Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Герои сопротивления: Костя Голубничий (видео)

Герои сопротивления: Костя Голубничий (видео)



Герои сопротивления: Костя Голубничий (видео)На днях на свободу из СИЗО вышло несколько политзаключенных, которых украинская власть согласилась обменять на «своих» пленных. Сколько мы боролись за свободу этих и других ребят! Их дела сопровождали адвокаты, мы вносили залоги, чтобы их отпустили хотя бы под домашний арест. Каждый, оставивший СИЗО, был маленькой победой.

...Сегодня Костя Голубничий на свободе. Вместе с его другом - депутатом парламента Новороссии Рустамом Абдулаевым мы говорили с человеком, который еще совсем недавно считался одним из главных террористов Юго-Востока.

Делом террористов ДНР занималось 30 следователей и 19 прокуроров. Только на Константина было заведено семь (!) томов. При этом адвокат как-то сказал Константину: «Из семи томов про тебя – три страницы»…

Константин вспоминает, что предшествовало его аресту. Он как уполномоченный представитель общественной организации «Партия возрождения Отечества» 29-30 апреля был в Крыму. Деньги закончились, нужно было найти источник постоянного финансирования. Открыл счет на свое имя, провел массу встреч. Говорили о том, чтобы отснять ролик об их движении и запустить на Россию. В Украине о поступлении денежных средств не могло быть и речи: все передвижения финансов отслеживались службами безопасности и сразу же блокировались. При этом их организация была зарегистрирована в Украине согласно Закону.

- Мы много встречались с людьми, - вспоминают Костя и Рустам, - к нам ехали из Иловайска, Артемовска, Горловки, Константиновки, Славянска, других городов и поселков, зачастую «скинувшись», чтобы только отправить своего представителя в Донецк. Люди были недовольны киевским Майданом, хотели перемен.

1 мая Партии возрождения Отечества удалось провести автопробег в поддержку референдума и Дня труда. Конечный пункт – Славянск. Там у исполкома прошел ряд встреч.

- А уже 3 мая возле центрального универмага Донецка, куда мы подъехали вместе с Рустамом, чтобы купить ткань на флаги к 9 Мая, меня арестовали, - говорит Константин. – Все произошло очень быстро – скрутили руки, сунули лицом в багажник - и повезли.

Константин не знал, арестован ли Рустам, не знал и того, куда его везут. Шею сводило, лежать было очень неудобно, но любую попытку хоть как-то повернуть голову его конвоир пресекал ударом ботинка. Во время очередного такого тычка ботинком Константин лишился двух зубов.

Через час остановились, ему одели балаклаву обратной стороной – чтобы не видел, куда везут, наручники. Еще через два часа его пересадили в другую машину, на голову- мешок, дали пол-литра воды… Уже позже он понял, что его привезли в Киев в контрразведку.

- В комнате было двое ребят из Альфы, – вспоминает то, что уже никогда не забудет, Константин. – Объяснили, что я теперь главный террорист, что должен рассказать, где брал, с кем договаривался и кому передавал оружие. Мои телефонные разговоры с Рустамом, что удалось собрать 15-20 тысяч на развитие общественной организации, шли как доказательство вины. Когда увидели, что я все отрицаю, начались угрозы.

- Я сказал им, что мне 42 года, у меня четверо детей, и если чему быть – значит, так надо, – говорит Костя. – Убедившись, что я не ломаюсь, они начали со мной договариваться. Убрали жесткость, стали убеждать, что мне лучше подписать, согласиться и т.д.

Две с половиной недели он провел в следственном изоляторе в том, в чем забрали. Не было ни мыла, ни туалетной бумаги, спал в одежде на голом матрасе, без одеяла. Только потом родным разрешили передать бритву, шампунь, некоторые вещи.

Кстати, по поводу передач. Прежде чем получить передачу, он должен был подписать соответствующую бумагу. В ней уже было прописано, что передано, сколько. Попытки возмутиться пресекались угрозами: отключим свет в камере, не дадим смотреть телевизор, на прогулку не пустим, в баню не пойдешь. 9 июня мама среди прочего передала Константину шесть палок колбасы. По назначению дошло две с половиной. В каждой из пачек сигарет не хватало 2-3 штук и т.д. В первые недели в бане он надевал наспех выстиранное белье, носки, так и ходил в мокром, пока не высыхало.

- Мне еще повезло, что я сидел с адекватными людьми, - говорит Костя. - Других ребят сажали с уголовниками, их били, физически издевались…

У него было достаточно времени осмыслить происходящее. Он знал, что третьим стоит в списке на обмен, что дело его шито белыми нитками, что никакой доказательной базы у следствия нет и быть не может, но…

- Я видел как-то сюжет по украинскому каналу, там расспрашивают молодого солдата, как он потерял кисть руки, – говорит Константин. – Тот в ответ, высоко подняв над головой култышку, хихикая, отвечает, что он теперь американский солдат, что ему пообещали сделать железную руку, что он теперь – киборг. Мне показалось, что этот парень или под наркотиками, или с психикой что-то не то…

Никакие разумные доводы адвоката были не в счет. А однажды во время очередного допроса старший следователь на украинском языке так ему и сказал: «Что, хотел русский язык? Так ты его никогда не получишь! И сидеть будешь столько, сколько я захочу». И к трем уже имеющимся статьям приказал добавить еще две.

…В прошлую пятницу Константина подняли в половине четвертого утра, сказали, чтобы готовился с вещами на выход.

- Я, конечно, после этого уснуть уже не мог. Собрался, у двери был в восемь. Но ни в восемь, ни через час никто за мной не пришел. Только во время обхода подтвердили, чтобы готовился. Их собрали 17 человек – из Мариуполя, Донецка, Луганска, Стаханова и троих россиян – двух ребят и девушку, сфотографировали на справку об освобождении. В руки справку не отдали, но сказали, чтобы расписались о ее получении. Посадили в автобус.

- Сначала нас хотели везти со связанными сзади руками и головой на коленях, – показывает изуверскую позу Константин. – Мы стали возмущаться, что так до Донецка многие просто не доедут. Люди ослабли, не выдержат... Потом руки таки стянули проволокой, но впереди, на головы намотали что-то из личных вещей, а поверх – скотч. Приказали опустить головы на колени, чтобы нас не было видно с улицы. Так и ехали. Кому-то, видимо, стало скучно, приказали сесть и поднять связанные руки над головой. Так ехали до Полтавы. В Полтаве сменились сопровождающие, к тому времени мы были в дороге часов 5-6.

Группу повезли в Харьков, где с Константина и его товарищей сняли скотч и браслеты. Посадили в камеры. Константина и еще четверых определили в небольшой кабинет. Другим повезло меньше – их по 23-26 человек посадили в камеры, рассчитанные на 8-9. Так прошла ночь. Утром объявили, что кормить не будут, еду на них не рассчитывали. В обед все же выдали на каждого по куску хлеба.

Проходя мимо ребят их Харькова, Костя увидел Топаза, успел сообщить, что они уже больше суток не ели. Харьковские ребята собрали тормозок – так хоть что-то удалось поесть.

- Конечно, были сомнения до последнего момента, что все может сорваться, – взволнованно говорит Константин. – Все могло быть, украинская сторона могла устроить провокацию, обстрелять колонну, ведь на нас строилась вся доказательная база, что на Юго-Востоке работает террористическая организация.

…Жену к встрече Константин подготовил. Несмотря на это, она, увидев осунувшегося и похудевшего мужа, все равно долго не могла прийти в себя. Трехлетняя дочь папу не узнала. Костя за эти несколько месяцев похудел больше чем на 20 килограммов. Семья все время находилась в Донецке, старший 16-летний сын сказал, что никуда не уедет, что будет его дожидаться в Донецке.

- Знаете, что меня все это время поддерживало? - говорит Константин. - Семья и друзья. Это так важно знать, что ты не один, что о тебе думают, что стремятся сделать все для твоего освобождения. И дождались, и сделали.


18.09.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх