Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » УкроСМИ "прозревают" - Парадоксальные грани новой мобилизации

УкроСМИ "прозревают" - Парадоксальные грани новой мобилизации



[unable to retrieve full-text content]



УкроСМИ

За президентский указ "О частичной мобилизации" 15 января, проголосовало 268 парламентариев. А уже 20 января спикер АТО Андрей Лысенко на брифинге в Киеве сообщил, что "сегодня в Украине официально началась частичная мобилизация", и пройдёт она "в три волны общей длительностью 210 дней на всей территории 24 областей Украины и в Киеве".

В свою очередь, министр обороны Украины Степан Полторак сообщил, что нынешняя мобилизация будет проходить в два этапа. Во время первого этапа запланировано мобилизовать 24, а в ходе второго – 26 тыс. человек.

Министр обороны подчеркнул, что относительно дальнейшей судьбы мобилизации решение еще не принято. По его словам, при осложнении обстановки в зоне АТО на конец апреля предусмотрено проведение дополнительной мобилизации 13,5 тыс. человек, и 40 тыс. человек — на июнь-сентябрь. Кроме того, 40 тысяч человек планируется забрать в рамках призыва на срочную службу.

Таким образом, общее количество мобилизованных и призванных в 2015 году в вооруженные силы Украины может составить 144 тыс. человек. Необходимо отметить, что как действующие украинские генералы, так и большие военные начальники, ушедшие на пенсию, демонстрируют значительный оптимизм в отношении перспектив реализации новой мобилизации.

Так, например, экс-начальник Генштаба Украины, генерал-полковник в отставке Анатолий Лопата в интервью сообщил, что Украина способна при необходимости поставить под ружье до 800 тысяч молодых людей. А в случае начала широкомасштабных боевых действий, по мнению Лопаты, Украина способна без ущерба для экономики довести численность своей армии до четырех миллионов человек.

Несмотря на бравурный оптимизм больших начальников Министерства обороны, и безудержные фантазии бывшего начальника Генштаба, реальная мобилизация ста, а тем более двухсот тысяч человек в ВСУ выглядит более чем фантастической. Дело в том, что проведение эффективной мобилизации, тем более в масштабах всей страны, представляет собой предельно сложное организационное мероприятие.

Без опытных специалистов в этой сфере (которых у Украины давно нет) и в условиях предельно ограниченных материальных ресурсов самой мобилизационной системы (которая реально перестала существовать много лет назад), любая мобилизация обречена на провал. Остатки советской мобилизационной системы в Украине в современных условиях практически не функционируют. А для создания новой, эффективно действующей мобилизационной системы у украинского государства нет ни сил, ни средств, ни времени.

О срывах предыдущих мобилизаций говорит тот факт, что провести ротацию военнослужащих в зоне боевых действий Министерство обороны так и не смогло. Все мобилизационные волны лишь с трудом компенсировали массовое дезертирство и потери ВСУ убитыми, ранеными и пленными во время боевых действий.

Ситуацию с новой мобилизацией усугубляет и явно нарастающие антивоенные настроения населения. Получив исчерпывающую информацию об ужасах АТО и катастрофических неудачах и потерях ВСУ в 2014 году, простые украинские граждане в большинстве своём уже давно не горят желанием участвовать в боевых действиях на Донбассе.

Многие из них считают, что это не их война. Уклонение от мобилизации и ранее принимало массовые масштабы, а в нынешней ситуации оно может стать тотальным. Простой народ не видит для себя никакого смысла в войне, и старается от неё любым способом дистанцироваться. Уголовная ответственность за уклонение от призыва и мобилизации уже мало кого пугает. Народ предпочитают отсидеть от 2 до 5 лет, чем вернуться из зоны боевых действий калекой или вообще там навсегда сгинуть.

Например, как сообщил заместитель начальника Штата оперативного командования "Юг", полковник Александр Киричок, в Днепропетровской области чуть больше 14 тысяч человек, по которым проводится проверка правоохранительными органами, за уклонение от военной службы.

"И чуть более 2 тысяч мужчин, которые получили повестки, но после этого не появились в военные комиссариаты и исчезли из поля зрения военного учета и, возможно, правоохранительных органов", – подчеркнул он. Подобные цифры не удивляют, если учитывать, что в июле прошлого года, то есть до кровавых южных котлов на Донбассе, по информации советника секретаря СНБО Николая Якубовича, в некоторых областях Украины количество уклоняющихся от мобилизации призывников достигало 10-15%.

Сейчас же, когда информация о кровавых ужасах АТО стала доступной широким слоям населения, количество уклонистов во время нынешней мобилизации следует ожидать на порядок большим. Народ либо прячется, либо бежит, либо демонстративно отказывается мобилизоваться. Все кто в стране хотел воевать, уже находятся в зоне АТО. И желающих туда отправиться с каждым месяцем становится меньше.

Впрочем, проведение успешной мобилизации, это не единственная проблема Украины. Несмотря на официальный оптимизм украинских военных начальников, новая мобилизация вызывает ряд закономерных вопросов даже при условии её успешной реализации.

Во-первых, совершенно неясно, откуда украинское государство возьмёт значительные финансовые средства, необходимые для финансирования содержания 100-200 тысяч военнослужащих, что предусматривает для них, как минимум: одежду, обувь, обустройство мест дислокации/проживания, питание и медицинское обслуживание. Не секрет, что на данный момент ситуация с материальным снабжением пятидесятитысячной группировки ВСУ в зоне АТО неудовлетворительная.

Фактически у большинства бойцов нет ни нормальной одежды, ни полноценной еды, ни медицинской помощи, ни элементарных бытовых условий существования в зоне боевых действий. При этом необходимо учитывать тот факт, что на данный момент Украина находится в шаге от своего банкротства. У украинского государства нет денег даже на самое необходимое для страны.

Во-вторых, совершенно неясно, чем украинское руководство собирается вооружать мобилизованных.
Опять таки не секрет, что даже действующую сейчас группировку ВСУ в зоне АТО вооружить должным образом Киев не смог. Несмотря на бодрые реляции официальных лиц, значительная часть подразделений АТО даже по штату не укомплектована функциональной военной техникой и вооружениями. Очень часто не хватает боеприпасов, медикаментов, транспорта и пр.

В-третьих, совершенно неясно, кто именно будет кормить семьи мобилизованных мужчин. Украинское руководство эту почётную обязанность возложило на те организации и учреждения, в которых работали мобилизованные. Однако крайне сомнительно, что в условиях углубляющегося экономического кризиса, частные компании, потеряв работников, будут спонсировать их семьи себе в убыток. Можно не сомневаться, что они найдут способ, как не платить деньги.

В-четвёртых, совершенно неясно, где те структуры снабжения действующей армии, которые будут способны обслужить военную группировку численностью от ста до двухсот тысяч человек. Ведь даже сейчас основная тяжесть снабжения украинской армии лежит на т.н. волонтёрах, которые просто физически не смогут обеспечить всем необходимым украинскую армию, увеличившуюся в разы.

В-пятых, совершенно неясно, кто будет обучать мобилизованных военному делу. Ведь не секрет, что необходимым количеством подобных специалистов-инструкторов ВСУ не располагают, а нынешнее "обучение" в "учебках" сводится лишь к затяжным пьянкам, мордобоям и ничегонеделанию.

Впрочем, есть у объявленной мобилизации и не военный аспект, который не менее проблематичен в плане практической реализации. Как известно, в соответствии с законом "О мобилизационной подготовке и мобилизации", мобилизация это не только "переведение Вооружённых Сил Украины, иных военных формирований… на организацию и штат военного времени", но и "переведение национальной экономики, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций… на работу в условиях особого периода".

Иначе говоря, мобилизация предполагает как мобилизацию военнослужащих запаса, так и мобилизацию государственных структур и экономики, т.е. перевод госуправления и экономики на военные рельсы. Это вполне логично, так как государство и экономика это "тыл", который должен обеспечить мобилизованную армию всем необходимым для ведения войны.

В частности, упомянутый в законе т.н. "особый период" (наступающий с момента мобилизации или введения военного положения) предполагает работу экономических предприятий в рамках утверждённого Кабмином т.н. "мобилизационного плана". О существовании данного документа мало что известно. Вероятнее всего он до сих пор не существует. Однако в указе президента Украины "О частичной мобилизации", Порошенко поручил правительству перевести ряд отраслей национальной экономики на функционирование в условиях особого периода в объеме, гарантирующем бесперебойное обеспечение нужд Вооруженных сил и других воинских формирований.

Что это значит? А означает это то, что целый ряд украинских предприятий в скором времени будет работать сугубо на государственный заказ по установленному Кабмином плану, графику. По какому критерию будет проводиться мобилизация промышленных предприятий, предугадать сложно. Но похоже на то, что на время т.н. "особого положения" наиболее дееспособная часть украинской промышленности может оказаться в ручном управлении премьер-министра Украины.

То есть, Кабмин непосредственно будет определять порядок заключения договоров/контрактов на выполнение предприятиями, учреждениями и организациями мобилизационных заданий/заказов, в том числе на поставку материально-технических ресурсов, выполнение работ и оказание услуг, предоставление готовой продукции, обеспечение выполнения указанных госзаказов материально техническими ресурсами, а также их финансирование.

Иначе говоря, "мобилизационный план" Яценюка на "особый период", должен создать из наиболее дееспособной части ещё действующей экономики некий аналог советской плановой экономики военного периода, где всё будет подчинено, в пропагандистском плане, лозунгу "Всё для фронта! Всё для победы!", а реально – личным желаниям главы Кабинета министров Украины и приближённым к нему олигархическим кланам.

Кроме того, Кабмин юридически, после объявления мобилизации, уже имеет право забирать/перераспределять материалы, технику, оборудование, транспорт и т.п. предприятий, задействованных в "мобилизационном плане". Но всё это пока лишь в теории. Главный на данный момент вопрос заключается в том, кто и как выпишет этот "мобилизационный план", и будет ли он написан вообще.

С точки зрения закона Украины "О мобилизационной подготовке и мобилизации", которым обязан руководствоваться президент и премьер Украины, военная мобилизация должна осуществляться одновременно с экономической. К тому же это логично, так как армию может снабжать только тыл, а тыл невозможно ориентировать на армию без мобилизации. Однако опыт предыдущих частичных украинских мобилизаций свидетельствует о том, что украинское руководство может удовлетвориться лишь частичной военной мобилизацией.

Причём даже в провальном варианте. Киеву необходимы лишь дополнительные "штыки", которые в Украине стоят крайне дёшево. А об экономической мобилизации сейчас, как и в прошлые мобилизации, никто может и не вспомнить. Несмотря на законы, указы и целесообразность.

Дело в том, что перевести остатки украинской промышленности на военные рельсы практически невозможно в силу субъективных и объективных причин.

Во-первых, у Киева нет менеджеров, способных организовать мероприятия такого масштаба и сложности, а во-вторых, Украина неспособна производить вооружения… без российских комплектующих.

Поэтому в лучшем случае экономическая мобилизация Украины коснётся тех машиностроительных заводов, которые пока ещё способны ремонтировать повреждённую, но до конца не уничтоженную в зоне т.н. АТО военную технику, а также восстанавливать те её запасы, которые ещё есть на складах Министерства обороны и пригодны к восстановлению.

Таким образом, в рамках объявленной президентом Украины мобилизации, целесообразно ожидать очередную попытку "отлова" по всей стране военнообязанных, а также попытку централизации и систематизации работы ремонтных предприятий, способных восстанавливать военную технику и вооружения. Однако даже реализация таких предельно простых задач для нынешней Украины крайне проблематична. Фактически вести войну Украина оказалась не способна ни в военном, ни в экономическом плане.


25.01.2015
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх