Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Дезертир ИГИЛ: «У меня появилось желание убивать»

Дезертир ИГИЛ: «У меня появилось желание убивать»



Абу Альмутана дезертировал из рядов боевиков Исламского государства не из-за невинно пролитой крови женщин и детей, не из-за ежемесячной платы в 150$ или жестких правил.

Причиной его решения стал приказ «эмира» Исламского Государства совершить массовое убийство таких же джихадистов, как и сам Альмутана, которые мародерствовали на территории Сирии под знаменем, отличным от зловещего черного флага боевиков халифата — сообщил FoxNews.com 27-летний сириец, признавший свое членство в террористической организации.

Альмутана, который уже успел отбыть свой срок в тюрьме, где он оказался, борясь с режимом Дамаска во время трехлетней гражданской войны, и который состоял в рядах Сирийской Аль-Каиды — Фронте Ан-Нусра, утверждал, что с легкостью убивал христиан, курдов и езидов, когда присоединился к смертоносной группировке боевиков.

«Если кто-то убьет Вашу семью, Вы тоже захотите убивать», — сообщил он FoxNews.com во время недавней тайной встречи, организованной в турецком городе Газиантеп, где на данный момент и скрывается дезертир.

Альмутана поведал, что его кровавый путь во имя Мухаммеда начался в его родной деревне недалеко от Ракки. Постоянные репрессии при правительстве президента Башара Асада приняли крутой поворот, когда в 2011 году началась гражданская война, и молодые люди на севере стали часто попадать в тюрьму и подвергаться беспричинным пыткам.

Альмутана вспоминает, как он провел 10 месяцев в сирийской тюрьме, где тюремщики вырывали ему ногти и срывали с него кожу. При этом он утверждает, что в отличие от других заключенных, которых избивали до смерти, ему еще повезло.

После освобождения он присоединился к Свободной сирийской армии (ССА) — группе мятежников, которая взяла в руки оружие против армии Асада, прежде чем джихадисты со всего мира заполонили территорию Сирии и превратили разрушенную войной страну во всеобщую кровавую бойню. Через несколько месяцев, Альмутана покинул ряды ССА и присоединился к Фронту Ан-Нусра — отделению Аль-Каиды, которое основалось на территории Сирии, чтобы помочь ССА освободить сирийский народ, но впоследствии союз этих организаций превратился в напряженный и беспокойный конфликт.

В то же время, ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта), как потом стало известно, начало набирать обороты и отправлять боевиков в Ирак, где ими уже были захвачены огромные участки территории, а также большое количество денег и оружия.

Вскоре после предсказуемого разделения ИГИЛа и Аль-Каиды образовалась армия, известная на данный момент как Исламское Государство, воюющее со всеми, в том числе и с ССА, Фронтом Ан-Нусра, армией Асада, этническими курдами и религиозными меньшинствами по всей Сирии.

Через четыре месяца после того, как Альмутана присоединился к Ан-Нусра, его батальон был разгромлен в кровавой битве с Исламским Государством. Около 2000 боевиков, в том числе Альмутана, просто перешли на сторону победителей.

«Я был счастлив перейти на сторону ИГИЛа. У них было больше всего денег и лучшее оружие, но только это и отличало их от других группировок», — сообщает дезертир.

Его новые командиры отправили его в удаленный тренировочный лагерь для новобранцев, где он в течение 40 дней обучался среди уже повидавших не одну битву иностранных боевиков, в том числе чеченцев и афганцев. В комнате спали по 10 человек, каждого могли разбудить в любое время для изнурительных тренировок, на которых их обучали ведению тактики и давали позывные имена, например как то, которым пользуется Амультана. «Платили нам около 150$ в месяц», — рассказывает он.

Именно во время этого обучения Амультана встретился с тысячами радикально настроенных западных боевиков, которые приехали в Сирию и Ирак, чтобы вступить в ряды Исламского Государства. Три француза и британец, с которыми он жил в одной комнате, постоянно посещали уроки арабского и усердно изучали Коран. Но от других их отличало ни что иное, как самая настоящая жажда крови.

«С самого первого дня они шутили, как будут отрубать противникам головы, заставляя их заплатить собственной кровью», — продолжал Альмутана.

Альмутана поведал, что в течение следующих 14 месяцев, он боролся на стороне Исламского Государства, сражаясь в основном с силами ССА. В это время их опорным пунктом стал город, который находился примерно в 100 милях к юго-востоку, между самопровозглашенной столицей Исламского государства — Раккой и городом Дейр-эз-Зор.
 
Бои под руководством ливийцев, как правило, были гораздо жестче и предполагали рукопашные схватки. Рейды проводились во главе с чеченцами, которые, по словам Альмутана, были лучшими бойцами Исламского Государства и без всяких сомнений умели хорошо спланировать бой и его тактику. И ливийцы, и чеченцы, изначально использовали волну террористов-смертников, которая помогала завоевывать территории, на которых боевики устанавливали мины и самодельные взрывные устройства.

Боевики веселились от того, что беспощадно убивали мирных жителей, и для того, чтобы совершить убийство, им не нужен был приказ.

«Они все были для нас врагами», — сказал Альмутана без какого-либо оттенка эмоций.

Он вспоминает, как после одной битвы боевики Исламского Государства взяли в плен 300 человек, в том числе женщин и детей. Они держали их в течение дня, а затем, посчитав обузой, убили в пустыне.

Чтобы посеять страх среди гражданского населения малых деревень, боевики Исламского Государства устраивали публичные обезглавливания. Горожане вместе со своими детьми выходили на главную площадь, чтобы посмотреть на убийства и поддержать боевиков, но скорее из страха, чем из солидарности. Альмутана рассказывает, что исламские боевики ввязывались в драку, споря, кому достанется роль палача, искренне веря, что это «приближает их к Аллаху». По этой же причине записаться в ряды смертников считалось особой привилегией.

Альмутана говорит, что массовые и жестокие убийства обеспечивали «особые» братские отношения по окончанию боя. Исламские боевики любили делиться друг с другом своими «подвигами», рассказывать о безымянных невинных жертвах, которые попадались на их пути и шутить о женщинах. Женщины, некоторые из которых попадали в рабство после захвата их деревень, а некоторые и сами были джихадистками, готовили победившим боевикам трапезу.

Тюрьмы Исламского Государства в Ракке были заполнены пленниками, которых пытали электрохлыстом, избивали палками и сжигали заживо. Но Альмутана говорит, что эти жертвы были членами террористической армии, которые нарушили ее суровые законы, запрещающие курение, непочтительное поведение во время молитвы или произношения имени Аллаха.

Переломным моментом для него стала битва за восточный город Маркада в марте прошлого года. Эта битва настроила боевиков Исламского Государства против ССА и Ан-Нусра. И, по словам Альмутана, в этой битве погибло намного больше 125 заявленных боевиков.

Битва за Маркаду, длившаяся на протяжении пяти недель, стала для Альмутана «незабываемой» и окончательно подтолкнула его к мысли о дезертирстве. Эта битва за седьмой и самый большой город Сирии стала для Исламского Государства критической, ведь боевые действия проходили через маршрут снабжения из Ирака. Исламское Государство все-таки захватило город, но в этой битве террористическая организация потеряла своего главнокомандующего и первого заместителя Исламского Государства Омара аль-Фарук аль-Турки и самопровозглашенного халифа Абу Бакр аль-Багдади.

«К концу битвы мы уже убивали всех и вся, в том числе женщин и детей в окрестных деревнях и тех, кто остался в городе», — рассказал Альмутану, но быстро добавил, что он не убил ни одного ребенка.

«Это было просто», — он добавил — «Это была не первая наша битва».

Сама битва, взятие в плен и убийство огромного количества боевиков Ан-Нусры рассеяли сомнения Альмутана. Он понял, что больше не борется против ненавистного режима Асада, а воюет с такими же джихадистами. Он сказал, что другие чувствовали то же самое, но отметил, что те, кто пытается покинуть ряды организации, легко заменяются иностранными боевиками, которые ежедневно прибывают на территорию Сирии.
Он решил бежать.

«Все очень боятся говорить о своих страхах или переживаниях, так как за этим может последовать немедленная смертная казнь», — поделился дезертир.

Армия террористов, в чьих рядах числится высшее руководство военной силы Саддама Хусейна, кишит шпионами, которые докладывают о каждом бойце, чья преданность организации может пошатнуться.

Альмутана попросил своего эмира, то есть командира, дать ему два дня в увольнение, чтобы съездить домой, после чего он поехал к границе с Турцией и растворился среди местного населения. Он прекрасно понимает, что произойдет, если его поймают бывшие товарищи по оружию.

«Наказание за дезертирство — смерть», — говорит Альмутана.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you're reading it on someone else's site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.



25.11.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх