Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Интервью с заключенной Савченко: «все следственные действия, которые надо мной проводят, — сплошной фарс, а все заявления — вранье»

Интервью с заключенной Савченко: «все следственные действия, которые надо мной проводят, — сплошной фарс, а все заявления — вранье»



Надежда Савченко — 33-летняя украинская летчица, старший лейтенант, штурман-оператор вертолета Ми-24 3-го отдельного полка армейской авиации Воздушных сил Украины — обвиняется Следственным комитетом РФ в совершении преступления по ч. 5 ст. 33 и по п.п. «а», «б», «е», «ж», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ (пособничество в убийстве двух и более лиц в связи с осуществлением служебной деятельности, общеопасным способом, по мотивам политической, идеологической, национальной ненависти, совершенное группой лиц), а также по ст. 322 УК РФ (незаконное пересечение границы РФ).

Конкретно Надежду Савченко обвиняют в пособничестве в убийстве сотрудников ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина. По версии следствия, Савченко определила координаты съемочной группы и передала их украинским военным.

Затем, используя эти координаты, 17 июня 2014 года неустановленные лица произвели минометный обстрел вблизи поселка Металлист под Луганском, в результате которого и погибли журналисты (на днях адвокаты Савченко сообщили, что они представили следствию официальные данные о сигналах с ее телефона, из которых ясно, что на момент обстрела российских журналистов Савченко уже была захвачена в плен представителями ЛНР).

19 июня в интернете появилась видеозапись допроса Надежды Савченко, где она прикована наручниками к трубе. 8 июля стало известно, что она находится на территории России в следственном изоляторе Воронежа. В сентябре ее этапировали в Москву в женское СИЗО-6.

В ноябре Надежда Савченко стала депутатом Верховной рады Украины VIII созыва от партии «Батькивщина».

Гражданка Украины, заключенная Надежда Савченко письменно ответила на вопросы «Новой газеты». А кроме того, к написанному добавила устные комментарии во время недавней встречи с ней обозревателя издания Елены Масюк (как члена ОНК) в СИЗО-6.

«Я пока еще какой-то заочный депутат»

— Почему вы решили баллотироваться в Верховную раду от партии «Батькивщина»?

— Можно сидеть и ныть, что во всем виновата власть, а можно — не бояться брать ответственность на себя. Хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам. Не могу с уверенностью обещать, что у меня все получится сразу и безукоризненно, но обещаю, что сделаю все сверх возможного, что в человеческих силах, чтобы Украина была свободным и сильным государством, а украинцы гордились своей самобытностью и самодостаточностью.

А «Батькивщина» — потому, что сепаратисты больше всего не хотели, чтобы именно Юлия Тимошенко пришла к власти. Они мне это говорили еще в Краматорске. А я не хотела, чтобы они разрывали Украину… Ну что же, теперь я пришла с этой партией. Будем искать взаимопонимание…

— Как вы выполняете свои депутатские обязанности из СИЗО-6?

— Да никак! Я пока еще какой-то заочный депутат.

— Юлия Тимошенко считает, что избрание вас депутатом Верховной рады Украины позволит вам выйти из московского СИЗО. Вы согласны с лидером «Батькивщины»?

— Я не могу быть в этом уверена, но хочется надеяться.

«До последнего украинца»

— Как вы оцениваете происходящее сегодня на Украине?

— Слышала анекдот: «Россия с Америкой будут воевать до последнего украинца». Горько смеялась, потому что не лишено правды.

— Как вы относитесь к тому, что вас называют самой храброй украинкой?

— У нас украинцы — все как на подбор храбрые. Я просто одна из своей нации. «Украинкой я родилась, украинкой и умру!» — есть у нас такая песня.

— Считает ли вы себя политзаключенной?

— Да. Военнопленным и политзаключенным. И только так.

— Почему вы пошли добровольцем в батальон «Айдар» в то время, как были действующим офицером Вооруженных сил Украины?

— Потому, что у меня в то время был отпуск, и я считаю преступлением — действующему офицеру гулять отпуск в то время, как народ идет защищать свою страну от врага. Это я давала присягу на верность своему народу и на защиту территориальной целостности Украины, а не наоборот.

— Протоирей Владимир Марецкий, настоятель Свято-Никольского храма в городе Новоайдар Луганской области, в интервью российским СМИ обвинил вас в том, что, когда он вместе с другими жителями Луганщины оказался в плену у Нацгвардии, то вы предлагали их «группу сдать на органы, чтобы заработать денег», а когда ваши коллеги якобы отказались их «сдать на органы», то вы предложили пленников расстрелять. Кроме того, по словам Марецкого, вы «подходили сзади и били мужчин по детородным органам». Что вы скажете на эти заявления Владимира Марецкого?

— Впервые этого священника (не может Божий человек так лгать) я увидела по телевизору, когда сидела в СИЗО-3 в Воронеже. Вживую его никогда не встречала и ничего подобного, что он рассказывает, ни с ним, ни вообще с каким-либо человеком не делала. Я солдат, а не маньяк-убийца, и у меня здоровая психика. В Институте Сербского это подтвердили.
Задержание

— Кто и как вас задерживал? Применяли ли силу против вас?

— Задерживали меня «ополченцы» незаконного вооруженного формирования батальона «Заря» в Луганской области в ходе встречного боя. Мы нарвались на засаду. Да, при задержании били прикладами автоматов, силой держали, обыскивали, мародерничали, кричали, что они меня, суку-снайпершу, по кругу пустят. Но это нормальная первичная реакция на войне. Потом остыли и обращались с пленными нормально. Зверьми они не были.

— Как вы прокомментируете заявление начальника управления по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны Следственного комитета России Александра Дрыманова: «Сотрудники полиции задержали Савченко, когда она с одним мужчиной ехала на такси по Воронежской области. Ее попутчик, как мы выяснили, никакого отношения к событиям на юго-востоке Украины не имел. А вот цель визита Савченко в нашу страну, которая пересекла границу как беженка, еще требует прояснения».

— Могу сказать, что все следственные действия, которые надо мной проводят, — это сплошной фарс, а все заявления — вранье! Они сами организовали мое похищение, об этом мне еще «ополченцы» в Луганске сказали. Уверена, что так они поступили не только со мной, а еще со многими украинцами, которых они точно так же похитили из Украины, поприкручивали их к фальсифицированным делам и заперли в российских тюрьмах.

— Тогда как вы оказались на территории России?

— Меня продали или обменяли на оружие и поддержку от России «ополченцы» батальона «Заря». Перевозили меня в наручниках с мешком на голове в продолжение 8 часов, шестью машинами под вооруженным конвоем.

(«Они обвиняют меня еще и по ст. 322, незаконное пересечение границы. Хотя бы эту хрень не вешали на меня!» — эмоционально в разговоре со мной восклицает Савченко. — Е.М.)

— Когда вас только задержали, вы сказали: «Меня не выпустят, меня убьют. Причем убьют ваши русские власти по тем обвинениям, которые мне приписывают». Вы по-прежнему так считаете?

— По теории вероятности на это всегда остается 50%. Один сепаратист в Луганске сказал: «Я договорился, тебя передадут в важную службу. Я сам там был. Только под них надо будет ложиться, и все будет хорошо». А следователь СК Д. Маньшин при первой встрече (в гостинице «Евро» в Воронеже, где меня держали под вооруженной охраной люди в масках и нелегально круглосуточно допрашивали в течение недели) сказал: либо мы сотрудничаем, либо, как он выразился, «небо в клеточку»…

(В камере у Савченко абсолютный порядок. Все аккуратно разложено по полочкам. Она много читает. В стопке книг на тумбочке и хроника Нюрнбергского процесса. Рядом лежат шахматы. Надежда говорит, что научилась играть сама с собой. Из пожеланий — елка на Новый год. Еще мечтает поговорить с сестрой на ее день рождения, который будет в январе. «Домой хочу — в Украину!» — восклицает Савченко. — Е. М.)

«Небо в клеточку»

— Применяли ли к вам физическую силу в СИЗО Воронежа?

— Ни в одном тюремном заведении, где я сидела в России, физическую силу ко мне никто не применял. Тюремщики просто выполняют свою работу. В Воронеже в СИЗО-3 — более вежливо, в Москве в СИЗО-6 — более жестко, но везде в рамках инструкций и законов РФ.

(Надежда говорит мне: «Заключенный не осужден, а его уже держат как скотину! Мой статус военнопленного не действует. Вы не возьмете мою жизнь, вы такие же смертные, как и я». — Е.М.)

— Как проходила судебно-психиатрическая экспертиза в Институте Сербского?

— От всех методов [исследования] я отказывалась. Врачи за мной просто наблюдали, изучали материалы дела и на основе этого написали заключение.

— Как к вам относятся в СИЗО-6? Оказывается ли вам здесь медицинская помощь?

— Я здесь услышала: «В тюрьме плохо живется больным и нищим». Правда, в тюрьме лучше не болеть. Медикаментов и врачей здесь всегда не хватает. Медпомощь дается с опозданием в три дня и неэффективная, что переводит заболевания из острых в хронические. На сегодняшний день я потеряла 40–60% слуха на правое ухо и объявила следователю, чтобы мне предоставили квалифицированного специалиста не из штата врачей тюремной медицины.

(Когда Надежду доставили в 6-й изолятор, в камере не оказалось стекла в форточке, и она застудила ухо. С тех пор боли в ушах. На батарее в носке греется соль, чтобы прикладывать к уху. Соль оставила сокамерница, что недолго была вместе с Надеждой в камере. После того как Савченко начала голодовку, сокамерницу отсадили.

Голодовку Савченко объявила 13 декабря. Причин несколько: от незаконного задержания и переправки в Россию до допуска к ней отоларинголога. Надо отдать должное СИЗО-6, что до прихода врача они разрешили с воли в неурочное время передать Надежде ушные капли.

Специалист-отоларинголог осмотрел Надежду 16 декабря, тем не менее Савченко решила продолжить голодовку до того момента, пока ее состояние здоровья заметно не стабилизируется. Она уверена, что сможет без последствий выдержать двухнедельную голодовку, поскольку в ВДВ проходила курсы выживания. «Чтобы сказать правду, не следует умереть с голода», — говорит Савченко.

Сейчас она пьет только воду. Хорошо, что в изоляторе Савченко выдали кипятильник, и теперь у нее есть возможность пить теплую кипяченую воду. Надежда была не против пить и чай, но в изоляторе сказали, что чай — это еда, и если она будет его употреблять, то тогда ее голодовка уже не будет считаться голодовкой. Для справки: в 100 граммах чая содержится 1 калория, в одном стандартном пакетике чая весом в 2 грамма — всего 0,02 калории. — Е. М.)

— Оказывается ли на вас психологическое давление?

— Я психологически стойкая, поэтому я не ощущаю этого, даже если оно и есть.

(Савченко рассказывает, что в воронежском изоляторе видеокамеры были повсюду, в том числе и в туалете, и в душе, а на всех сотрудниках висели видеорегистраторы.

«Меня сейчас тоже все время снимают, даже когда еду приносят, когда личный обыск проводят. Я не хочу быть звездой YouTube. Я знаю, кто меня снимал в Воронеже, когда я уезжала из СИЗО».

Речь идет о видеосъемке с регистратора сотрудника УФСИН по Воронежской области. Затем эти служебные съемки были выложены в интернет.

По словам Надежды, в первые недели пребывания в СИЗО-6 с ней обращались грубо, собственно так же, как и с другими заключенными. Особо ее возмущало, что некоторые сотрудницы изолятора всякий раз при проведении личного обыска сопровождали свои действия фамильярными комментариями.

Все это было рассказано мне в присутствии еще одного члена ОНК — Александра Куликовского, четырех офицеров ФСИН с видеорегистраторами и занесено нами в журнал посещений. Сейчас, по словам Надежды, обыскивают ее уже без вульгарностей.

Теперь сотрудники московского изолятора вообще называют Савченко исключительно по имени-отчеству — Надежда Викторовна. Спрашиваю: как ей это удалось? «Недели две жестких огрызаний», — отвечает Надежда. — Е. М.)

Первым делом — самолеты…

— С 2004-го по 2005 год вы были в составе украинского миротворческого контингента в Ираке. Чем конкретно вы занимались в Ираке?

— Исполняла миротворческую миссию.

— Вы рассказывали в одном из интервью, что в Ираке сначала вас за два барана хотел купить в жены один арабский полицейский, а затем уже за 50 тысяч баранов принц Эс-Сувейры. Где вы познакомились с принцем?

— Заездили уже вы, журналисты, эту тему, поэтому на увеселительные вопросы буду отвечать как-то в другой раз.

— Почему вас дважды отчисляли из Харьковского университета Воздушных сил?

— Это ошибочная информация. Не дважды, а один раз. Сказали: «Тяжелый характер для неба»…

— Почему вы окончили университет не по специальности «Летчик-истребитель», а «Штурман»? Почему вы не закончили начатое обучение по классу реактивного бомбардировщика Су-24, а перешли на вертолет Ми-24?

— Тоже путаница в вопросе, но долго объяснять. Мой ответ будет таким: потому что женщина, да еще и с амбициями, посягнула на мужское дело. Пережитки совдепа. В России такое тоже имеет место быть. Но это мое мнение, кто-то может иметь другое.

Из личного

— После школы вы получили профессию модельера-дизайнера. Как вы используете познания в этой профессии?

— Когда не лень, шью себе одежду. Больше никак.

— Говорят, что ваше хобби — это вышивка, так? Если да, то что любите вышивать?

— Не только вышивка. Я умею делать всю женскую и всю мужскую работу. Люблю осваивать новые ремесла. Учиться, осваивать все новое — это и есть мое хобби.

О братской дружбе

— Что бы вы хотели сказать российским читателям?

— Нет плохого народа, есть плохие люди. Мы с вами не враги, но и не одно целое, хотя где-то глубоко и одной крови. Давайте лучше будем хорошими соседями, нежели плохими братьями. Давайте в будущем не повторять таких ошибок. Мы вам не «братья ваши меньшие». Мы вам ровня.

«У следствия не осталось легкого способа отыграть назад»

На дополнительные вопросы к Надежде Савченко, возникшие у редакции, ответил один из ее адвокатов Илья Новиков.

— Чем конкретно вы занимались в батальоне «Айдар»?

В июне Надежда Савченко подала рапорт о переводе из своего авиаполка в батальон «Айдар». В ожидании официального перевода она помогала командирам «Айдара», где была сильная нехватака офицеров, особенно с боевым опытом. Никаких конкретных полномочий у нее не было. В основном это была помощь в подготовке личного состава. В то время, когда Надежда была у них, «Айдар» почти не вел активных боев, вплоть до 17 июня.

— Оплачивалась ли ваша работа в батальоне «Айдар»?

Нет.

— Расскажите о бое, в котором вас взяли в плен.

Рано утром 17 июня передовая группа «Айдара» на территории гольф-клуба у села Приветное была обстреляна. Батальон начал выдвигаться в этом направлении со стороны г. Счастье. Все действия шли вдоль шоссе Счастье-Луганск. После долгой перестрелки около 9 утра противники разошлись. С украинской стороны кроме «Айдара» участвовали военные 79-й аэромобильной бригады ВСУ.

Вскоре после 9 часов их смешанная группа на бронетехнике попала в засаду и была расстреляна на дороге возле поселка Стукалова Балка. Надежда Савченко в это время находилась с основной группой «Айдара», на несколько сот метров позади, но решила пойти вперед и посмотреть, что случилось с группой на бронетехнике. Она шла одна по полю и лесополосе слева от дороги, в этот момент ее ранили навылет в руку одиночным выстрелом. Сразу после этого она увидела рядом с обочиной четырех раненых бойцов из попавшей в засаду группы, которым удалось отойти назад.

Савченко перевязала их и стала вызывать помощь по телефону, но единственной, кто вызвался вывезти раненых, была ее сестра Вера. Вера приехала накануне из Киева в лагерь «Айдара» на своей машине, и в то утро уже дважды отвозила раненых от гольф-клуба в тыл. В ее машину сели двое айдаровцев с позывными «Цума» и «Лысый», саму Веру они уговорили остаться.

Они быстро поехали по дороге, но проскочили то место, где была Надежда Савченко с ранеными. Возле горящих БТРов первой группы их взяли в плен. Видя, что помощь не пришла, Савченко предложила раненым выбираться назад своими силами, а сама решила пройти немного вперед и разведать засаду. Там ее и взяли в плен.

Ее несколько раз ударили, связали, и вскоре отвезли на базу батальона ЛНР «Заря», где она и оставалась до 23 июня, когда ее вывезли в Россию. Рассказ Савченко подтверждается показаниями айдаровцев и военных, а также данными ее телефона, который в 10.44 уже находился в центре Луганска.

Погибшие журналисты приехали на блокпост у поселка Металлист уже после 11. Савченко никогда их не видела и услышала о них впервые уже в плену.

— Вас обвиняют в том, что вы по телефону передали координаты нахождения российских журналистов бойцам батальона «Айдар», то есть фактически выполнили работу наводчика. Вы согласны с обвинением?

Нет.

— Каким образом следствию удалось определить, что именно вы причастны к гибели российских журналистов?

Им это и не удалось. Они просто боятся признаться, что ошиблись, назвав Савченко виновной. Мы, адвокаты (у Надежды Савченко три адвоката: Марк Фейгин, Николай Полозов и Илья Новиков. — Е.М.), представляем себе развитие событий так: после гибели журналистов кто-то из ЛНР, в порядке личной инициативы или по запросу из Москвы, решил передать Савченко в виде «подарка»: мол, «держите, мы поймали наводчицу».

Неделю ее держали под охраной, формально не задерживая, и следователь Дмитрий Маньшин из Москвы допрашивал ее. Именно этот человек мог разобраться в ситуации и остановить весь этот бред в зародыше. Он или его начальство не стали этого делать, а после публичного объявления об аресте Савченко у них не осталось легкого способа отыграть назад.

Савченко уже депутат Рады, в январе она станет депутатом ПАСЕ, и властям России уже несколько раз объявили, что без ее освобождения санкции не будут сняты.

— Кто и когда вам первый раз сообщил, что вас подозревают в пособничестве в убийстве российских журналистов?

30 июня, во время официального ареста.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you're reading it on someone else's site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.
Want something else to read? How about 'Grievous Censorship' By The Guardian: Israel, Gaza And The Termination Of Nafeez Ahmed's Blog



23.12.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх