Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Нефтяной обвал: кому выгодно?

Нефтяной обвал: кому выгодно?



После краткосрочной предновогодней стабилизации цены на нефть продолжили своё падение в ускоренном темпе, спустившись существенно ниже минимальных прогнозируемых рубежей. Следом за нефтью продолжает падать и  привязанная к ней российская валюта. Что же будет дальше?

 

Вспомним, что столь резкие колебания на нефтяном рынке — не новость. В кризис-2008 «чёрное золото» буквально за полгода подешевело вчетверо, со 140 до 36 долларов за бочку, но уже в следующее полугодие отыграло более трети падения. Скорее всего, и на этот раз события будут развиваться так же. Рыночные игроки продолжат по инерции понижать цену, пока не уткнутся в «дно возможностей», а потом котировки восстановятся где-то на уровне, близком к 60 долларам. Эта цифра кажется реальной и предпочтительной, поскольку устроит большинство мировых субъектов.

 

В блогосфере бытует мнение, что падение нефтяных цен — это наказание России за Крым и Донбасс, организованное Вашингтоном. Альтернативное объяснение гласит, что главные виновники падения — саудиты, которые таким образом убирают с рынка новоявленных сланцевых конкурентов. Обе версии содержат элемент истины, но мир слишком сложен, чтобы даже такие мощные игроки, как США и Саудовская Аравия, могли так запросто жонглировать ценами. Главной причиной падения всё-таки кажется затянувшийся перегрев нефтяного рынка. Слишком высоко взлетевшие цены рано или поздно обязаны были упасть, а политическая нестабильность 2014 года лишь подтолкнула закономерный ход событий.

 

Какую же роль играет целенаправленное вмешательство заинтересованных сторон? Попробуем разобраться, кому выгодно и кому невыгодно снижение нефтяных котировок.

 

Что бы ни говорилось о грядущем крахе «сланцевой революции», Америка в целом выигрывает от снижения цен на нефть. Очевидные успехи Вашингтона на пути к энергетической независимости всё ещё не лишили США статуса крупнейшего нефтяного импортёра. Американцы ежегодно ввозят свыше 400 миллионов тонн «чёрного золота», и, конечно, тамошнему бизнесу выгоднее покупать топливо по низкой цене.

 

Это, кстати, заставляет сомневаться во всесилии Америки как регулятора нефтяных котировок. Если Штаты могут так легко обрушить цены, то чего же раньше не «включили стоп-машину», позволяя наживаться арабам и русским в ущерб собственному капиталу?

 

Ну разве что потому, что основные бонусы от дешёвой нефти приобретают крупнейшие торговые конкуренты США, которые ещё больше зависят от углеводородного импорта. Это, прежде всего, глобальный покупатель номер два — Китай, способный при удачной конъюнктуре нарастить потребление и стать покупателем номер один. Это также Япония, Германия, Южная Корея, Франция, Италия, в энергобалансе которых абсолютно преобладают импортные углеводороды. Среди быстро растущих экономик заметную выгоду от дешёвой нефти получат Индия, Индонезия, Таиланд, Турция. Сейчас все эти страны получают конкурентные преимущества, обретают шанс ускорить своё экономическое развитие, а значит — увеличить спрос на нефть, что через два-три года неизбежно скажется на ценах.

 

Саудовская Аравия, на первый взгляд, проигрывает, как и все экспортёры. Ещё бы, выручка сокращается минимум вдвое! Правда, неубиваемый козырь саудитов — рекордно низкая себестоимость разработки. Страны Персидского залива сохранят рентабельность добычи даже при цене в 15–20 долларов за баррель, чего не скажешь про их северных конкурентов. Может ли Эр-Рияд разорить конкурирующие компании, чтобы потом затопить рынок собственной нефтью? Теоретически, да. Шейхам позволяют демпинговать не только низкая себестоимость добычи, но и гигантские золотовалютные резервы, которых хватит на долгие годы (минимум на десятилетие) безбедного существования. Поэтому все разговоры о том, что бюджеты арабских экспортёров свёрстаны из цены в 80 или 100 долларов, ведутся лишь для отвода глаз. При таких запасах валюты страны Залива могут некоторое время свои бюджеты и без экспорта наполнять.

Однако не всё так просто. Во-первых, Саудовская Аравия не может организовать глобальный демпинг в одиночку, без партнёрства с другими членами ОПЕК. Во-вторых, экспорт ОПЕК регулируется квотами, что не позволяет одному или нескольким партнёрам самостоятельно занимать освободившиеся на рынке ниши. И, в-третьих, не все члены ОПЕК могут так просто пересидеть тощие годы за счёт своих закромов.

 

О «слабых звеньях» в цепи нефтяных экспортёров уже говорилось немало, и прежде других поминали Иран и Венесуэлу, чьих резервов действительно не хватит, чтобы покрыть даже годовые потери от снижения экспортной выручки. Удар по этим странам, кажется, вполне совпадает с геополитическими расчётами США. Однако выше оглашён не полный список проигравших. В самом тяжёлом положении окажутся такие члены ОПЕК, как Нигерия и Ангола. Нигерия числится среди партнёров Западного мира и считается чуть ли не опорной базой американского влияния на чёрном континенте. Сто семьдесят миллионов её жителей и так весьма далеки от процветания, а в случае критического снижения нефтяных цен можно ожидать выплеска массы отчаявшихся мигрантов, прежде всего в англоязычные страны — Великобританию и США. Конечно, в большой игре Лондон и Вашингтон миллионами голодных нигерийцев могут и пренебречь, но Эр-Рияд не считаться со своими партнёрами по ОПЕК не может. Поэтому сообществу экспортёров придётся принять меры, чтобы вытянуть нефтяные цены со дна.

 

Теперь о других проигравших, о северных экспортёрах, не входящих в ОПЕК. Мы акцентируем внимание на проблемах России, потери которой и впрямь огромны — в наступающем году страна рискует не досчитаться 200 миллиардов долларов экспортной выручки. Но это всего-навсего потеря положительного торгового сальдо. Если бы не наша компрадорская предыстория, исказившая структуру экономики, можно б даже в резервы не залезать. А вот для Норвегии и Канады годовые потери в экспортной выручке гарантируют отрицательный торговый баланс, на погашение которого не хватит их валютных запасов.

 

Если нефтяные цены надолго зависнут рядом с отметкой сорок, то нефтяные компании Канады, Норвегии, Великобритании и ряда штатов США разорятся первыми. По крайней мере, они рискуют больше, чем русские, — хотя большинство месторождений в России расположено в ещё более труднодоступных местах. Однако русский нефтяник, в крайнем случае, согласится работать и за тысячу долларов (то есть 60 000 или сколько там будет рублей), а канадцу, норвежцу или жителю Аляски подавай не меньше пяти тысяч! Выручки на фонд оплаты не хватит, качалки придётся останавливать. Конечно, Норвегия и Канада — богатейшие страны, которые по нашим понятиям могли бы прилично прожить и без нефти. Но людьми, привыкшими к эксклюзивному комфорту, любое снижение доходов ощущается очень болезненно.

 

Что же мы имеем в остатке? Даже если допустить, что два крупнейших актора нефтяного рынка — США и Саудовская Аравия — способны управлять ценами, в чрезмерном снижении котировок они не заинтересованы. И обязательства перед союзниками мешают, и преимущественные выгоды конкурентов. И собственные нефтяники тоже кушать просят. Цены на нефть как атомное оружие — ограничить ущерб только Россией и Ираном невозможно, последствия коснутся всего мира. Поэтому котировки, даже если и ухнут на какое-то время «ниже плинтуса», до конца года выйдут на экономически оправданный уровень около $60 за бочку. Не случайно аналитики Goldman Sachs и Societe Generale дают прогноз среднегодовой цены от 55 до 70 долларов, хотя и ожидают падения в первом полугодии до сорока, а в отдельные дни рыночной паники — ещё ниже.

 

Нам же нужно эту «ценовую зиму» не просто пересидеть, проедая резервы, а всерьёз приняться за снижение углеводородной зависимости российской экономики.

 

Иван ТАЛЯРОНОК

 



13.01.2015
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх