Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

Страх правды



Страх правды

Главный киногерой 90-х разбирался с врагами лихо, а в перерывах между противлением злу насилием изрекал философские сентенции. Этакий гибрид Константина Леонтьева и Добрыни Никитича, чьё слово било так же крепко, как и его кулак. И когда спрашивали его: «В чём сила, брат?», он отвечал: «Сила в правде. У кого — правда, тот и сильней».

 

Его звали Данила Багров. И он моментально стал своим для миллионов русских. Вошёл их в сознание, культуру, словно былинный герой. Стал кем-то вроде Дубровского, появляющегося, как только в лихие года пахнёт народной бедой.

 

Моментальное восприятие, приятие Данилы Багрова объяснялось просто: он апеллировал к правде. Правде как истине и справедливости. К двум базисным, сакральным для русского человека понятиям. Ибо сама традиция нашего народа хилиастиачна: она декларирует то, что правда рано или поздно должна победить. Так устроен мир — иначе быть и не может. Но прежде — правду надо взыскать.

 

Данила Багров, вспарывая Америку, занимался именно этим. Преступал закон, действуя по иному, свойственному только русскому человеку modus operandi — «по справедливости». И данное понятие есть лишь у нас. Так же, как и невероятно большое, разнообразное количество пословиц о правде. Подчас не самой приятной, но крайне важной для самого плетения ткани мира.

 

Вот и в истории с заблокированным фейсбуком Александра Захарченко на ум первым делом мчит: «Что, правда глаза колет?». Иначе, как объяснить 2,5 тысячи жалоб на аккаунт главы ДНР? Свора набросилась, свора лаяла, хотела растерзать. Лишь бы не дать сказать.

 
И это в мире, где на каждом продуваемом денежном ветром углу манифестируют свободу — в том числе и слова — как главное достижение. Никакого притеснения, говори, что хочешь. Таков принцип. На словах, но не на деле.

 

Сам Захарченко предсказал своё изгнание из социальных сетей. Хотя не написал ничего оскорбительного в адрес тех, кто ваял на него жалобы и доносы. На так называемых носителей «украинства» (хотя с Украиной и украинцами этот вирус, несмотря на название, ничего общего не имеет, наоборот — только вредит стране и её гражданам). Полгода назад они упражнялись в подобном и по отношению к Оливеру Стоуну, который, страшно сказать, встретился с Виктором Януковичем, дабы снять о нём и Евромайдане фильм. Не выдержала подобного ранимая душа псевдоукраинцев.

 

Так что реально инкриминируется Захарченко? А ничего, кроме того, что он глава Донецкой Народной Республики. На фоне того же Антона Геращенко или Олега Ляшко, которые распыляют в аккаунтах ненависть, будто американские самолёты яд над Вьетнамом, немногочисленные посты Захарченко вообще выглядели образцами терпимости. Но — террорист, бандит. Так его представили и тут же побежали калькировать кляузы.

 

Хотя официальный Киев и ему сочувствующие/подчинённые беспрерывно, аки мантру силы, твердят, что с Захарченко никакие переговоры вестись не могут, ибо он в принципе к ним не способен. Но если так, то чего бояться? Для чего блокировать того, чьи слова априори не представляют никакой угрозы?

 

Фокус не в том, нравится вам или нет Александр Захарченко, какова его судьба и личность — что до меня, то я в симпатизирующие не запишусь, — но в свободе высказывания, благодаря которой любой человек может озвучивать своё мнение, полемизировать с оппонентом, а не блокировать, изолировать его. Сам принцип бана в социальных сетях применяется теми, кому возразить нечего. Как только у них наступает коллапс аргументов, они вносят неудобного пользователя в «чёрный список» и продолжают дальше существовать в мифологемах, где есть только одна точка зрения — их.

 
Ведь нет раздражения, нет дела до того, кто не способен менять ситуацию. Такие существуют сами по себе, на них не обращают внимания. Лают же Моськи всегда на слонов, рычат на персонажей заметных. На тех, кого боятся.

 

Страх — вот, что руководило хулителями и клеветниками Захарченко. Страх услышать то, что разобьёт их неустойчивую картину мира, заставит сомневаться окружающих, раскрошит блокаду лжи. Страх правды.

 

И дело не в том, каков персонально Захарченко, но суть в том, какая идея стоит за ним. Так Данила Багров — в общем-то, смурной, дикий парень — возвышался над собой, вдохновлённый идеей, противостоявшей вязкости глухого, слепого мира.

 

Александр Захарченко, как и любой другой пользователь, пришёл в социальную сеть со своим видением, со своим пониманием, и, судя по тому, как отреагировали на его слова, в них, действительно, была правда. Та самая, колкая, неудобная, очищающая огнём и заставляющая орать врага истеричным голосом.

 

 

Платон Беседин



30.10.2015
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх