в седьмой раз возвращался домой – после того, как отвез гуманитарку в Алчевск.

Узнал об этом в Луганске. Еду, а на дороге голосует женщина: «Подвезите до Краснодона». Пожалуйста. Садится. По дороге рассказала мне, что весь коллектив роддома в 35-40 человек не получает никакой зарплаты. Питание такое: двое суток дежурят, раз в сутки их кормят. Каша, подсолнечное масло, чай с сахаром и хлеб. В общем, денег нет, питание только на работе. Не дают никаких пайков продовольственных для дома. Они все выживают, как могут.

Есть проблемы и у тех, кто там лежит: не хватает памперсов (на 99%), не хватает детского питания. Приносят родители и то только те, у кого есть для этого материальная возможность. А таких на пять человек один или два.

Решил и туда помощь привезти. Я неделю назад только там был. Познакомился с людьми в роддоме. Услышал все от них «своими словами». Теперь в течение недели я и журналист Сергей Рулев собираемся отвезти туда продукты и все, что они попросили.

– А что именно?

-Они просили памперсы. Единичку (размер). Разные крупы, в том числе побольше овсяной. Орехи. Они нужны, чтобы их добавлять в кашу роженицам, поскольку они питательные. Просили разные детские смеси для малышей до 2 лет. Еще раз, основное: памперсы, детские смеси, овсянка и орехи. А просто продукты – это для сотрудников: врачей и медсестер.

– А обстрелы, какие-то нестандартные ситуации в дороге были?

– В дороге не было. Единственное, что на постах предупреждают, что были какие-то участки, куда выходили диверсионные группы со стороны Украины. Дней пять назад, я знаю, одну из таких групп поймали. Она обстреливала и убивала именно водителей. Там снайпер был.

– Кроме питания, одеждой помогаете?

– Были случаи, когда муж и жена из Петербурга позвонили, сказали, что могут помочь Алексею Мозговому. Адресно. «Мы привезем вам 100-150 зимних берцев и 100-150 тельняшек». Примерно через 10 дней они приехали на своей машине из Питера, проехав две тысячи километров!

Я задал им вопрос: «Говорить ли о вас? Указывать фамилию, имя, отчество?». Они категорически сказали нет: «Нам никакой рекламы не надо». Просто пожали руку и уехали. Я все это – берцы и тельняшки – теперь партиями потихоньку отвожу в Новороссию. Добавляю к продуктам.

– Вы чувствуете, что то, чем вы занимаетесь, это миссия?

- Я чувствую, что оказывать помощь защитникам Новороссии, всем этим настрадавшимся русским людям – женщинам и детям. И это мое призвание. Мы, русские, должны помогать друг другу. Как бы это громко и пафосно не звучало, но это наш долг. Его я осознал, когда ехал по разбомбленным дорогам моей родины. Я ведь родился на границе Харьковской и Белгородской областей, поэтому и позывной у меня такой – украинский. «Евгэн». Евгений по-русски.

Я родился на Слобожанщине, поэтому считаю, что Новороссия – это и моя Родина.

P.S. Если кто-то хочет оказать гуманитарную помощь или Краснодонскому роддому, или бойцам бригады Мозгового можно связаться с Евгэном по телефону по телефону +7 (952) 584-15-81

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you're reading it on someone else's site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.



14.11.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх