Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Показания свидетеля. Отголоски битвы умов за Украину в 2006 году

Показания свидетеля. Отголоски битвы умов за Украину в 2006 году



Показания свидетеля. Отголоски битвы умов за Украину в 2006 году

Редакция News Front представляет эксклюзивное интервью с Кириллом Фроловым о скандальной ситуации вокруг Института экономики РАН

 

News Front: Кирилл, что Вы делали в 2006 году?

 

Кирилл Фролов: В то время я был заведующим отдела Украины Института стран СНГ, а сейчас заведующий по связям с русской православной церковью, Институт стран СНГ.

 

News Front: В последнее время скандальную известность получила дискуссия о докладе 2006-го года, который был подготовлен Институтом экономики РАН. Он рассматривал взаимоотношения России и Украины. Один из тезисов доклада обосновывал в принципе невредность для России вступления Украины в НАТО, что это может быть даже благом для налаживания российско-украинских отношений. Что это был за доклад? Ваши комментарии до сих пор находятся в сети под названием «Национальное предательство». Что Вы можете рассказать о том событии и вообще о подоплеке тех дискуссий?

 

Кирилл Фролов: Подоплека хорошо известна. Это были попытки депутата Лебедева Александра Евгеньевича выдвинуть некую альтернативу российско-украинской политике. Лебедев был тогда, по-моему, заместителем председателя комитета по делам СНГ Госдумы. Его позиция была альтернативой тому, что говорили все патриотические эксперты, альтернативой здравому смыслу. Речь шла о некой концепции отношений с Украиной. Мы много лет в Институте стран СНГ отстаивали вещь очевидную, что на Украине реализуется антироссийский проект. Вообще, сам украинский проект, само украинство изначально были проектом вычленения украинской нации из русской, как противовес русскому народу и России. Украинство возникло именно с целью антирусской самоидентификации и превращения Украины в Анти-Россию, в антироссийский плацдарм.

 

News Front: Это была позиция Института стран СНГ?

 

Кирилл Фролов: Это моя личная экспертная позиция. А позиция Института стран СНГ, которую я разделяю, состояла в том, что нашу политику с Украиной нужно выстраивать, исходя из отношений на Украине к правам русского и русскоязычного многомиллионного населения, к правам канонической православной церкви, к правам регионов русских и русскоязычных. Именно поэтому мы выступали против ратификации договора о дружбе и сотрудничестве с Украиной, сторонники которого говорили, что, якобы, это отложит и заморозит антироссийские тенденции на Украине.

 

News Front: Но Договор был официальной политикой сторон?

 

Кирилл Фролов: Да, позиция Института была оппонированием этому договору и его основной доказательной базе, что якобы подписание этого договора приведет к приходу к власти в Киеве пророссийских сил и отложит или вообще остановит интеграцию Украины в НАТО и превращение ее в антироссийский плацдарм. Мы говорили прямо противоположное, что наоборот: украинская номенклатура, получив в наследство огромную территорию бывшего СССР, опёрлась на единственное, что у нее было – галицийско-русофобскую униатскую идеологию и не отдаст власть просто. С помощью этого договора она закроет вопрос о своей территориальной целостности и укрепит антироссийский вектор, что мы сами, заигрывания с этой идеологией, с подписанием этого договора только ускорим вступление Украины в НАТО.

 

News Front: То есть, вы полагали, что подписанием договора о дружбе мы ускорим вступление Украины в НАТО?

 

Кирилл Фролов: Да, это было так.

 

News Front: Почему?

 

Кирилл Фролов: Потому что, признавая полностью территориальную целостность Украины, мы ускоряем ее вступление в НАТО.

 

News Front: Как страну, не имеющую территориальных проблем с соседями?

 

Кирилл Фролов: Да. И мы оказались полностью правы. История показала, что сторонники договора были недальновидны, в лучшем случае.

 

News Front: А кто из экспертов был сторонником договора?

 

Кирилл Фролов: Значительная часть как либерального экспертного сообщества, так и КПРФ.

 

News Front: КПРФ?

 

Кирилл Фролов: И КПРФ, к сожалению, к ним присоединилась.

 

News Front: А из академических экспертов кто был за такую точку зрения? Какое место занимал тот доклад Института экономики, о котором идет речь?

 

Кирилл Фролов: Это был следующий этап. Казалось бы, идеология заигрывания с украинским национализмом, с украинским антироссийском проектом потерпела полное поражение после прихода к власти Виктора Ющенко, антироссийского политика. Договор был подписан в 99-м году и потом ратифицирован. В 2004-м году пришел к власти Ющенко в результате государственного переворота, так называемого нелегитимного голосования третьего тура, не закрепленного в конституции Украины. Это было репетицией государственного переворота 2014-го года. Тогда, уже в эпоху президента Путина, экспертное сообщество изменилось, многие увидели нашу правоту в отношении договора, в отношении того, что недопустимо заигрывать с антироссийским проектом «Украина», что любые отношения с Украиной нужно обуславливать отношением любой киевской власти к правам русских и русскоязычных, правам православной церкви и Московского патриархата, к правам регионов. Между Новороссией и Малороссией, Подкарпатской Русью и Галицией существуют грандиозные этнорелигиозные и цивилизационные противоречия. Снимать эти противоречия — означает помочь галицийскому антироссийскому проекту утвердиться. Но в тот момент, когда это уже стало очевидно, Виктор Ющенко стал проводить грубую антироссийскую политику, была окончательно похоронена идея нейтралитета. Мы еще и раньше говорили о том, что те политики, которые приходят на единую и неделимую Украину под пророссийскими лозунгами, получив под контроль территорию, мгновенно забывают эти лозунги и пользуются идеологией галицийско-русофобской. Тот же самый Леонид Кучма, который пришел к власти, злоупотребив доверием русских православных людей, Крыма, Новороссии и Малороссии, то есть негалицийской частью Украины, мгновенно предал своих избирателей. Он не захотел с Россией делиться ничем, не захотел отдавать ничего своему избирателю, своему народу. Во имя укрепления своей личной власти перешел на сторону антироссийских сил, пытался сидеть на всех стульях, которые при этом существуют и, в итоге, перехитрил сам себя. Но именно якобы пророссийский Кучма написал русофобский манифест «Украина — не Россия», который собственно, и иллюстрирует суть украинства. Это уже мое экспертное мнение, но суть украинства состоит только в том, чтобы доказать, что они (украинцы) — нерусские. Потому что если мы один народ – малороссы, великороссы и белорусы, то зачем три государства? Зачем три бюрократических аппарата? Если мы один народ, то мы такие же, как Гонконг и Китай, как ГДР и ФРГ, и нужно просто воссоединиться. И это есть историческая правда.

Так вот, если Кучма, который пришел к власти под пророссийским лозунгом, цинично обманул, а Россия близоруко его поддерживала, тратила на это миллиарды, а он нас цинично обманывал, в Москве говорил одно, а делал на самом деле другое, в итоге написал русофобский манифест, циничный, откровенный, то Ющенко даже не пытался заигрывать с Россией.

Уже в эпоху Путина наша экспертная точка зрения стала казаться очевидной всё большему и большему количеству людей. Разговор с любой властью на Украине должен быть обусловлен ее отношением к правам русских, к правам канонической церкви московского патриархата и к правам регионов, в первую очередь — русскоязычных. Это Крым, Новороссия, Подкарпатская Русь, русины, и не бандеровская часть Малороссии. И вдруг появляется господин Лебедев, который начинает нападать на нашу констатацию очевидных фактов , клеить ярлыки…

 

News Front: Какие?

 

Кирилл Фролов: Типичные обвинения — в имперском шовинизме и тому подобное.

Господин Лебедев говорил, что нужно договариваться с Ющенко, и что якобы интересы России состоят в том, чтобы наладить отношения с ним, и это якобы спасет русских на Украине. Это невероятная глупость, как показали дальнейшие события. Как в вопросе – что это глупость или измена — это классический вопрос. Уже сейчас можно утвердительно ответить, что это была и глупость, и измена — поддерживать Ющенко и таких, как он, Порошенко и так далее. Сейчас тоже находятся лоббисты Порошенко. А тогда Лебедев поддерживал Ющенко. Для меня это всё равно, что сегодня поддерживать ИГИЛ. И говорить, что договорившись с ними по экономическим вопросам, можно сделать их терпимее к русским, к православной церкви – это отрицать факты, в лучшем случае. И мы видим по дальнейшим действиям господина Лебедева, его покупке «Новой газеты», рупору компрадорских антироссийских СМИ — это просто лоббирование антирусского и антироссийского западного проекта стравливания.

 

News Front: Зачем ему это было надо?

 

Кирилл Фролов: Я думаю, что представители вот этой самой элиты, которые считают, что ради договоренностей с Западом можно на многое пойти, вероятно, имеют какие-то иллюзии, что они там будут кем-то, на Западе, в, так сказать, мировых элитах и так далее.

 

News Front: И ради этого они готовы были пожертвовать Украиной?

 

Кирилл Фролов: Да. А внешне это выглядело как якобы спасение пророссийской Украины через договоренности с Ющенко. Всё это было припудрено и некоторыми морально-нечистоплотными действиями.

 

News Front: Морально-нечистоплотными?

 

Кирилл Фролов: Да. На работу к господину Лебедеву перешел наш пресс-секретарь бывший, Артем Артемов, который из разных интернет-ресурсов начал поливать грязью и институт, и наши концепции очевидные.

 

News Front: То есть заказная информационная диффамация?

 

Кирилл Фролов: Да, заказная информационная кампания, с переходом на личности, клеветой в наш адрес. Вот в такой ситуации происходила, так сказать, полемика между патриотами и компрадорами.

 

News Front: Это все — 2006 год?

 

Кирилл Фролов: Все те годы. Тогда же по инициативе господина Лебедева была опубликована концепция парламентского взаимодействия России и Украины, где и содержится эта одиозная фраза о том, что стремление Украины в НАТО не помешает налаживанию дружбы и стратегического партнерства между Россией и Украиной, вопреки очевидным фактам. И поэтому то, что сейчас происходит – это лишь продолжение острой идеолого-политической борьбы за само бытие России, где такие, как Александр Лебедев, представляют откровенно компрадорские силы. Конечно, их взбесил доклад Глазьева, они не хотят терять площадки, не хотят терять административно-властные ресурсы, академический ресурс Института экономики, терять позиции в СМИ. Сам факт альянса господина Лебедева с Фондом Горбачева, с «Новой газетой» вполне в это укладывается.

То есть, такие очевидные для нас вещи как цивилизационный выбор России, опора на православно-цивилизационный выбор, русский мир и воссоединение, статус русского народа как самого большого разъединенного народа в мире, статус русской церкви как исторической собирательницы Руси, единственной нерасчлененной структуры на пространстве исторической России. Эти наши аксиомы ценностные и геополитические для них являются препятствием к реализации их идей и планов. Поэтому они тогда и набросились на то, что мы защищали и защищаем права русского народа, права российского государства как субъекта мировой истории и геополитики. Статус православной церкви на Украине как последней силы, которая спасает русский мир на всей его исторической территории.

 

News Front: А какое место в этом раскладе занимал доклад, который сделал Институт экономики? Что здесь за подоплека?

 

Кирилл Фролов: Не секрет, что в этом докладе опять же утверждается нормальность и логичность вступления Украины в НАТО и непрепятствование российского государства этому стремлению. Хотя это прямое противостояние со всеми теми, в том числе и с нами, кто говорит, что вступление Украины в НАТО – это как раз препятствие, которое делает невозможным любое партнерство с Украиной. Взаимоисключающие вещи. И в пику этому нашему подходу был написан этот доклад. Как только мы его увидели, то вступили в полемику. Экспертное сообщество по умолчанию знало, что доклад сделан по заказу господина Лебедева, что там участвует господин Гринберг, Головнин, Институт экономии, что это всё звенья одной цепи. Это не скрывалось. Тогда они не считали это тайной. Они считали, что они победят.

 

News Front: Господа Гринберг и Головнин так считали?

 

Кирилл Фролов: Да. Они это не скрывали. Были презентации на разных площадках — в Госдуме, в частности. Ралли пропагандистское. Было обсуждение и в Институте экономики РАН.

 

News Front: Вы там бывали?

 

Кирилл Фролов: Я там бывал. И это не скрывалось. Господин Гринберг вел круглые столы в Институте экономики.

 

News Front: А Головнин как к этому причастен? Он второй после Гринберга или он один из многих авторов? В то время как это позиционировалось?

 

Кирилл Фролов: Он фигурировал как ключевая экспертная фигура, которая отстаивает оппозицию нашей точке зрения. А фамилии Гринберг, Головнин — они не скрывались тогда.

 

News Front: То есть, они не скрывали свое авторство в то время?

 

Кирилл Фролов: Тогда их авторство не подвергалось сомнению. Они гордились этим. Они считали, что несли просвещенно прозападную точку зрения, что торжествуют, так сказать, над мракобесами типа нас.

 

News Front: Тогда какие мотивы у них сейчас, чтобы завуалировать причастность, в частности Головнина, к этому докладу?

 

Кирилл Фролов: После госпереворота на Украине в 2014-м году стали очевидными многие вещи  — откровенно антироссийский, русофобский характер самого проекта «Украина» при откровенной поддержке США. Для нас это было очевидно еще тогда, но сейчас-то это очевидно всем, сегодня надо быть принципиально слепо и глухонемым, чтобы все это не замечать.

 

News Front: А может быть это был научно обоснованный доклад всё-таки?

 

Кирилл Фролов: Представьте себе любого здравомыслящего человека, который, зная элементарно политологические, исторические факты, будет серьезно писать, что стремление государства Украины в НАТО и сотрудничество с Россией одновременно — это совместимые вещи?

 

News Front: А кто был заказчиком этой темы? Ведь академические институты всегда работают по неким заказам. Есть госзаказ, внебюджетные какие-то заказы.

 

Кирилл Фролов: Часть элиты. Вспомните, как себя позиционировал Александр Лебедев тогда. В его кабинете висел огромный портрет, на портрете было изображено, как он, Лебедев, чуть ли ни по заданию главнокомандующего, чуть ли ни по заданию президента, свергает Лужкова, помогает Путину избавиться от Лужкова. Вот и вся эта, так сказать, интрига для профанов заключалась только в этом. На самом деле его антилужовские эскапады и кампании были для того, чтобы ультралиберальную и ультрапрозападную часть элиты поднять и занять ключевые позиции в окружении президента. Я не думаю, что президент Путин направлял Лебедева на свержение Лужкова. Лужков был отставлен при другом президенте, при Медведеве. Но Лебедев себя позиционировал именно так. То есть с помощью как бы антилужковской кампании он сам утверждался как «подлинное окружение» президента, который предлагает ему некую альтернативную повестку дня в отличие от заскорузлой имперской, русской, с правами русских и прочим и прочим, представлявшей нечто устаревшее и предлагалось такое новое, прогрессивное, вплоть до НАТО.

 

News Front: Когда в недавней дискуссии академик Глазьев спросил Гринберга – разделяет ли он и его протеже эту точку зрения сейчас, вот эту точку зрения, о которой вы говорите, то Глазьев был обвинен в том, что он провоцирует 37-й год, что он тем самым начал политические гонения, по политическим причинам душит академические свободы и тому подобное. Как вы это воспринимаете, этот привет из 2006 года?

 

Кирилл Фролов: Я хочу на эту тему обратить особое внимание. Главными душителями-тоталитаристами являются либералы. Вспомним ту историю, какие ушаты грязи полились на Институт СНГ, на Затулина, на меня с помощью Артема Артемова. Это была просто клевета ниже пояса. Эти люди не стесняли себя моральными ограничениями. Любой агрессор всегда пытается представить себя жертвой. Это классика политтехнологии. Но агрессоры здесь — они. Они проводят антинациональную, антироссийскую линию уже много лет, последовательно. И когда находятся такие люди, как Сергей Юрьевич Глазьев, который говорит, что дважды два будет четыре, у них это вызывает неадекватную, неэкспертную истерическую реакцию. Где доказательство того, что Сергей Юрьевич Глазьев предлагает применить какие-то репрессии? Более того, очевидно, и это вам скажет любой нормальный человек, что люди, которые выступают против национального государства в интересах России, против наших базовых ценностей и пропагандируют заведомо антироссийские концепции, совместимости с российскими интересами вступления Украины в НАТО, должны, по крайней мере, — отойти в сторону и отказаться от государством оплачиваемых должностей. Но это — не репрессии. Репрессии – это когда страдают невиновные, а когда привлекается к ответственности виновный, справедливо привлекается — это справедливость, это необходимость, а не репрессия. Но Сергей Глазьев вообще даже и не призывает к этим кадровым оргвыводам, к которым я призываю, Кирилл Фролов. Сергей Глазьев просто пишет: дважды два — будет четыре. Он ученый, он просто спокойный, спокойно говорит, что если делать так, будет вот так-то, будет плохо. Он как врач выступает.

 

News Front: Всё-таки это научная дискуссия или дискуссия стала политическая?

 

Кирилл Фролов: Эта дискуссия изначально была политической. Никаких научных аргументов по существу против Глазьева нет.

 

News Front: То есть в 2006 году это был не научный доклад, а абсолютно политический?

 

Кирилл Фролов: Естественно, это абсолютно политико-идеологический доклад.

 

News Front: Глазьев пишет, что это фактически был заказной документ, ради интересов Лебедева и его стратегии. Так это? И фактически, как говорит Глазьев, произошла торговля именем Академии наук и Института экономики соответственно?

 

Кирилл Фролов: Безусловно.

 

News Front: То есть, Глазьев прав в нынешней дискуссии?

 

Кирилл Фролов: Полностью прав. Это была жесткая идеологическая дискуссия изначально. Представьте себе научную дискуссию по-существу. Совместимы ли партнерство с Украиной и ее вступление в НАТО? Если взять научную дискуссию по-существу, очевидно, что не совместимы. Законом США является закон расчленения России. Закон США, Пи Эл 86-90, закон о порабощенных нациях утверждает, что русский коммунизм поработил народы Украины, Белоруссии и Прибалтики, Средней Азии и Казакии, то есть Ставропольского и Краснодарского краев и Дона и Волги, и Урала. А США, значит, борются за независимость этих народов. То есть законом США является закон расчленения России, об освобождении Волги и Урала, Дона и Кубани и т.д. от России. Этот закон никем не отменен, и какое сотрудничество с США и с НАТО возможно, когда их законом является откровенный антироссийский акт?

 

News Front: Сейчас апологеты положений доклада 2006 года говорят, что они отстаивают право науки на любые выводы, что превыше всего — академическая свобода.

 

Кирилл Фролов: Но в этой истории академическими свободами и не пахнет. Это грубая идеологическая дискуссия. Повторюсь и скажу: тоталитарной стороной выступают они. Мы помним, как в 2006-м они поливали нас грязью в СМИ и в интернете.

 

News Front: То есть, вы находите совпадение стиля их поведения тогда и сейчас?

 

Кирилл Фролов: Ну конечно. То есть они ничем не брезгуют, у них нет никаких моральных ограничителей, они просто обливают грязью оппонентов.

 

News Front: Они говорят постоянно о моральной безупречности.

 

Кирилл Фролов: Какая же моральная безупречность? Почитайте эти эскапады против Затулина и против меня лично. То же самое касается и нападок на Сергея Юрьевича Глазьева. Это самые что ни на есть тоталитарные методы истерии. Это циничная диффамация и дискредитация оппонентов. Антиглазьевской кампанией руководит контролируемая Лебедевым «Новая газета». А также, кстати, хочу еще отметить уже как глава ассоциации православных экспертов, что эти же издания такие, как «Новая газета» и такие деятели как примкнувшие, точнее изначально бывшие с ними Митрохин-1 и Митрохин-2, они зачинщики кампании по диффамации русской православной церкви. То есть идет кампания против ценностей, против самой российской государственности и базовых институтов ценностей и смыслов, и эта борьба охватывает и русскую православную церковь и российскую науку, и академические сообщества. Антинациональные компрадорские силы, которые занимают очень сильные позиции, не собираются сдаваться. И они полны решимости, полны решимости совершить этот переворот.

 

News Front: Какой переворот?

 

Кирилл Фролов: Элитный. Об этом довольно цинично пишет господин Митрохин, один из организаторов кампании по борьбе с русской православной церковью, со строительством православных храмов в новых районах Москвы. Он и пишет в «Новой газете», что да, что, дескать, то, что тронули центр бандеровской пропаганды в Москве, то этот факт говорит о том, что Россия полна решимости применить ядерное оружие, и что нужно сместить элиту и президента в первую очередь. Они уже перешли все грани, они цинично и откровенно пишут. Хотя по большому счету, что касается украинской библиотеки, то сделан мизер из того, что следовало бы сделать.

 

News Front: А в чем суть этой истории с библиотекой?

 

Кирилл Фролов: Библиотека стала центром экстремистско-русофобской пропаганды. Вы представьте себе – в библиотеке рекламируют «Майн Кампф» и так далее. Основные классические книги украинского национализма мало отличаются от «Майн Кампф», это русофобско-нацистские издания. И то, что чуть-чуть тронули, чуть-чуть поставили вопросы, вызывает бешеную реакцию компрадорских сил. То есть они защищают откровенный нацизм. Причем в фашизме обвиняют нас. Митрохин-2 пишет, что русская православная церковь фашизируется из-за того, что готовится канонизация великого идеолога воссоединения с зарубежной церковью и всеправославного совещания в Москве 1648-го года. То есть прославление святых – это, оказывается, признак фашизации, хиротония замечательного священника, Тихона Шевкунова, в епископы — это тоже признак фашизации. То есть это просто геббельсовская пропаганда. И призывы к свержению государства, президента России из-за того, что он пытается чуть-чуть тронуть антироссийские силы. Хотя я считаю, что в борьбе за Юго-западную Русь, ставшую государством Украина, мы не сделали и десятой доли необходимого.

 

News Front: Вернёмся к скандалу вокруг Института экономики РАН. Как вы видите, как будут дальше события развиваться с этой историей? Получается, что тот доклад 2006 года не списан в архив, он по-прежнему крайне актуален?

 

Кирилл Фролов: Ни в коем случае, нет. Но эта история лишь часть той борьбы, которая должна кончиться развязкой в российской элите. Либо победят патриоты и сторонники России как независимого суверенного государства, как субъекта, цивилизационного субъекта, геополитического субъекта, который стремится к восстановлению своих исторических позиций, к историческому воссоединению, к опровержению антирусских проектов, либо победят либеральные и компрадорские силы, которые и осуществят свой переворот против Путина, против патриарха Кирилла. Тогда Россию ждет реализация закона США о порабощенных нациях, то есть полностью расчленение и уничтожение нашей государственности и исчезновение нашего народа из истории. То есть ставки очень высоки.

 

News Front: То есть такие мелкие эпизоды тянут столь серьезную цепочку последствий?

 

Кирилл Фролов: Не такие уж мелкие. Потому что борьба в академических институтах, в СМИ — это борьба за сердце и ум человека, и за влияние на те решения, которые будут приниматься руководством страны на переломном этапе новейшей российской истории. Понятно, — кто, какие СМИ,  какие группы влияния какую позицию занимают. Но если «Новая Газета» против Глазьева — это аргумент за Глазьева. «Новая газета» — это антироссийское издание. Если Митрохин против Глазьева, значит это аргумент за Глазьева, потому что Митрохин против Великой России, против русской православной церкви. По-моему, всё достаточно очевидно и достаточно открыто. Просто немножко патриотов стали побаиваться и поэтому…

 

News Front: Кто кого побаивается? Кто кого стал побаиваться?

 

Кирилл Фролов: Либерально-компрадорская тусовка стала его побаиваться из-за неожиданной популярности основных идей Глазьева и положительно воспринимаемой многими его аргументации. Часть этих компрадоров пытается дистанцироваться от событий 2006-го года, потому что наша правота сейчас очевидна. После госпереворота 2014-го года на Украине это всё стало совсем очевидным. Хотя оно было очевидным, повторюсь, и тогда, но сейчас отрицать нашу правоту, значит отрицать факты, отрицать реальность. Но по большому счету, к сожалению, вот те компрадорские силы чувствуют себя самоуверенно, что вызывает очень серьезное опасение за судьбу нашей страны, потому что, казалось бы, всё уже и так очевидно, в том числе правота Глазьева, в том числе одиозность Лебедева, Митрохина, «Новой газеты» и пора уже принимать какие-то решения. Пора уже принимать решения на государственном уровне и затяжка с ними вызывает очень серьезные опасения.

 

И, в заключении, повторюсь — мы не жаждем репрессий и наказания кого-то за грехи, прошлые или настоящие.

 

Просто те, чьи личные интересы вступили в противоречие с интересами государства, должны  отказаться от государством оплачиваемых должностей и интеллигентно отойти в сторону.

 

Источник

 



09.12.2015
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх