Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Академический вызов для нового «генерала»

Академический вызов для нового «генерала»



Академический вызов для нового «генерала»
Весть о том, что Александр Парецкий ушел с поста министра культуры ДНР, многих если не удивила, то заставила задуматься: «Его-то за что?». Но, как говорится, не ищите глубин там, где их нет. Он не проворовался, в коррупционной деятельности не уличен. Теперь он генеральный директор Донецкой государственной академической филармонии. Если угодно, принял новый творческий вызов.

Министерский багаж

Александр Александрович, можно говорить, что вы вернулись в родной дом после некоторого отсутствия?

Конечно же, меня радует то, что я вернулся в родное гнездо. Знаете, с самого первого дня моего назначения на министерский пост я все равно мыслями тяготел к филармонии. Признаюсь, порой наступали такие трудные, депрессивные дни, и мысленно, думая о филармонии, я находил в себе силы, чтобы продолжать работать. На самом деле деятельность в министерстве особо не позволяла скучать, но все же бывали времена, когда приходилось находить в чем-то эмоциональную подпитку. И я находил ее в своих воспоминаниях.

Ваш опыт работы во главе министерства пригодится сейчас? Думаю, там вы приобрели приличный опыт, и багаж ваших знаний значительно пополнился.

Будучи министром культуры ДНР, я получил огромный управленческий опыт. И здесь, в филармонии, он мне будет очень большим подспорьем. Должность руководителя культурного учреждения требует большущих менеджерских способностей. Летом я поступил в магистратуру Донецкого государственного университета управления и сейчас учусь на факультете государственного управления. Знаете, филармония – это очень сложный организм. В силу того, что коллектив преимущественно состоит из людей творческих, амбициозных, своеобразных. Каждый считает, что он лучше, чем другой. И это так и есть. Для творческих коллективов это характерно. Все они требуют к себе соответствующего отношения. И это вполне объяснимо. Ведь каждый артист многогранен, и подход «лучше-хуже» в данном случае не совсем применим. А руководителю нужно к каждому из них найти подход.

Но ведь участь руководителя такова, что угодить всем невозможно…

Да, совершенно верно. Ведь директора кто-то любит, кто-то уважает, кто-то тихо недолюбливает, а кто-то просто-напросто ненавидит. Такова жизнь, и такое положение дел неизбежно. Но меня коллектив встретил очень тепло и доброжелательно. Никаких трудностей и эксцессов в плане взаимоотношений с коллективом не возникало. Надеюсь, так будет и в дальнейшем.

Жизнь не прекращалась

Как отнеслись к вашему назначению бывшие коллеги в Совете Министров?

От них поступало много звонков с поздравлениями и пожеланиями успехов в новой должности. Да, многие не совсем поняли, почему я вдруг покинул пост, люди вдруг разволновались, думали: за что это меня якобы сняли с министерского поста. Я на такие вопросы отвечал честно и открыто. Всем говорил и говорю, как оно есть на самом деле – это мое осознанное желание.

Ваш предшественник…

Простите, перебью вас. Я, кажется, догадываюсь, о ком вы хотите спросить. Валерий Данилович Гуль, бывший генеральный директор донецкой филармонии, покинул этот мир полгода назад. К нему я относился как к родному отцу. Так получилось, что я воспитывался одной мамой, и, когда пришел в филармонию, Валерий Данилович по-отечески встретил меня. Можно сказать, что с его благословения я здесь пел самый широкий репертуар, готовил сценарии, вел концерты, разрабатывал собственные программы. Одним словом, творческий простор был для меня безграничным.

Он мне во всем помогал, учил, наставлял. Это был вдумчивый руководитель, досконально знавший специфику филармонической работы. К огромному сожалению многих, судьба распорядилась по-своему. Знаю, что Валерий Данилович не все задуманное воплотил, у него были грандиозные творческие замыслы. Его громадная заслуга в том, что за военное время он сумел удержать коллектив филармонии. Конечно же, есть крошечный процент тех людей, которые в силу определенных обстоятельств были вынуждены покинуть коллектив и выехать из Донецка. Но филармония, если угодно, оставалась единственным островком культуры в обстреливаемом городе. В этом, я повторюсь, огромная заслуга Валерия Даниловича. Благодаря его усилиям и героизму коллектива филармонии жизнь здесь не прекращалась.

Все стало ясно

Вы упомянули о тех сотрудниках, которые вынужденно покинули Донецк, они все уехали на Украину?

Нет, далеко не все перебрались туда. Многие нашли свое место в России. Если я начну перечислять имена своих друзей, которые сейчас служат в российских театрах и филармониях, то это займет довольно много времени. Скажу, что война многих разбросала от Калининграда до Приморского края. И для большинства это стало каким-то вызовом. Люди с достоинством его приняли и выдержали эти испытания. Они смогли самореализоваться, проявиться.

К примеру, солистка филармонии Элона Коржевич, лауреат многих международных конкурсов вокалистов, сейчас исполняет ведущие партии в Донецком театре оперы и балета. В свое время она добилась громких успехов в Карловых Варах, в Остраве. Раньше она прослушивалась в наш оперный театр, но в силу каких-то причин Элону туда не брали. Зато сейчас ее талант по достоинству оценен и очень востребован. Недавно в нашумевшей премьере оперы Верди «Бал-маскарад» она исполнила одну из самых сложных и важных партий – Амелии. Поверьте, вердиевский репертуар очень и очень специфичен, а «Бал-маскарад» особенно сложная опера. Долгое время ее не ставили в Донецке, потому как к голосовым данным певцов и к драматургии предъявляются высокие требования.

Сейчас много людей возвращаются в Донецк. Наверняка в их числе есть и сотрудники филармонии. Как вы отнесетесь к тому, если они изъявят желание вернуться на прежнее место?

В этом отношении скажу лишь то, что я не считаю, что все, кто покинул Донбасс, являются врагами и нашими предателями. Конечно, если человек изначально не принял сторону большинства жителей Донбасса, уехал, высказывал оскорбления в адрес дончан, а сейчас возвращается обратно, то с таким вряд ли удастся поладить. Такие кадры не примет коллектив. Но ведь причин для выезда довольно много. У нас в филармонии в момент начала войны были беременные. Они уезжали отсюда не по политическим мотивам, а во благо своих будущих детей. Они не хотели в этой нервозной обстановке их вынашивать и рожать. Согласитесь, их можно понять.

Вы наверняка столкнулись с кадровым вопросом. Я говорю не только о филармонии.

Это тоже очень щекотливый и деликатный вопрос. Конечно, много профессионалов покинули Республику. Но и некоторые из тех, кто остался здесь, просто испугались. Их знания и опыт были бы очень полезны нашему молодому государству. Они сочли удобным отсидеться в сторонке. Когда мне поступило предложение возглавить Министерство культуры ДНР, я мог отказаться от этого. Преспокойно где-то выступать (благо я был востребованным артистом). Запросто мог придерживаться какого-то условного нейтралитета. Но когда Украина приняла такую нечеловеческую позицию по отношению к Донбассу, для меня все стало ясно.

Мы не одни

Донецкой государственной филармонии недавно присвоен статус академической. Насколько это важно и весомо?

Действительно, Глава ДНР Александр Захарченко в свое время поддержал мое предложение о присвоении филармонии статуса академической. Поверьте, это очень важно. Сейчас постараюсь объяснить почему. Филармония – одно из немногих учреждений во всей сфере культуры и искусств, которые не получали доплаты к заработку за выслугу лет. Кроме окладов, не предусматривалось ни поощрений, ни надбавок. Поэтому и заработные платы были низкими. Отсюда следует, что на такую зарплату привлечь серьезного, маститого солиста было невозможно. Сами понимаете, что финансовая составляющая немаловажна. Поэтому академический статус позволяет, согласно нормативно-правовой базе, увеличить уровень зарплат. Так что теперь филармония может в некотором смысле конкурировать с театрами, и мы в финансовом отношении стали привлекательнее, нежели раньше. Скажем так, условия теперь для всех равные.

При вступлении в должность директора филармонии вы озвучили следующий тезис: осовременить репертуар филармонии. Что это значит?

Да, многие мои коллеги, друзья восприняли эти слова с таким интригующим предвкушением: «Вот что-то будет!» В свое время филармония была универсальным учреждением, на котором держались все гастрольные и концертные мероприятия в Донецке и области. Даже если концерт, условно говоря, Аллы Пугачевой проходил во дворце спорта «Дружба», то его организацией и продажей билетов занималась филармония. Но позже, учитывая рыночные отношения, от этой схемы отказались. Появились агентства, частные организации, устраивающие гастрольные туры артистов. Наверное, в силу каких-то причин артистам было удобнее иметь дело с частными структурами, нежели с государственным учреждением. Им не нужно было обременять себя какими-то налоговыми отчетностями, накладными, бланками, согласованиями. Поэтому филармония потеряла свои позиции в организационно-административном плане.

За годы независимости Украины у нашего учреждения осталась культурно-просветительская функция. Помимо концертов непосредственно на сцене самой филармонии, наши коллективы частично или в полном составе выезжали с выступлениями по городам и районам. И моя цель сейчас – сделать так, чтобы коллективы филармонии стали узнаваемыми, популярными и востребованными. Очень важна имиджевая составляющая. Важно, чтобы в наши кассы приходили люди за билетами на выступления любимых ими симфонического оркестра филармонии, камерного оркестра «Виола», струнного ансамбля «Ричеркар», солистов. И в репертуар, конечно же, будут внесены необходимые коррективы.

Я так понимаю, что вы на посту министра все равно не упускали из виду филармонию. По вашим наблюдениям, посещаемость зала филармонии по сравнению с довоенным временем изменилась?

Можно сказать, что во время ведения боевых действий заполняемость зала стала выше. Ведь, поймите, люди ищут какую-то отдушину. Мы все хотим хоть на короткое время забыться, отрешиться от происходящего вокруг ужаса. Еще одну причину этого вижу в том, что альтернатива для проведения досуга у жителей города уменьшилась. Вспомните, ведь раньше возможностей было куда больше, чем сегодня. Донецк был одним из самых привлекательных городов для артистов. Знаменитости сюда ехали, зная, что их выступления будут востребованы.

Скажите, донецкие любители музыки могут рассчитывать на появление в нашем городе, в Республике каких-то знаменитостей из России?

Здесь нужно понимать такую вещь, что желание у многих российских музыкантов побывать в Донецке огромное, но, как всегда, есть одно «но». Дело в том, что банальное пересечение границы для каждого из них может повлечь за собой негативную и чаще всего неадекватную реакцию со стороны Украины. Поэтому для них, людей с мировым именем, это чревато в их дальнейшей деятельности. Вы же знаете о существовании всех этих списков, в которых уважаемых и всеми признанных людей клеймят всякими характеристиками: «террорист», «пособник оккупанта», «сепаратист»… Допустим, Иосиф Давыдович Кобзон махнул на все это рукой. Ведь он величина! Ему ничего никому уже доказывать не нужно. Не того масштаба эта личность. Согласен, визиты таких людей очень поддерживают, зажигают, дают веру в то, что мы не одни.

Газета «Донецкое время», 2 декабря 2015, № 10

Евгений Митин. Фото Павла Ныркова


03.12.2015
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх