Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Роковая роль каблука: кинорассказ о чернобыльской аварии

Роковая роль каблука: кинорассказ о чернобыльской аварии



Роковая роль каблука: кинорассказ о чернобыльской аварии 
Дурной знак, когда АЭС пылает синим пламенем. Человечество об этом всегда догадывалось, а в 1986 году уяснило себе это накрепко. А уж жители Чернобыля и прилегающих территорий и рады бы об этом не вспоминать, да не получается. У тех, кто остался жив, понятно. Примерно об этом рассказывает фильм режиссера Александра Миндадзе «В субботу», вышедший в свет в 2011 году.

«…И специально приглашенная звезда – Углегорская ТЭС – в роли Чернобыльской АЭС», – так стоило бы указать в титрах после всех исполнителей, но авторы лишь выразили благодарность коллективу станции. Большинство городских сцен снято на улицах Светлодарска, такой увиделась Припять. Кое-какие кадры родились на вокзале Дебальцево и ж/д станции Артемовск. Справедливости ради отметим, что кинематографисты воспользовались еще и услугами Запорожской ТЭС, но тут получилось что-то типа роли второго плана.

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года (скоро, к слову, 30-летие этой беды) рванул 4-й энергоблок ЧАЭС. Началась кутерьма, в которой с героизмом и жертвенностью соседствовала преступная установка на то, чтобы скрыть происшедшее. Последнее стоило жизней куда большему числу людей, чем первое. В эпицентре событий оказался главный герой фильма, инструктор горкома Валерий Кабыш. Его играет Антон Шагин, прославившийся ранее ролью Мэлса в «Стилягах». Тут он без кока, но с жалкими усиками, которые реально нигде как на перспективных юных аппаратчиках 1980-х годов мне видеть и не доводилось. Валеру безудержно тянет на место аварии, хотя делать ему там нечего, да и начальство разве что пинками его домой не гонит. Надо думать, судьба его такая – оказался-таки в непосредственной близости от развороченного энергоблока. Здесь отдадим должное мастерам визуальных эффектов – чернобыльские руины в зловещем сиянии смотрятся просто адски.

Кабыш смекает, чем дело пахнет. Хотя высокое начальство растерянно гундосит, мол, ничего страшного, готовимся к 1 Мая, наш герой решает мотать, куда глаза глядят. Но по ходу надумывает захватить самое ценное, что у него есть, то есть свою бывшую симпатию Веру (Светлана Смирнова-Марцинкевич). Ее он обнаруживает в общаге, в душе, в неглиже и заставляет мигом собираться. Зазноба сперва хорохорится, затем ерепенится, не верит в реальность случившегося, но потом соглашается. В выходном платье и туфельках на каблуках (суббота же!) устремляется за ручку с Валерой в сторону вокзала. Как только она на бегу глянула на пылающую АЭС, тут же поняла, как Кабыш к ней неравнодушен. Мог сам давно слинять, а вот же…

Каблук сыграл роковую роль. Сломался, а поезд ушел. Надо же, тут Вера вернулась из стресса в свое естественное состояние не самой сложной поселковой красотки да еще и самодеятельной певицы в местном ВИА, где ее кавалер до партийной карьеры молотил по барабанам, и настояла на походе в универмаг. Туда как раз завезли дефицитные румынские лодочки. Валера, и так находящийся в состоянии латентной истерики, вовсе впадает в ступор. Смотрит на гуляющих по случаю выходного людей, детишек, понимает, что они обречены, просто не в курсе еще. А он-то знает!

Красотка, цокая обновками, тащит очумевшего парня в ресторан. У ребят из музыкальной группы ее паспорт, вот сейчас заберет его – и ну спасаться. Драгоценные минуты тикают счетчиком Гейгера, Валера, не дождавшись за дверью, пошел искать Веру и обнаружил ее на эстраде, с песенкой Жанны Агузаровой во рту… Есть от чего прийти в отчаяние.

В кабаке бушевала удалая, угарная свадьба, ВИА уже получил деньги авансом, как можно уйти? Собственно, какой-то абсолютно термоядерный леший водит нашего героя и не дает покинуть гиблое место. Так еще, оказывается, свадьба у друга, с которым Валера после дембеля приехал АЭС строить, и музыкантам экс-барабанщик понадобился, их-то ударник накушался в зюзю, надо подменить… В общем, Кабыш, Вера и ВИА знают, что каждый миг их долбит самая опасная часть таблицы Менделеева, но не уходят. Свадьба пляшет, куражится, зажимается, не догадываясь, что многие тут уже покойники, а кто нет – инвалиды с изломанными судьбами.

Партработник играть не разучился, выдает свой самый блестящий концерт. Публика сует купюры в карманы музыкантам. Гонорар у тех благополучно стянули официанты, за это лабухи украли у халдеев винище, болгарскую «Медвежью кровь». Перепились, оборжались, подрались, случилась даже сцена неудачного интима в подсобке. Словом, в минуты роковые герои фильма жили полноценной жизнью, надышаться не могли… Очнулись в катере, который тащил их мимо развороченного энергоблока в Гомель, хотя на самом деле – в темноту небытия. Сложное, тяжелое кино…

Фильм был изначально заточен на показ в Европе. Там даже титры на двух языках. И верно, он собрал груду призов зарубежных фестивалей. А дома известен слабо. Наш человек подобное не сильно празднует. Я и сам такой – не люблю, смотреть больно. За кордоном – другое, там уважают порассуждать о катастрофах и крахе жизней, тем более если они далеко от центров западной цивилизации.

Газета «Донецкое время», 23 марта 2016, № 11 (25)

Руслан МАРМАЗОВ, специально для «Донецкого времени»


27.03.2016
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх