Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Неофеодализм в западной науке

Неофеодализм в западной науке



На Западе происходит жесткая монополизацию точного знания в руках закрытых олигархических структур. Легенда о Великом инквизиторе уже стала европейской реальностью. С каждым годом местная гедонистическая чернь утрачивает доступ к последним источникам разума.

Предлагаем вашему вниманию статью британского автора о состоянии европейского образования, которая многое объясняет в целях и задачах российских реформаторов советской школы. Русские также стоят в шаге от глобальной экспроприации знания, которая превратит не только науку, но и, вообще, учебу в привилегию господ.

Помещики в науке. Как научные издания получили феодальные права?

Какие капиталистические акулы Запада самые зубастые? По сравнению с кем монополизм WalMart’а[1] выглядит безобидным продуктовым магазинчиком, а Руперт Мёрдок[2] — социалистом? Ни за что не угадаете. Вам на ум может прийти много вариантов, но я имел в виду не банки, нефтяные или страховые компании, а — минуточку внимания — научные издательства. Этот бизнес может вам показаться застоявшимся и не очень перспективным. Не тут-то было. Из всех корпоративных афер именно их рэкет требует самого быстрого вмешательства антимонопольных служб.

Все сходятся во мнении, что общественность надо приобщать к научному знанию. Без современных знаний мы не можем принимать взвешенных демократических решений. Но издательства закрыли знания на замок и повесили табличку «Вход строго воспрещен».

Вам может быть не по душе, что Руперт Мёрдок взимает 1 фунт стерлингов за суточный доступ к газетам Times и Sunday Times. Но вы, по крайней мере, можете за сутки прочитать и скачать сколько угодно статей. Прочтение же одной публикации издательства Elsevier стоит 31,5 доллар[3]. Издательство Springer берет почти 35 евро за статью[4], Wiley-Blackwell — 42 доллара[5]. Хотите прочитать десять — десять раз и заплатите. И эти журналы сохраняют авторские права навечно. Желаете прочитать старую публикацию 1981 года? Заплатите 31 доллар 50 центов[6].

Можно, конечно, сходить в библиотеку (если она ещё не закрылась). Но библиотеки теперь тоже под бременем таких астрономических цен. Средняя стоимость годовой подписки на журнал по химии составляет 3 792 доллара[7]. Некоторые журналы стоят более 10 тысяч в год. Самые дорогие попадавшиеся мне журналы у издательства Elsevier — Biochimica и Biophysica Acta — по 20 930 долларов[8]. Хотя библиотеки серьёзно сократили подписку на журналы, чтобы свести концы с концами, расходы на них нынче составляют 65% их бюджета[9], что приводит к сокращению закупок книг. Издержки на журналы — это существенная часть расходов университетов, которые перекладываются на студентов.
Мёрдок оплачивает работу своих журналистов и редакторов, и его компании создают большую часть используемого ими материала. Научные же издательства получают статьи, услуги референтов и даже значительную часть редакторских услуг бесплатно. Публикуемый материал заказывается и оплачивается всеми нами, через государственные исследовательские гранты и научные стипендии. Но чтобы увидеть его, мы обязаны еще раз серьёзно раскошелиться.

Прибыли в этом бизнесе колоссальные: в прошлом году, например, рентабельность Elsevier составила 36% (724 миллиона фунта стерлингов из 2 миллиардов дохода)[10]. Это результат жесткой монополизации рынка. Издательства Elsevier, Springer и Wiley, поглотившие многих бывших конкурентов, теперь публикуют 42% статей[11].

Более того, университеты вынуждены покупать их продукцию. Научные статьи публикуются только в одном месте, и научные работники обязаны их прочитывать, чтобы следить за развитием исследований. Спрос не эластичен, конкуренция отсутствует, потому как один и тот же материал не может публиковаться в разных журналах. Во многих случаях издательства обязывают библиотеки закупать сразу целый набор журналов, желают они того или нет. Совершенно не удивительно, что величайший аферист Роберт Максвелл[12] заработал немалую часть своего состояния именно на научных изданиях.

Издательства утверждают, что они вынуждены устанавливать такие цены для покрытия затрат на печать и распространение и что их вклад в конечный продукт значителен (по словам Springer), так как они «разрабатывают бренды журналов и развивают цифровую инфраструктуру, которая произвела революцию в обмене научными результатами за последние 15 лет»[13]. Однако анализ, проведенный Deutsche Bank, привел к иным выводам. «Мы убеждены, что вклад издательств в процесс публикации невелик… Если бы их операции действительно были такими сложными, дорогостоящими и ценными, как они утверждают, рентабельность 40% была бы невозможна». Вместо того, чтобы способствовать распространению научных достижений, большие издательства препятствуют ему, задерживая публикацию порой более чем на год[14].

То, что происходит, — это чистой воды капитализм рантье: монополизация общественного ресурса и взвинчивание цен. Также вполне уместен термин «экономический паразитизм». Для получения знаний, за которые мы уже заплатили, мы становимся заложниками помещиков от академии.
Худо приходится исследователям, но еще хуже непосвящённым.

Я отсылаю читателей к научным публикациям, следуя принципу, согласно которому должны указываться источники утверждений. Читатели же отвечают, что им не по карману оценить, правильно ли я привел утверждения из источников. Независимые исследователи, которые пытаются следить за важными разработками, вынуждены выкладывать тысячи[15]. Это не что иное, как налог на образование, удушение общественной мысли. Имеем также нарушение Всеобщей декларации прав человека, в которой говорится: «Каждый имеет право свободно… участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами»[16].

Открытые ресурсы, вопреки ожиданиям и наличию нескольких замечательных источников, вроде Public Library of Science и базы данных по физике arxiv.org, не потеснили монополистов. В 1998 году журнал The Economist, проведя обзор возможностей, предоставляемых электронными издательствами, высказал прогноз: «Дни сорокапроцентной рентабельности могут вскорости кануть в Лету вслед за Робертом Максвеллом»[17].

Но к 2010 году рентабельность Elsevier (36%) не изменилась по сравнению с 1998 годом[18].
Причина в том, что крупные издательства захватили журналы с наибольшим коэффициентом воздействия, публикации в которых жизненно необходимы для получения грантов и продвижения карьеры[19]. Можно начать читать открытые ресурсы, но невозможно отказаться от закрытых.
Правительственные организации, за редким исключением, не вступают с ними в конфликт. Национальные институты здравоохранения в США требуют от всех получателей их грантов публиковать статьи в открытых ресурсах[20]. Но Исследовательские советы Великобритании (Research Councils UK), плодящие на тему открытого доступа сплошную филькину грамоту, «предполагают, что издательства сохранят дух своей нынешней практики»[21]. В этом можно не сомневаться.

В ближайшее время правительствам следовало бы обратить внимание антимонопольной службы на научные издательства и потребовать открытого доступа ко всем статьям, спонсируемым из государственных фондов[22]. В долгосрочной перспективе нужно совместно с научным сообществом разработать механизм исключения посредников и создать, по предложению Бьорна Брембса, единый всемирный архив научной литературы и данных[23]. Рецензирование могло бы проводиться независимой организацией. Она могла бы финансироваться библиотеками, чьи бюджеты пока что перетекают в руки частников.

Монополия на знания незаконна и представляет собой такой же анахронизм, как и Хлебные законы (английские законы о высоком налогообложении ввозимого зерна в интересах земельной аристократии, отменённые в 1846 году под давлением промышленного капитала). Так давайте же избавимся от паразитирующих помещиков и освободим науку, которая принадлежит всем нам.

Перевод с английского Льва Фотиева под редакцией Алексея Ведрова
С 1990 по 2000 год средние цены на журналы в области естествознания и технических наук, медицины и гуманитарных и социальных наук выросли на 123, 111 и 127% (это при том, что вообще индекс розничных цен за этот период вырос на 38%). С 2001 по 2006 год цены журналы в области социальных наук, естествознания, медицины, технических наук и гуманитарных наук выросли на 74, 46, 33, 63 и 68% (при росте индекса розничных цен на 15%). Такие цены порождают неравенство доступа, и даже не только между академическими и независимыми исследователями, но и между университетами. В Британии элитные университеты тратят на журналы 85 фунтов на студента, «новые университеты» — 32, а в Третьем мире расходы, конечно, ещё меньше.
(Pirie I. The Political Economy of Academic Publishing // Historical Materialism. — 2009. — Vol. 17, № 3)

Примечания
1. Самая крупная сеть супермаркетов в мире. — Прим. пер.
2. Медийный магнат, часто обвиняемый в использовании своей медиа-империи для пропаганды правой идеологии. — Прим. пер.
3. Были использованы цены следующих журналов издательства Elsevier: Journal of Clinical Epidemiology, Radiation Physics and Chemistry и Crop Protection, все стоят US$31.50. Статьи в четвертом журнале, Journal of Applied Developmental Psychology, стоят US$ 35.95.
4. Использованы цены следующих журналов Springer: Journal of Applied Spectroscopy, Kinematics and Physics of Celestial Bodies и Ecotoxicology, все по 34,95 евро.
5. Использованы цены следующих журналов Wiley-Blackwell: Plant Biology, Respirology и Journal of Applied Social Psychology, по US$ 42.
6. Использован архив издательства Elsevier, Applied Catalysis, где была проверена цена их первого издания в апреле 1981 года.
7. Bjorn Brembs, 2011. What’s Wrong with Scholarly Publishing Today? II.
8. http://www.elsevier.com
9. The Economist, 26th May 2011. Of goats and headaches.
10. The Economist, там же.
11. Glenn S. McGuigan and Robert D. Russell, 2008. The Business of Academic Publishing: A Strategic Analysis of the Academic Journal Publishing Industry and its Impact on the Future of Scholarly Publishing // Electronic Journal of Academic and Special Librarianship, volume 9, number 3.
12. Печально известный британский медиа-магнат, уличенный в финансовых махинациях. Умер в 1991 году. — Прим. пер.
13. Springer Corporate Communications, 29th August 2011. С просьбой о комментарии я связался с Elsevier по электронной почте, но ответа не получил.
14. Deutsche Bank AG, 11th January 2005. Reed Elsevier: Moving the Supertanker. Global Equity Research Report. Цит. по: Glenn S. McGuigan and Robert D. Russell, указ. соч.
15. John P. Conley and Myrna Wooders, 2009. But what have you done for me lately? Commercial Publishing, Scholarly Communication, and Open-Access // Economic Analysis & Policy, Vol. 39, No. 1.
16. Статья 27.
17. The Economist, 22nd January 1998.
18. Glenn S. McGuigan and Robert D. Russell, там же.
19. Glenn S. McGuigan and Robert D. Russell, там же.
20. http://publicaccess.nih.gov/
21. http://www.rcuk.ac.uk/documents/documents/2006statement.pdf
22. Дэнни Кингсли продемонстрировал, что конкретные детали условий предоставления доступа имеют огромное значение: http://theconversation.edu.au/how-one-small-fix-could-open-access-to-research-2637
23. Bjorn Brembs, там же.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you're reading it on someone else's site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.



19.11.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх