Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Ревущие демоны Украины

Ревущие демоны Украины



Сообщают, что Активистка «FEMEN» облила себя «кровью ополченцев» в Киево-Печерской лавре прямо у дверей храма. В ледяной свиной крови, ведро которой она вылила на себя, были остатки внутренних органов. Активистка совершила эту акцию в поддержку Единой Украины и в знак протеста против Путина и ополчения Новороссии.

Это сообщение заставляет поразмыслить над темой, которая давно волнует меня, а именно «Pussy Riot» и «FEMEN» как явления, отражающие уровень современной российской и украинской культур. Мне кажется крайне любопытной их такая схожая и такая разная судьба. «Pussy Riot» для своих выступлений выбрали формат феминистского анархо-панка, явления, имеющего глубокие западные корни, близкого и знакомого западным интеллектуалам. К знакомому, но радикальному формату PR добавили запоминающийся сценический образ в виде разноцветных балаклав, позволяющих переодеваться под PR кому угодно (а это важно для массовой популярности). Наконец, PR атаковали больной нерв современной России: фраза «Богородица, Путина прогони!» одинаково шокирует и верующих, и неверующих, и путинистов, и антипутинистов, расщепляя русский культурный архетип о сакральности власти.

-UwhUZvq8G8

Впрочем, всего этого для всемирной популярности было недостаточно, и тогда PR помогло государство (как я уже писал в тексте о русской психологии, русские — государственный народ, даже если мы говорим о панк-феминистках, отрицающих само понятие государства), устроив долгий и бессмысленный судебный процесс, превративший рядовую панк-акцию в повод для долгой и бессмысленной дискуссии о границах самовыражения, разнице между искусством и хулиганством, месте религии в современной жизни, понятии сакральности и особых чувствах верующих. Помимо этого, PR послужили поводом для раскола протестного антипутинского движения, что заставило некоторых обвинить их в работе на ФСБ (опять-таки, типичное для современной России обвинение).

Использование панк-формата позволило сторонникам группы апеллировать к западным звездам и в итоге поднять огромную волну поддержки от коллег по музыке. Вопрос о границах искусства и границах самовыражения оказался знакомым и актуальным для всего мира, из-за чего репрессируемые PR обрели всемирную популярность. Наконец, на завершающих стадиях судебного процесса PR зачитали манифесты, прямо проводящие линию наследования от советских диссидентов, дав первоклассный материал для тысяч иностранных колонок о современной России, традициях диссидентства, мрачной тюремной системе и т.п. В тюрьме PR начали бороться за права заключенных, подняли масштабную панику обращением к архетипу ГУЛага и к моменту выхода из тюрьмы превратились из просто панк-диссидентов в полноценных правозащитников и борцов со страшной советской системой и кровавым Путиным.

В России PR достаточно быстро выветрились, зато для всего остального мира они стали «теми самыми русскими диссидентками», со скучными чиновничьими лицами подписывающими очередное обращение против Путина, «как мать и как женщина требую остановить российскую военщину». Попытка возобновить музыкальную карьеру выступлением на Сочинской олимпиаде с нанятыми казаками к успеху не привела (в американских новостях показали, как архетипичный казак бьет плеткой участниц группы, но скандал утих, не успев разгореться), и участницы PR удовольствовались ролью правозащитных чиновниц, в вечерних платьях со сцены рассказывающих об ужасах австралийской тюремной системы. В Австралии.

inmini0

Участницы коллектива «Pussy Riot» c Мадонной

Пошутили, посмеялись, по церквям потанцевали — и хватит, пора за ум браться.

Другое дело «FEMEN», решившие, в отличие от «Pussy Riot», показывать голые груди одновременно со скандированием рудиментарных политических лозунгов (названия акций: «Украина не Алина», «Украина не бордель», «Секс-бомбу под Евро-2012»). Шок-эффект от голых женщин на улице быстро прошел, а рудиментарные политические смыслы, в отличие от PR, не дали развернуться сколько-нибудь значимой общественной дискуссии. Поняв, что изображение «FEMEN» замыливается, кураторы группы решили повысить градус провокативности и перейти уже к откровенному хулиганству по меркам даже самых либеральных стран: в частности спилили бензопилой поклонный крест недалеко от Майдана Незалежности, поставленный в память узников сталинских лагерей. Данная акция каким-то образом символизировала борьбу с Путиным.

Кроме того, «FEMEN» перешли к эстетике отвратительного в виде акций по, например, публичному обписыванию портретов Путина и Януковича, а также откровенным атакам на РПЦ с невнятной мотивацией. Причем все это в украинских национальных венках, что лично я бы воспринял как национальное оскорбление. Видимо, так это восприняли и на Украине, поскольку нескольких связанных с движением людей похитили и жестоко избили, после чего «FEMEN» перенесли штаб-квартиру во Францию. Но первая же попытка устроить акцию протеста против шествия французских сторонников семейных ценностей привела к тому, что французы тоже избили активисток, выбив одной из них зуб. Попытка же высмеять самоубийство французского историка и писателя Доминика Веннера, на следующий день после его суицида в соборе Парижской Богоматери устроив суицид потешный, привела к тому, что бодрых украинок в Европе стали считать немножко животными. А атака на бельгийского архиепископа, которого облили водой, и вовсе превратилась в пропаганду христианства, подарив культовое изображение: пожилой благородный мужчина, закрыв глаза, покорно принимает издевательства беснующихся вокруг голых баб.

inmini1

Та самая атака «FEMEN» на бельгийского архиепископа

Изначально интеллектуально убогие акции «FEMEN» (не сумевших сочинить хотя бы какую-нибудь протестную песенку) по мере «замыливания» образа и роста эпатажности превратились в чистое, откровенное, типично украинское хулиганство. Участницы группы не смогли сформулировать интересный для Запада месседж, поразить его своими текстами и манифестами, заставить обсуждать философию «новых украинских диссидентов», разбудить дискуссию о границах дозволенного, вызвать реакцию своей атакой на общественные нормы. В нетерпимости, дикости, ярости их акций мы можем сейчас четко видеть предвестие той истерии, что охватит затем украинское общество и приведет к гражданской войне.

Но самое главное состоит в том, что «FEMEN», несмотря на весь свой эпатаж, так и не посмели ударить по нерву украинского общества. В России критиковать правящего Путина и правящую РПЦ — это нарываться на проблемы. На Украине же критиковать иностранного Путина и затравленную РПЦ — это следовать мейнстриму украинского национализма. «У нас в СССР тоже свобода слова, я тоже могу выйти на Красную площадь и крикнуть, что Рейган — дурак!» Украинский феминизм и левачество оказались неспособны к саморефлексии, к исследованию ноющих зон национального бессознательного («Богородица, Бандеру прогони!»?) и, как и вся Украина, выразились через противостояние с Россией. А когда это противостояние (при переезде во Францию) исчезло, ругающее Россию украинство мутировало в совсем отвратительные формы, отринув остатки человечности («Не глумиться над покойным на следующий день», например).

femen01

Обливание кровью ополченцев в лавре во имя сохранения Единой Украины — это гранд-финал украинского саморазоблачения, это старая-добрая кровавая ванна графини Елизаветы Батори, купавшейся в крови девушек, чтобы сохранить свою увядающую красоту. Это нежить, у которой нет своего собственного смысла существования, своих собственных жизненных сил и которой надо обливаться кровью ополченцев, кровью русских, кровью французских философов, кровью бельгийских епископов, стремясь украсть жизненные соки всего живого и настоящего, что есть в этом мире. И даже знаменитые подземные схроны УПА после акции «FEMEN» начинают выглядеть подземными склепами, в которых нежить пережидает день. Украина — это партизан-нежить, «черный человечек» (как окрестили сами себя правосеки) из схрона, вместе с полуголой окровавленной панночкой охотящийся за живыми, страшно рыча некромантское вампирическое «Ще не вмерла… ще алчет крови!» Идеальный украинский мужчина-патриот — без лица, в черной маске, в сплошной черной одежде, как будто скрывающийся от солнечного света. Идеальная украинская женщина-патриот — похожая на утопленницу, белесо-полуголая, в крови живых, с застрявшими в волосах опилками от сваленных крестов.

Я, наконец, понял, почему они так ненавидят ватники: ватник очень плотный. Не прокусишь.

«Pussy Riot» выразили настроения московских либералов — и срезонировали с либералами по всему миру, выдав послание Глобальному Западу на его языке. «FEMEN» же выразили мутное липкое безумие, скапливавшееся внутри украинцев, проявив в мир охватившее украинцев тяжкое демоническое бешенство. Ведь сейчас, когда на востоке Украины воюют языческие батальоны, спиленный крест выглядит уже не богохульством, но пророчеством, а вылитое на голову с украинским венком ведро крови — не шок-акций, но кратким содержанием выпуска новостей. Когда на улицах появляются куклы Путина для пинания детьми, публичная дефекация на портрет Путина смотрится не шок-артом, но всего лишь следующей стадией всесжигающей ненависти. Осталось довернуть до конца — начать куклы Путина сжигать, в полнолуние, под чтение «Отче наш» задом наперед.

В отличие от «Pussy Riot», явления экспортного, «FEMEN» — ключ к украинской национальной психологии, наиболее откровенное проявление украинского психоза, аналог публичных сеансов всеукраинского психоанализа, упреждающее проговаривание того, что дойдет до основной массы украинцев лишь позже. И добродушное русское «а, бабы бесятся» — нет, это бесятся не бабы, это бесится украинское бессознательное, это ревет и рычит обожженная русским солнцем украинская психика.

И ее желание плавать в русской крови не сулит нам ничего хорошего.

dem03



14.09.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх