Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Пленные украинские солдаты помогают восстанавливать школу в Донецке (видео)

Пленные украинские солдаты помогают восстанавливать школу в Донецке (видео)



Недавно к депутатам Парламента Новороссии Ольге Парфиненко и Роману Ивлеву обратились директор и педагоги школы № 33 Донецка, пострадавшей в результате артобстрела 27 августа, с просьбой о помощи. Депутаты отреагировали на их обращение и предложили военнослужащим украинской армии, сдавшимся в плен, принять участие в разборе завалов здания. Бывшие украинские солдаты охотно согласились оказать помощь.

«Мы были абсолютно готовы к началу нового учебного года, все кабинеты подготовили. Наша школа считается передовой, она оснащена современными техническими средствами обучения.

Примерно после 21.00 27 августа произошло это несчастье. В нашу школу попало четыре артиллерийских снаряда. Практически полностью разрушен и выгорел четвертый этаж, а третий и второй очень сильно залиты водой при тушении пожара.

Школу обязательно необходимо восстановить, ведь она — одна из самых лучших в городе. Здесь учились около 500 детей. Специалисты уже работают над проектом восстановления здания. А пока наши ученики будут обучаться в другой школе, там нам предоставляют один этаж», — сказала директор Донецкой специализированной школы-гимназии № 33 с углубленным изучением иностранных языков, экономики, истории и гуманитарных предметов Татьяна Денисенко.

«Перед вами так называемые военнопленные, которые сдались добровольно. К ним сегодня претензий нет. Они не являются ни артиллеристами, ни членами правого сектора, ни нацгвардейцами. Это просто армейщина, их сюда пригнали, что называется, на убой.

У них хватило ума не участвовать в военном беспределе против мирного населения и сделать правильный выбор — добровольно сдаться. Сейчас они являются свободными людьми и готовы оказать добровольную помощь в очистке завалов этого здания. Для того, чтобы можно было приступить к ремонту, чтобы дети смогли учиться в своей школе.

Так бывшие солдаты украинской армии хотят загладить свою вину перед жителями нашего города. Они будут жить и работать здесь, в Донецке, пока не наступит настоящий мир, а не вот это куцее перемирие, а потом смогут вернуться к себе домой. Потому что если они это сделают сейчас, их просто-напросто расстреляют. Они не сделали нам ничего плохого. Это просто обманутые люди. Командиры их бросили и сбежали.», — подчеркнул депутат парламента Новороссии, координатор Общественной организации СВД «Беркут» Роман Ивлев.

Одному из сдавшихся в плен — Сергею — всего 19 лет. Еще совсем ребенок — испуганный и угловатый. Маленький, щуплый, одет в чужую одежду не по размеру, джинсы подвязаны веревкой. Он родом из села в Полтавской области. Из многодетной семьи — шестеро детей!

Мама сейчас одна воспитывает пятерых братишек и сестренок Сергея. Старшему из оставшихся дома — 18, самой маленькой Людочке — 8 месяцев. До службы в армии Сережа работал трактористом. Говорит, что служить ушел по контракту еще до начала войны — 26 ноября 2013 года, обещали платить 3 тысячи гривен, что для села — большие деньги. Служил в Кривом Роге.

Забитый деревенский паренек, его откровенно жаль. «Я не хотив стриляты. Мне командир говорыть: стриляй, а я кажу — не хочу, — говорит он на ломаном русско-украинском. — И я заховався. Я не стрелял вообще. Я сам сдался».

«Дома в мене мама та маленьки браты и сестрички, — с дрожью в голосе и со слезами на глазах говорит мальчишка. — Мэни дають дзвоныты, я общаюся с родными. Звоню маме сегодня, а она мне говорыть: сыночок, Людочка малэнька захворила, я тебе писля обид набэру, сыночок. Артурови, брату, якому 18 лет, я кажу: не иды в армию вообще, не нужна тоби ця армия, тут вбывають мырных людей. И передай там усим, что по телевидению все врут — тут немае российских вийськ и террористов нема ниякых. Тут люды захыщають свои домивкы и дитей своих, материв. А украинськаармия бомбыть и навязуе нам тэ, що тут типа бандиты, яки прыйдуть до нас, до наших симей вбываты».

А на самом деле, говорит Сергей, их предали именно командиры украинской армии. Когда колонну, в которой шло по меньшей мере 500 человек, стали бомбить, они просто удрали, бросив таких же желторотых пацанов погибать под снарядами — как пушечное мясо. Изо всей колонны осталось 17 человек. Остальные остались навсегда там, лежать в поле — обманутые и брошенные своей державой, своими военачальниками. Ради чего и во имя кого они положили свои молодые жизни?

А Сергей и еще несколько его сослуживцев спаслись в лесу. Там они прожили 12 дней.

«Мы ели корешки, желуди, червячков и пили воду из ставка, пока не нашли поле с кукурузой. Ели ее. На 13-й день начался сильный дождь, мы вышли к заброшенному дому и спрятались в нем, а чуть дальше было село, — продолжает Сергей. — Потом подошли к местным жителям и спросили: что нам делать? Они ответили, что сейчас перемирие, идите сдаваться. Мы решили сдаться. Попросили людей привести к нам ополченцев. Нас не били и не унижали. Наоборот, нас нагодувалы и перевдягнулы, потому что наша одежда была вся уже мокрая и порвана. Вот сейчас мы в Донецке и видим, что тут мирные добрые люди. Мени дуже стыдно за то, шо тут наробыла украинська армия. Я не хочу домой».

Юрию Шинкаруку 36. Он родом из Ровенской области. Работал участковым милиционером, затем нес службу в Киевской области, в ППС.

«Когда нас сюда отправляли, сказали, что милиция никаких боевых действий не ведет. Сказали, что мы должны здесь бороться с ворами и мародерами. До того, пока мы не попали в Донецк, нам никто не давал никакой достоверной информации, что здесь происходит на самом деле.

Здесь мы увидели, как украинская артиллерия бомбит школы, роддомы, жилые дома. Никаких террористов мы здесь не увидели, только мирные люди, — говорит Юрий. — Дома меня ждет мама, она смотрит телевизор и считает, что я поехал на Донбасс с благородной миссией — помогать людям. Что делать, там такая пропаганда идет по телевидению.

Мне нужно вернуться домой и донести правдивую информацию своим землякам. Люди политикам уже не верят. Они верят таким простым людям, как мы, которые возвращаются из плена, с передовой.

Если не мы-то кто же донесет людям правду? Я один у матери, а она — у меня. Я должен вернуться к ней живым. Мне бояться нечего. Я не сделал ничего плохого. Специально остался служить в милиции, чтобы меня не задействовали в армии.

Но знаете, сегодня, вот перед этими людьми я себя чувствую мразью. Я опускаю голову, потому что при виде вот таких разрушений у меня слезы наворачиваются. Меня сюда никто не звал. А сейчас я общаюсь с донетчанами, и они говорят: приезжайте к нам в гости, только без оружия».

А родителям 20-летнего Димы из Хмельницкого успела прийти похоронка.

«Нас обманули, кинули. Усі хлопці полягли, а наші командири якимось чудом вижили. Нас ввели в оману, — говорит парень на чистом украинском. — Ніяких терористів ми тут не побачили. Але побачили, як українська армія розбомбила села і міста на Донбасі.

Дуже жалко маленьких дітей, що ховаються у бомбосховищах. Вважаю, нам дали приступний наказ. Я почуваю себе дуже винуватим, мені дуже соромно. Бо люди думають, що ми одні з тих, хто це все зробив. Але ж ми, дякувати Богові, не встигли зробити нічого лихого.

Нам говорили, що ми їдемо сюди захищати людей. Але тут ми на власні очі побачили, що люди захищають свої домівки, свою землю. І до нас добре ставляться — ніхто нас тут не бив і не знущався. Бачите, ось я тут стою перед вами — живий і неушкоджений, посміхаюсь.

Ця війна взагалі якась незрозуміла і нікому не потрібна. Наші діди фашизм виганяли звідси, наші батьки в Афганістані воювали, а ця київська влада — так би мовити, „розумні люди", із-за яких полягли вже тисячі людей, ввела нас в велику жорстоку оману.

Знаєте, я зараз навіть не можу підібрати слів, щоб не заматюкатися… Дивишся українські новини — кажуть, що від начала протистояння загинуло 900 людей, але ж на цій війні вже загинуло більше ніж в Афгані — тоді, здається, загинуло 10 тисяч, а зараз — вже близько 18 тисяч солдат. Кажуть, то безвісти пропали. Як може пропасти 18 тисяч молодих чоловіків? А ще й як ми повернемося додому живими — нас ще й мають посадити. А тих командирів, що нас покинули напризволяще й побігли — нагороджують.

Я у своїх батьків один син. Довгий час вони вважали мене безвісти пропавшим, їм так повідомили. А пізніше — ще й похоронки прислали. На живих людей! Просто наше військове керівництво днем помилилося — на один день. Ми виїжджали на четверту добу, а вони думали, що ми виїдемо на третю. І поквапилися заздалегідь вислати батькам похоронні повідомлення. Тобто, нас поховали живими. Коли я зателефонував мамі вже з Донецька, там були й сльози, і радість».

Когда мы пришли на четвертый этаж школы, бывшие украинские солдаты вовсю работали — разбирали завалы. Сергей из Полтавы был очень грустным.

— Сережа, ты себя плохо чувствуешь? Тебя обидел кто-то? Почему мрачный?

— Що накоїли, що натворили, — сказал мальчишка сквозь слёзы, глядя на разрушенный и обгоревший школьный класс.



19.09.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх