Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Ополченец ДНР: «ВСУ в Марьинке пугали поддонами и магнитофоном»

Ополченец ДНР: «ВСУ в Марьинке пугали поддонами и магнитофоном»



Ополченец ДНР: «ВСУ в Марьинке пугали поддонами и магнитофоном» 

Марьинка – небольшой городок к западу от Донецка, сейчас подконтролен Вооруженным силам Украины. Здесь телефоны прослушиваются, людей преследуют по несуществующему закону о «бытовом сепаратизме», стращают «российскими оккупантами», якобы спрятавшимися сразу за ближайшим забором. Соцсети по этому поводу шутят, мол, «к ветряным мельницам герои ближе не подкрадываются, стремно».

 

Как в Донбассе русский спецназ и чеченцы … не воевали

 

Во время проведения референдума уже было известно, что боевики «Правого сектора» и украинская армия подтягиваются к Марьинке. Вечером 11 мая 2014 года в городе уже высадились украинские десантники. В это время, народное сопротивление Донбасса вооружено было «чем Бог пошлет», но русское умение выкрутиться не раз помогло им выжить.

 

Эдуард - бывший милиционер, сотрудник облуправления, один из немногих, кто не сбежал на Украину или в Россию. Сейчас он вспоминает, как донецкие ребята с голыми руками бросались на танки весной-летом 2014, вводя противника в немой ужас, и сами строили танки из поддонов.

 

«В самом начале мы не умели воевать, были ребята, которые пулемет держали другой стороной…, - рассказывает Эдуард. - Был даже момент, когда мы вшестером с автоматами бежали на колонну БМП украинцев. Это было чуть не самоубийство, конечно, но поступить иначе было невозможно: мы отводили огонь от мирного населения, вызывая его на себя. А на тех ребят это произвело такое впечатление, что за нами закрепилась слава «русского спецназа», об этом докладывала разведка в селе Константиновка Марьинского района. Или, было дело, кто-то из наших старших приезжал и удивлялся, мол, откуда у нас техника? А у нас - накрытые брезентом «БМП» стояли, мы их «построили» из поддонов, шваброй подперли… Чтобы ВСУ подумали лишний раз, стоит ли с нами связываться, прежде чем огонь открывать по людям. И для устрашения включали по утрам магнитофон с записями чеченских молитв, за это наш отряд из двух десятков практически безоружных и перепуганных человек «пополнили» сотней злобных головорезов-чеченов».

 

«Людей не трогать. Оружие забрать»

 

После трагических событий в Одессе 2 мая, люди в Донбассе ожидали любых провокаций, тем более, что и в этих краях еще хватало кастрюлеголовых свидомитов, готовых за несколько гривен стрелять по своим. Поэтому нужно было обеспечить безопасность людей, принимавших участие в референдуме и сохранить бюллетени. Было принято решение каждые два часа урны для голосований опустошать, на месте же подсчитывать голоса и вывозить в Донецк. Когда около 8 часов вечера в спешном порядке вывозили последние бюллетени, в Марьинке уже высадились украинские десантники. Марьинское ополчение появилось сразу после референдума, до 11 мая были только отдельные разрозненные группы, «ополчившиеся не против Украины, а против власти, которую поставил Майдан».

 

Эдуард вспоминает, что первые приказы звучали примерно так: «Людей не трогать, оружие забрать, технике дорогу преградить». А с первым завоеванным автоматом появилось ощущение полной эйфории, казалось, «война была выиграна авансом», потому что теперь защищать Донбасс от распространения майданного безумия можно было не с одними кусками арматуры. Но это чувство прошло так же стремительно, как и пришло: «Когда впервые обстреляли наш блокпост в Марьинке, мы с квадратными глазами влетели в бомбоубежище. И тут кто-то постучал… Мы похолодели, думали, что все, отвоевали… А это наши ребята с Петровки к нам прибежали».

 

Позже, когда украинские войска штурмовали Марьинку и Красногоровку, Эдуард получил осколочное ранение ноги, но не сдался. Хотя в Марьинском ополчении после оккупации города пропала надобность, ребята перебрались в другие города, где в них нуждались. Эдуард устроился в Червоногвардейский райотдел полиции (граница Донецка и Макеевки), выезжал на обстрелы, фиксировал гибель людей от украинских снарядов, отлавливал мародеров, те за это даже сожгли его машину… Вскоре, снова ушел на фронт, воевал во многих «горячих точках» Донбасса, включая и донецкий аэропорт, а сейчас активно помогает детям прифронтовых районов, пытаясь хоть как-то скрасить их безрадостное военное детство: «Мы пытаемся хоть немного отвлечь детей от войны, подарить им минуты счастливого детства, вытянуть подальше от ужаса и кошмара военных действий. Договариваемся с кинотеатрами, аквапарком, цирком, каждую неделю стараемся вывозить за хорошими впечатлениями в Донецк».

 

По следам предыдущих публикаций

 

После Марьинки бывший ополченец Эдуард побывал в поселке Коммунар, Нижней Крынке… «Наш округ – часть Марьинского и Волновахского района, подконтрольные ДНР, - Александровка, Любовка, Еленовка, Луганская поселковая администрация, и некоторые другие населенные пункты. Ситуация там, мягко говоря, плохая. Обстрелы там не прекращаются, люди до сих пор живут в подвалах. Это самая линия соприкосновения – 800 метров от наших позиций до позиций врага», - рассказывает ополченец.

 

Все эти поселки раньше уже упоминались на страницах нашего издания. Если заглянем чуть назад, то вот они - Еленовка с Любовкой, богатейшие земли и возможная основа земледельческому и животноводческому комплексу ДНР, один из локомотивов экономики республики. Но сейчас «очень сильный урон ему причинен войной – разрушены амбары, техника, даже часть полей заминирована».

 

Еще раньше мы уделили внимание Нижней Крынке и поселку Коммунар вблизи Макеевки. Эти забытые Богом места и в мирное время не могли похвастаться высоким уровнем жизни, а сейчас и подавно. Но прославились они не только войной, но и жестокостью нацбатальонов по отношению к мирному населению. Эдуард рассказывает, что лично присутствовал при эксгумации. «На территории шахты действительно были найдены останки 8 человек из числа мирных людей, тех, кто принимал участие в организации референдума. Свидетели признавали, что их просто вывозили из их собственных домов. В телах всех убитых донбассовцев обнаружены следы от пуль».

 

Пообщаться же с многодетной семьей Литвиновых-Чуприных из Александровки  мне удалось всего за полдня до чудовищного боя в ночь на 10 февраля, когда ВСУ отчаянно пытались занять эту территорию.

 

Вперед в прошлое или Назад в будущее?

 

Почти 2 года длится неопределенность, как Дамоклов меч, зависшая в воздухе над самим существованием ДНР: непризнанность, особый статус в составе Украины, самостоятельность, или присоединение к России… Трудно идти к цели, когда она не поставлена, а идти надо, и ту заветную точку ставить тоже надо. «Как бы мы не старались ограничить себя от Украины, реальность такова, что сегодня мы соседи, и волей-неволей нам придется поддерживать отношения, налаживать какие-то связи, - высказывает свое мнение Эдуард. - В составе Украины Донецкую Народную Республику я лично не вижу, потому что слишком много зла и вреда причинили нашему народу Вооруженные силы Украины. Возможно, ситуация изменится, если там поменяется правительство, если украинцам откроют глаза на то, что на самом деле происходит в ДНР и по отношению к ДНР. С продолжением накручивания политики ненависти и с навязанной ныне идеологией, нам с Украиной просто не по пути. А пропаганда агрессии на Украине делает свое дело сильно, даже в Марьинке, где люди помнят самое начало войны, сейчас настроения разные. Первый год оккупации города проукраиснкими силами, многие местные звонили, звали: «Мы же вам поверили, когда вы придете?». Другие смирились, третьи поменяли свое мнение, но в большинстве – по-прежнему ждут нас. Диалог можно вести только с адекватным правительством, а им пока и не пахнет в Украине, к тому же людям свойственно сопротивляться правде, если она противоречит их убеждениям. Процесс «раскрытия глаз» у украинцев затянется на длительный период, к сожалению».



16.02.2016
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх