Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » 24.12.14. Интервью с Олегом Собченко о харьковских партизанах.

24.12.14. Интервью с Олегом Собченко о харьковских партизанах.



24.12.14. Интервью с Олегом Собченко о харьковских партизанах.
В начале декабря в интернете появилось видеоинтервью «Харьковские партизаны. Кто они?» О партизанах рассказал человек, не скрывающий ни своего имени, ни своего лица (в отличие от предшественников в масках, читавших партизанские видеообращения), — Олег Собченко.

Мы с ним встретились.

«Свободная Пресса»: — После того, как вы открыли лицо, что можете рассказать о себе?

— Я родился в Харькове. Детство и юность прошли в этом прекрасном городе. Служил в армии на афганской границе. Закончил спецшколу МВД и долгое время работал оперативным сотрудником, добросовестно выполнял свой долг.

Но коррупция в органах внутренних дел, взяточничество, сращивание с уголовным миром — стало тошно от этого всего. Это была причина моего ухода. Потом новая работа, хорошая, созидательная. Но год назад начались потрясения — созидание осталось в прошлом.

Лицо свое я не открывал — я его просто не прятал. В лицо меня знали все, и друзья и враги, поэтому мне не было смысла скрывать его.

«СП»: — Как думаете, почему появились слухи о том, что деятельность харьковских партизан инспирирована СБУ?

— Могу сказать о себе: почему-то украинские спецслужбы очень крепко вешают на меня всех собак и обещают пожизненное заключение, хотя его не предусматривает Уголовный кодекс. С другой стороны, появились фейковые видео, авторы которых «косят» под харьковских партизан. А сделаны они так, что даже «диванные войска» без труда распознают: это фейковые партизаны, хвастающиеся выдуманными подвигами.

Для чего это делается? Возможно, здесь такой расчет. Люди, раскусив подделку, с недоверием отнесутся и к настоящим роликам, в которых рассказывается о реальных действиях подполья. А насмотревшись на фейковых партизан, будут подозревать настоящих в связях с СБУ.

С другой стороны, такие подделки — это еще и приманка для слишком доверчивых харьковчан. СБУ может расставлять свои ловушки, чтоб выявлять неблагонадежных.

«СП»: — Но странно, что человек, имеющий отношение к харьковским партизанам, не таясь, за кухонным столом давал интервью на камеру?

— Что касается места встречи с Филиппом Экозьянцем, записавшим интервью (он певец и поэт, наш товарищ по весенним протестам), — это, как вы понимаете, происходило не на территории Харькова, не на территории Украины, а в безопасных условиях. Но с ребятами, оставшимися там, в подполье, мы контактируем. И эти партизаны, конечно, не станут показывать лица.

«СП»: — Вы тоже участвовали в видеообращениях харьковских партизан?

— Видеообращения снимались на территории Харькова. Я туда выехать не могу.

«СП»: — А когда вы покинули Харьков?

— 8 августа 2014 года было выписано постановление о моем задержании. У нас в доме при обыске «обнаружили» гранатомет под детской кроваткой, напугав тещу. Обвиняли меня в обстреле бронетанкового завода. Хотя уже арестовали тех, кто, по версии следствия, его обстрелял. Но, наверное, решили дополнить список еще и мною. И гранатомет «появился» у нас в доме. Но я этого уже не видел. Вовремя уехал…

«СП»: — Можно ли на таком расстоянии поддерживать постоянную связь с партизанами, не подвергая их опасности?

— Учитывая современное развитие техники, и то, какими техническими средствами обладают в СБУ, — было бы абсурдно делать это в телефонном режиме. Сами понимаете. Людей надо видеть, слышать, общаться с ними, участвовать в мероприятиях — это те вещи, которые необходимы координаторам. Я на самом деле со многими из них общаюсь. Это мои друзья. Нас многое связывает. Основной источник информации — это мой друг: он занимается координацией всего движения. Все, что происходит в Харькове и области, с опозданием в один-два дня я знаю.

«СП»: — В видеоинтервью вы упоминали бывших милиционеров, военных, ветеранов разных структур, создавших разветвленную сеть со множеством подпольных ячеек. А если спецслужбы начнут везде внимательно следить за их деятельностью?

— Вы вообще представляете количество бывших сотрудников разных структур? Их тысячи. И никто из них не ходит с плакатом: «Я из подполья». Тем более на сегодняшний день люди научились прятать свои эмоции, свои лица, свою суть, и научились работать. В том интервью я говорил, что харьковское подполье представляет собой большое количество самоорганизовавшихся групп. Важно еще, что каждая из этих небольших групп действует самостоятельно.

«СП»: — Поэтому и акции разномасштабные? Одно дело — взорванные цистерны с горючим, другое — поврежденная труба под мостом или ворота воинской части. Или на заборы покушаются те, кто подражает партизанам, чтоб у органов появился повод для арестов?

— О тех, кто «косит» под партизан, я уже сказал. Но вы назвали реальные дела. Нет операций значительных и незначительных. Каждая из них наносит урон хунте и поднимает боевой дух всё большего количества людей. Даже в каждом из незначительных, на первый взгляд, мероприятий есть свой смысл. Ведь люди многого не знают. Украинские СМИ не доносят информацию о том, что было после той же трубы под мостом. Все это скрывается.

И когда «диванные войска» в интернете начинают судить-рядить о том, что серьезно, а что несерьезно делают люди, рискующие жизнью, мы не ввязываемся в споры. Потому что они привыкли плести языком, а мы заняты делом. Потом разберемся, кто из нас был более полезен. В начале декабря был такой «несерьезный» взрыв у ворот училища нацгвардии.

У него была определенная цель — предупреждение. Партизаны не хотят лишних жертв. Они предупреждают: уезжайте к себе домой, к своим женам и матерям, к своим детям, убирайтесь с нашей земли, потому что следующая акция будет против вас. Никто никого не хотел убивать, так как, кроме 600 нацгадов, завезенных с Западной Украины, там живут обычные пацаны-курсанты.

Но показать тем «макклаутам», что и на них есть управа, — в этом была цель акции. Они охраняют сами себя. Вот ребята и «сделали» их, под самым носом заложили взрывчатку. А после этого все руководство области вызывали на ковер в МВД.

«СП»: — Харьковских курсантов и милиционеров вы карателями не считаете?

— Это важный момент: наше отношение к харьковской милиции. Весной с многими из этих ребят мы пили чай и кофе по ночам у памятника Ленину. Нас с ними обстреливали светошумовыми гранатами менты из Полтавы и Сум во время второго штурма ОГА. Харьковские милиционеры честно выполняли свой долг по охране порядка.

Они нормальные мужики, мы их уважаем. СБУ сейчас прибегает к хитроумным уловкам, подбрасывая милиции тему о том, что якобы партизаны хотят или хотели провести акцию в отношении милиционеров и членов их семей. Это чистой воды ложь и провокация, так как ребята в партизанском движении в Харькове и области имеют принципиальную позицию: ни один обычный человек не должен пострадать во время проведения акций, ни один честный работник милиции или СБУ не должен пострадать.

Потому что, когда закончится время хунты, порядочные сотрудники органов составят основу новых силовых структур в городе и области.

«СП»: — Вы как-то пытаетесь помочь тем людям, которые были арестованы за партизанскую деятельность или по подозрению в ней, их семьям?

— Да, арестованных очень много. СБУшники гребут всех: и кто нужен, и кто не нужен. Нам небезразлична судьба как наших товарищей, так и невинно пострадавших. Стараемся помочь им. И очень многие люди готовы оказывать нам содействие в этом. Я говорю не только об адвокатской поддержке и помощи по обмену. У людей, которых преследует СБУ, есть семьи. Их жены и дети выехали в Российскую Федерацию и нуждаются в нашей опеке. Нужно облегчить участь тех, кто содержится в СИЗО и в тюрьмах.

Еще хочу сказать: мы слышали много громких заявлений о том, что нужно вытаскивать наших арестованных, облегчить их пребывание в СИЗО, поддержать их родных материально. Но тех, кто реально пытается чем-то помочь, не так уж и много. Вот такой человек как Андрей Свищёв со своим фондом «Родина и Честь» на самом деле помогает.

Были, есть и будут люди в Харькове, которые делают реальную партизанскую работу, — и им нужна постоянная помощь. Есть люди, которые стояли в двух шагах от камер пыток СБУ, и вынуждены были уехать в РФ. Есть люди, которые приехали сюда после обмена. Есть их жены, дети, отцы. Все они — наша партизанская семья. Вот это и есть моя забота, и моя обязанность.

А помощь и поддержка единомышленников, неравнодушных людей им просто необходима. Я надеюсь, что в головах и сердцах земляков наступит озарение, возобладает здравый смысл, и они поймут, кто истинный враг, а кто брат им.»


24.12.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх