Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Лучшая оборона — это нападение

Лучшая оборона — это нападение



Лучшая оборона — это нападение

События на Украине заставляют по-иному оценить взгляды маршала Тухачевского



Все, что современная публика знает о так называемом «заговоре Тухачевского» представляет собой гремучую смесь наспех сфабрикованных обвинений времен «большого террора» и позднейших наукообразных инсинуаций, ориентированных на сиюминутный политический заказ. То есть, по факту мы не знаем ничего. Но может быть, это и не так страшно? Дело древнее, сегодня нет даже той страны, в которой все это происходило. Так стоит ли ворошить далекое прошлое? Конечно, не стоит, если нет в этом никакой практической нужды, определяемой наличием связи с днем сегодняшним.

Но, похоже, что связь с событиями, которые сегодня происходят на Украине, у дела Тухачевского есть, да еще какая. Если посмотреть на это «преданье старины глубокой» с точки зрения его глубинной сущности, а она всегда присутствует, когда дело идет о жизни и смерти многих людей, то можно прийти к выводу, что реальной фабулой этой истории как раз сейчас и следует усиленно заниматься. То есть, вспомнить, изучить и сделать все для того, чтобы не повторить ошибок наших предков.

В чем, собственно, был конфликт? Якобы Михаил Тухачевский очень не любил тогдашнего наркома обороны Климента Ворошилова, всячески добивался его смещения и наверняка сам метил на этот высокий пост. А Сталин, мол, не выдал своего любимчика, вместо этого взял и схарчил самого задаваку-маршала и много кого еще. Что ж — версия, особенно по нынешним мелкотравчатым временам, когда смыслом существования вышесредних чинуш считаются дворцовые интриги, вполне подходящая.

Вот только времена были тогда сильно другие. И люди того времени наверняка бы подняли на смех таких горе-толкователей, которые вздумали мерить их на свой мелкий аршин. Масштаб у них был другой — государственный, и охват мышления — планетарный. Ведь они строили новый мир. А это знаете ли — не мелочь по карманам тырить. Здесь масштаб личности нужен. Были, конечно, и тогда мелкие уроды, но стандарт эпохи был именно таков. И нет никаких причин сомневаться, что действующие лица этой истории ему соответствовали.

Еще одна расхожая версия — шпионаж в пользу всех разведок мира настолько трафаретна по тем временам и безыскусна, что ее даже обсуждать всерьез нужды нет. Представить себе, что первые лица крупнейшего в мире государства тупо сдавали врагу его секреты, ослабляя тем самым свою страну, где они были полными хозяевами, решительно невозможно. Большую чушь даже трудно вообразить.

Так в чем же тогда загадка этой истории, и почему автор этих строк вдруг заговорил о ее чрезвычайной актуальности?

Дело в том, что Михаил Тухачевский был убежденным сторонником наступательной войны, и именно для нее он хотел готовить и реально готовил Красную армию. За это его, кстати, тоже упрекали — как сторонника необузданного милитаризма и тотального превращения страны в военный лагерь. И действительно, в этом споре правота Сталина, казалось, была очевидна — он хотел умерить аппетиты военных и уделить больше внимания развитию народного хозяйства. Тем более что от планов Тухачевского за версту несло махровым троцкизмом с его пресловутой «мировой революцией». А мудрый Сталин, как известно, не стал бросать Россию в качестве хвороста в этот революционный костер, а предпочел строить реальный социализм в одной стране, для своего народа. Казалось бы — все логично и Тухачевскому воздали по заслугам.

Но, увы, так только казалось. 22 июня 1941 года все эти иллюзии развеялись, как дым. Колоссальная военная машина объединенной Гитлером Европы двинулась на восток, сметая все на своем пути. Сталин, как известно, в первые дни вторжения находился в состоянии полной прострации — настолько все это его ошарашило. Но будучи сильным человеком и имея под рукой недурно воспитанную страну, он все же собрался с духом и поднял народ на борьбу, которую, тем не менее, пришлось вести в тяжелейших условиях, на своей территории и побеждать врага ценой невиданных разрушений и человеческих жертв. В 27 миллионов жизней обошелся советскому народу сталинский план обороны. И дело тут не в том, что, как сейчас говорят, — будь на месте «мясников» Сталина и Жукова кто-то другой, более гуманный, потерь было бы гораздо меньше. Та модель войны, которая была навязана СССР в 41-м году никакой иной картины сражений и цены Победы уже не предполагала.

Тухачевский наверняка знал, что все так и будет. И для этого ему не нужно было быть паранормальным оракулом, вполне достаточно было просто хорошо разбираться в основах военного искусства. Нет и не может быть никаких доказательств того, что он хотел готовить страну именно к безумию «мировой революции». Это всего лишь пункт обвинения, формально привязанный к его идее наступательной войны. Но суть замысла Тухачевского сегодня читается совершенно иначе. Талантливый советский маршал был настоящим военным стратегом и при этом отдавал себе отчет в том, какова обстановка в мире и что она сулит его стране. Уже в начале тридцатых годов оставалось мало сомнений, что мировой империализм (а это отнюдь не абстрактная субстанция, как кое-кто сейчас считает) готовит убийственный военный удар по своему антиподу — СССР, и на острие этого удара, несомненно, будет нацистская Германия. Это нам, жителям XXI века, кажется, что такие предположения находятся где-то за гранью возможного. Но тогда это буквально витало в воздухе, и было бы странно, если бы крупнейший советский военный лидер этого не учитывал.

Ощущение смертельной угрозы стране, несомненно, было для него рабочим моментом. И как один из главных военных руководителей он был обязан думать и на самом деле думал о том, как эту угрозу наилучшим образом парировать. Нет ничего удивительного в том, что Тухачевский считал, что самое плохое в этой ситуации — сидеть и тупо ждать, пока на тебя нападут. Просто потому, что любой военный знает: оборона это практически всегда утрата инициативы и сдача врагу всех преимуществ начального этапа войны.

Именно поэтому маршал направил все свои усилия на подготовку армии к наступательным битвам, к стремительным ударам в глубину территории противника, к разгрому его, а не наших городов и промышленных центров, и к принуждению врага к капитуляции непосредственно в его собственной столице. Тухачевским, несомненно, двигало убеждение, что единственной альтернативой будет тяжелейшая оборона — в одиночку против практически всей Европы, которую без труда подомнет под себя Гитлер. Так оно, собственно, и случилось.

Но Михаил Николаевич, будучи не просто патриотом, но еще и прозорливым строителем вооруженных сил, стремился этого не допустить. По его инициативе Красная армия стремительно приобретала облик неудержимой, искусно заточенной на атаку военной машины. Первые в мире массовые воздушные десанты в тыл врага, первые в мире танковые корпуса, нацеленные на глубокий прорыв обороны, развитие стратегической авиации и внедрение массы других передовых новинок — все это придумал Тухачевский. Венцом этих усилий стали грандиозные киевские маневры 1935 года, присутствовавшие на них иностранные военные наблюдатели были потрясены — перед их глазами предстала грандиозная, невиданная военная мощь, которая с легкостью могла пересечь всю Европу и даже не заметить ее сопротивления. Тысячи танков и самолетов, заполнившие все небо и землю, могли повергнуть в трепет кого угодно.

Именно это и имел в виду Тухачевский и его сторонники. Не ждать, пока враг соберется с силами и во всеоружии подойдет к нашим границам. Атаковать первыми, расстроить все агрессивные планы империализма и навязать мир в Европе на наших условиях. Как вам такая Германская Демократическая республика образца 1935 года?

Но ничего этого не случилось. Сталин, как известно, рисковать не стал. Его поддержали другие консерваторы из политбюро. А тут уже наложились и личные отношения, и атмосфера тотальной шпиономании, и все такое прочее. И Тухачевского сотоварищи, ставших опасными своим решительным несогласием с заведомо проигрышным, по их мнению, планом обороны страны, посчитали необходимым смахнуть с шахматной доски, чтобы они не путались под ногами у «верных сталинцев» и сторонников оборонительной стратегии Буденного и Ворошилова.

«Подсобила» такому решению и малоуспешная война в Испании, из которой в Москве сделали слишком далеко идущие выводы о том, что страна якобы плохо готова к войне, что понадобятся долгие годы для перевооружения и подготовки армии. Вот так и дождались сорок первого года, когда границы СССР атаковала, причем, вполне успешно, в сущности, слабо вооруженная немецкая армия, в которой «главной ударной силой» были пулеметные «тачанки» Т-1 и Т-2, тогда как РККА, оснащенная куда лучше, в том числе суперсовременными танками Т-34 и КВ, стала терпеть сокрушительные поражения. Это был не столько результат военно-технического отставания СССР, которого не было, сколько следствием неустранимого дефекта сугубо оборонительной стратегии, избранной Сталиным после отстранения Тухачевского. Вся инициатива была отдана Гитлеру, и он этим сполна воспользовался.

Но где же здесь видна связь с современностью? Да самая прямая. Потому что сейчас мы наблюдаем ровно то же самое: ожесточенное противоборство в руководстве России ровно тех же двух тенденций — решительной наступательной, и осторожной оборонительной. Сторонники первой — современные последователи Тухачевского, исходят из необходимости безусловного удержания стратегической инициативы и действий на опережение. В частности, одной из их рекомендаций является принятие исчерпывающих мер, в том числе и военного характера, с целью скорейшего освобождения Украины от ее вероломного захвата Западом и возвращения этой территории в сферу влияния России в максимально короткие сроки. Тем более что необходимый для этого потенциал у России есть.

Их оппоненты, строго наоборот, категорически отвергают какую либо наступательную стратегию, осуждают ее за «опасный авантюризм» и предлагают ограничиваться максимально сдержанной реакцией на конкретную ситуацию.

И хотя исторические обстоятельства не очень похожи, в сущности, мы сегодня наблюдаем то же противостояние, которое было между Тухачевским и Ворошиловым в тридцатых годах. Тогда оно закончилось поражением сторонников наступательной стратегии и привело к трагедии 1941-42 годов. И нет никаких причин думать, что сегодня это может закончиться для нас более благополучно, если мы сделаем неправильный выбор. Вот почему драма маршала Тухачевского — отнюдь не седая история, а самая что ни на есть злоба дня, разобравшись в которой как следует, мы, возможно, сумеем более осмысленно оценить ситуацию и не повторить трагических ошибок далекого и в то же время такого близкого прошлого.

Ясно одно: один раз от обороны мы уже сыграли. Причем, крайне неудачно. Стоит ли повторять?



05.10.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх