Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » «У нас большое желание вернуться в Донбасс»

«У нас большое желание вернуться в Донбасс»



«У нас большое желание вернуться в Донбасс»
Глава делегации МККК Паскаль Кютта (на фото) о сроках возобновления работы на востоке Украины

Надвигающиеся холода станут серьезной проблемой для жителей Луганской и Донецкой областей Украины: в ходе боевых действий разрушена значительная часть инфраструктуры и домов. Глава региональной делегации Международного комитета Красного Креста (МККК) в России, Белоруссии и Молдавии Паскаль Кютта рассказал, почему организация не может возобновить работу на востоке Украины, хотя и имеет возможность помочь людям.

— МККК приостановил деятельность на востоке Украины в начале октября, после гибели в Донецке своего сотрудника Лорана дю Паскье. Учитывая приближение зимы, не пришло ли время возобновить помощь пострадавшим в ходе конфликта?

— Работу в этом направлении мы не прекращали. Сейчас мы просто фокусируемся на людях, которые уехали из районов конфликта, в том числе и на территорию России. В частности, мы сотрудничаем с Российским Красным Крестом в Ростовской области, Краснодарском крае. Кроме того, МККК — единственная международная организация, оказывающая помощь беженцам в Крыму.

Если же говорить собственно о Донбассе, то у нас есть большое желание вернуться туда как можно скорее. У МККК есть возможность помочь людям лучше подготовиться к зиме. Но мы потеряли в Донецке одного из своих коллег при обстоятельствах, которые требуют должного расследования. В таких условиях мы были вынуждены вывести своих сотрудников из региона.

— В начале недели в Human Rights Watch заявили: Лоран дю Паскье был убит в результате атаки украинских военных с использованием кассетных боеприпасов. Вы можете подтвердить это?

— Выводы Human Rights Watch я комментировать не могу. Мы приняли их во внимание, но наше расследование происшедшего продолжается.

— На каких условиях вы готовы вернуться в Донбасс?

— Конкретного списка условий нет. Мы знаем, что любая война опасна, что сотрудники МККК всегда работают в непростой обстановке. Но нужно убедиться, что наша работа уважается, принимается и ценится всеми сторонами. Безопасность сотрудников МККК основывается не на оружии или силе, а на уважении нашего мандата. Сейчас нам нужно время, чтобы, проанализировав все факторы, принять какое-либо решение.

— А в новом гуманитарном конвое, если Россия решит его отправить, готовы поучаствовать?

— Важно понять, что с самого начала речь шла о договоренности между Россией и Украиной. МККК лишь мобилизовал свои ресурсы, понимая, что российская помощь очень нужна жителям востока Украины. Но это соглашение на практике не прошло тест. На данный момент мне неизвестно о каких-либо договоренностях по новому конвою. И я пока не знаю, как мы можем быть вовлечены в процесс, если соглашение между Москвой и Киевом все-таки будет достигнуто.

— В понедельник глава фонда «Справедливая помощь» Елизавета Глинка (Доктор Лиза) в эфире «Коммерсантъ FM» обвинила вас в том, что вы отказались предоставить гарантии Красного Креста на груз медикаментов, которые она везла на восток Украины. Это так?

— У нас действительно была встреча с шестью или семью членами президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Они ее инициировали — захотели обсудить с нами, как можно улучшить работу по помощи жертвам войны. Мы рассказали, как работаем — независимо, нейтрально и без какой-либо политики — с Красным Крестом в России и на Украине, в рамках международного движения Красного Креста. Естественно, мы уважаем усилия всех, кто помогает людям на востоке Украины. Но вне рамок повестки нашего движения работать не можем. Я не могу печатать какие-то бумаги на перевозку лекарств из одной страны в другую, в зону конфликта. Мы просто этого не делаем. Я думал, что это поняли все присутствовавшие на встрече.

— Но, по словам госпожи Глинки, свой отказ вы мотивировали словами «нам не нравится политика вашего президента».

— Повторю, мы никогда не вмешиваем политику в свою деятельность. МККК — гуманитарная организация, а не политическая. Да, мы четко сказали, что не можем помочь. Но о политике России или президента РФ вообще не говорили ни слова. Речь, наверное, идет о недопонимании или ошибочных воспоминаниях о том, что было шесть месяцев назад.

— Помимо Украины каковы еще приоритеты региональной делегации МККК сегодня?

— Активно работает наш офис на Северном Кавказе — в частности, мы пытаемся прояснять судьбу людей, пропавших в прежние годы. Наша задача в Москве — взаимодействовать с российскими властями, в том числе и по вопросам международного характера: гуманитарные последствия войны в Сирии, ситуация в Афганистане… А на следующей неделе МККК проводит в Москве конференцию по кибербезопасности.

В 2015 году же крупнейшей операцией для нас будет Сирия. Стоящие вызовы требуют от нас тесного взаимодействия с партнерами как внутри страны, так и за ее пределами. В этом смысле наша работа с Россией критически важна.

— То есть МККК активно участвует в урегулировании гуманитарной ситуации в Сирии, но по соображениям безопасности ушел из Донбасса. Получается, в Сирии безопаснее?

— Не стоит рассматривать вопрос столь узко. Наша задача — не в том, чтобы оставаться за пределами Луганской и Донецкой областей, а в том, чтобы понять, когда и как мы туда можем вернуться. На Донбассе много людей, которые нуждаются в помощи.


23.10.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх