Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Наиболее подлая сущность БОЛЬШОГО УКРАИНСКОГО МИФА - его коварство

Наиболее подлая сущность БОЛЬШОГО УКРАИНСКОГО МИФА - его коварство



Наиболее подлая сущность БОЛЬШОГО УКРАИНСКОГО МИФА - его коварствоБольшой Украинский Миф безапелляционно утверждает, что украинцы - это вовсе не русские, а особая нация, что Украина 'eдина, соборна та унитарна' в рамках существующих границ, что на ее территории украинцы всегда составляли большинство, что украинцы всегда стремились к созданию собственного государства, но становлению украинского государства на протяжении столетий всегда препятствовали внешние силы - в частности, поляки и 'клятi москали'.

Необходимо уточнить, что и в 16, и даже в 17 веках современники очень четко разделяли Юго-Западную Русь (будущую фантастическую страну Украину) и Волынь с Галицией (теперь здесь тоже Украина).

Кроме того, помимо Юго-западной Руси (впоследствии Малороссии) современники четко выделяли Новороссию, Тавриду и Слобожанщину. Земли Дикого поля относились к землям Донского казачества.

Григорий Грабянка обосновывал украинскую отделенность от 'москалей' ссылками на Свещенное Писание, мол, 'москали' пошли от Мосоха, а казаки - от первого сына Иафета - Гомера.

Немаловажную роль в становлении Большого Украинского Мифа сыграл и такой анекдотичный 'артефакт', как 'ИСТОРИЯ РУСОВ'. Она была написана на хорошем русском языке - так как 'украинского' изобрести еще тогда не успели.

Действительно, все, кто был причастен к созданию основ идеологии 'украинства' в 19 веке, испытали на себе могучее влияние этого анонимного пасквиля Георгия Косинского, состряпанного из курьезных, ничем не подтвержденных домыслов и циничной фальсификации исторических фактов. Ярким свидетельством завороженности 'украинцев' фантастическими россказнями 'Истории Русов' служит творчество знаменитого Кобзаря, который брал из 'Истории Русов' целые картины и, в общем, ничто, кроме Библии, не имело такой силы над системой взглядов Шевченко, как 'История Русов'. Столь же заворожен ею был и Костомаров: идеи и дух 'Истории Русов' пронизывают все его исторические работы, которые представляют собой буквальный слепок с нее. Вдохновляла 'История Русов' и Пантелеймона Кулиша при написании 'Истории украинского народа' и других русофобских сочинений. Дословным пересказом ее была 'История Малороссии' М. Маркевича, ее же решающее влияние ощущается и в его 'Украинских мелодиях'...

И не смотря на то, что с развитием исторической науки все очевиднее становилась полная несостоятельность 'Истории Русов' как исторического сочинения, но влияние ее в среде 'украинцев' не уменьшалось: она продолжала завораживать и новые поколения самостийников столь же сильно, как и их предшественников. 20 век ситуации не изменил.

'История Русов', сплошь основанная на лжи, подделках и противоречащая историческим документам, явилась основой для всей последующей нэзалэжной историографии. А идеология, уязвленной своей социальной неполноценностью казацкой старшины, стала украинской национальной идеологией.

Далее, после реформ 1861 года за мифотворчество принялись 'громады' - культурно-просветительские организации украинофилов, стоявшие на двух идейных основаниях: западного либерализма и искусственного украинского национализма. В них участвовали такие крупные деятели как Антонович, Житецкий, Драгоманов, Чубинский, Костяковский, Чекаленко и другие. Часть этой работы велась в рамках земства, и русская интеллигенция, не ведая, чем все это обернется, только приветствовала работу 'громадских просветителей' врачей и учителей в селе.

Громады выступали и против поляков, в том числе против польских восстаний. Они, поляки, отрывают Польшу от России, это плохо! Но в Российской империи не должно быть угнетения народов. Долой централизацию, и пусть местные земства имеют право на самоуправление!

Любопытно само происхождение феномена 'национально-свидомых'. Родоначальники украинской литературы (Котляревский, Нечуй-Левицкий, Квитка-Основяненко и др.) были людьми малорусской ментальности, у которых любовь к окраине Руси, ее малорусскому народу, гармонировала с Российским имперским патриотизмом и чувством единства трех ветвей единого народа Русов. Впрочем и ранние украинофилы (Костомаров, Кулиш) и Драгоманов, несмотря на демонический культ украинской 'народной мови' в общем являлись, хоть и с оговорками, сторонниками если не единства, то какой-нибудь формы союза или федерации и русофобия им была совершенно чужда. Направлению украинофильства в русофобское русло было во многом следствием засылки поляками своей агентуры в это движение. Большую роль сыграл в этом профессор В. Антонович, возглавлявший украинское движение с 60-гг. 19 века до начала 20 века. Несмотря на громкий разрыв его с польским лагерем в 1861 г., он всю жизнь сохранял польские убеждения; был, по словам украинофила Лазаревского, 'чересчур поляком'.

Любопытно, что в среде украинофилов так называемых украинских 'националистов' второй половины 19 века, было множество этнической неруси. А кузницей украинских русофобий, стала Галиция. Регион - толком не знавший русской власти и культуры. Интеллигенция Галиции прошла выучку в польской школе, осознанно или неосознанно восприняв мифы польской пропаганды.

'Национально-свидоми' всегда были в меньшинстве среди малорусов. В конце 19 ст., по словам И. Лысяка-Рудницкого, украинское движение 'составляло меньшинство даже среди образованных слоев населения окраины Руси'.

Между тем, в западных регионах - на бывших польских коронных землях - украинофильство все больше приобретает ксенофобские черты. Неоценимую помощь ксенофобскому направлению украинофильства оказывали Пруссия и Австро-Венгрия, стремясь превратить это движение в 'пятую колонну', в чем и преуспели.

Именно от 'громад' эстафета мифотворчества перешла к Михаилу Грушевскому. Сей австрийский подданный, ныне являющийся идолом национально свидомых, стал воистину патриархом самостийной историографии, по заказу австрийского правительства и за австрийские же деньги написав на корявом русско-польском суржике десятитомный опус - 'История Украины-Руси', в котором описал историческую химеру под названием Киевская Русь-Украина.

В начале 20 века взращенные в громадах идеи 'украинского национализма' сольются с идеями 'революционного преобразования общества' и социал-демократии. Родятся социалисты-федералисты, социалисты-самостийники, Украинская социал-демократическая рабочая партия (УСДРП); Украинская партия социал-революционеров (УПСР). Практика этих широких 'народных' движений прекрасно показана у Михаила Булгакова.

Чем чреват украинский национализм, скрещенный с идеями социал-революционеров, впервые наглядно показал Симон Петлюра, которого ныне чтят, как национального героя. Петлюра был гораздо моложе членов 'Громад' (1879 года рождения), куда 'демократичнее' по происхождению. Сын извозчика, он уволен из гимназии за участие в громаде и эмигрировал во Львов. С 1900 - член Революционной украинской партии. Прекрасный пример того, как человек без особенного образования может понять идеи интеллектуалов. Пример того, во что легко превращаются идеи интеллектуалов, 'овладевая народными массами'. И во что превращается человек, сознанием которого овладела соответствующая идея. Джинн украинского национализма вылетел из бутылки и неизбежно должен был принять самые различные формы, в том числе и самые отвратительные.

Интересно, а если бы члены громад (Драгоманов, Костяковский) могли бы увидеть Петлюру, его банды и булгаковский Киев 'страшного года от Рождества Христова 1918', что делали бы они? Крестились и плевались? Кинулись бы жечь книги на украинском языке? Пытались разъяснить, что хотели совершенно иного?

Гражданская война показала полное банкротство 'национально-свидомых' в части способности самостоятельно создать собственное государство. Население меньше всего поддерживало режимы Центральной Рады, Гетманщины и Директории. Историк и украинский политик Д. Дорошенко отмечает, что перед революцией число свидомых 'не превышало нескольких тысяч', а несвидомых малороссов было '40 млн. минус несколько этих тысяч'

Фактически впервые полноценное национальное государственное образование в границах существующей 'неньки' появилось только с приходом к власти большевиков и Ленина. И никакой заслуги 'национально-идейных' в создании такого государства нет, так как отцами - основателями УССР выступили именно большевики.

В угоду идеям 'мировой революции' и ради создания ее оплота - 'союза братских республик сестер' - большевики бросились создавать химерную 'братскую сестру' - УССР. Но территорий для создания полноценной 'братской республики' было маловато. И поэтому в УССР включили исконно русские земли - часть земель донского казачества (Войска Донского), Донецко-Криворожскую Республику, Малороссию и Новороссию - вопреки интересам и желанию русского населения, проживающего на этих землях.

Победа большевиков принесла 'национально-свидомым' государственную поддержку. Началась насильственная политика украинизации. Любопытно, что главными сторонниками-фанатами этой политики были чекисты Скрыпник и Фитилев (Хвылевой). Эта политика была - гонение на все русское. Произошел союз 'национально-свидомых' и большевиков. Президент Вильной Украинской Академии Наук - Ю. Шевельов - признает: 'Прочной социальной основы украинизация под собой не имела. Она фактически опиралась на украинскую интеллигенцию коммунистической ориентации, очень тонкий слой общества. Рабочие и средний класс были в лучшем случае равнодушны. Не сохранилось сведений о каком-либо энтузиазме среди крестьянства'.

Провал и непопулярность этой политики привела к тому, что к концу 30-х она была свернута, а многие ее горячие проводники разделили в лагерях судьбу прочих попутчиков свидомизма.


17.10.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх