Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Послание президента: действующего, будущего, реального?

Послание президента: действующего, будущего, реального?



Послание президента: действующего, будущего, реального?

Уже снят с повестки дня лозунг того, что Украина должна оказаться очень привлекательной для населения Крыма и Донбасса, чтобы они сами захотели назад. Очевидно, ничего привлекательного тут строить не планируется.


Президент говорил о мире, но так, что подумалось — когда он говорил о войне, было спокойнее.


Немного статистики


Пользователь FB Дмитрий Заборин подвел свою статистику по речи президента: "Я тут ради интереса посчитал: в своем "послании" Порошенко 59 раз сказал "Россия" и "российский", 16 раз "агрессор", шесть раз "Москва" (семь вместе с Подмосковьем), пять раз "Кремль", три раза "ворог", а также по разу "соседка" и "хижа орда".


Зато про мирное урегулирование — три раза, о том, как ничего с ним не делается. Слово "побудували" в выступлении встречается раз, и то лишь в отношении армии. Все остальное как бы в процессе и неопределенно.


"Відремонтували" — два раза, но про одно и то же. "Відкрили" один раз, про какие-то таинственные 80 заводов и фабрик за три года. "Відновити" — только про территориальную целостность. "Розпочато" в контексте успехов — один раз, про украинское кино. "Самостійно" — ни разу, зато девять раз про США и 12 раз про партнеров, которые что-то делают или обещают. "Розвиток" — пять раз, но как описание будущего, до которого надо еще дожить.


Слово "Донбасс" Порошенко ни разу не вспомнил в контексте помощи или восстановления. Зато пообещал, что "ми не можемо і не будемо нищити своїх громадян так холоднокровно, як російське керівництво чинило у Чечні". То есть, будем, но как-то иначе. А о детях нет ничего в принципе.


Наконец, слово "результат" касалось только квотирования украинского языка на радио, блокирования российских сайтов, отсутствия новых погибших с 25 августа и наличия у "партнеров" некого общего голоса по поводу миротворческой миссии (которой пока нет). Ну, и еще с уничтожением 1300 памятников Ленину. Как будто в экономике страны нет задач крупнее, чем эта.


Но есть и позитив. Порошенко все же президент Украины, поэтому название страны в разных вариациях он употребил 165 раз. Спасибо и на том".


Пышательство


По мнению президента, "народ имеет право гордиться собой".


Мы выбрались из пропасти. Мы видим перед собой сияющую цель. Но мы все еще на краю ямы, и "из-за перевала над нами нависает хищная орда" (с трудом представляю себе эту географию, но если сзади пропасть, то перевал, это как раз та самая вершина, к которой мы стремимся; а там — орда).


Имеется два безусловных достижения:



  • заработало соглашение об ассоциации, в результате чего выросла доля ЕС в украинском экспорте;

  • получен безвиз.


Собственно, цена этих "успехов" известна — рост экспорта в ЕС не дает существенных прибылей, поскольку Украина торгует продукцией с низкой долей добавленной стоимости, а безвиз представляет собой всего лишь упрощение визового режима для туристических поездок.


Тем не менее, народ гордиться не очень хочет. "Общество недовольно жизнью и властью": в стране упал уровень жизни и мало справедливости (запомним), а «верхи мало положили на алтарь победы».


С последним не соглашусь: верхи "замутили" войну — разве это малый вклад в победу?


Что касается первого, то президент предлагает бороться с низким уровнем жизни и с несправедливостью при помощи ускорения реформ. Неудобно об этом говорить, но эти проблемы в значительной степени — результат реформ.


Риски


Перечень рисков, перечисленный президентом, восхищает сам по себе.


Во-первых, до начала избирательной кампании остался только год — можем не успеть.


Действительно, президентские выборы должны состояться 31 марта 2019 года (если не произойдет чего-то чрезвычайного, что позволит их отсрочить). То, что президент переживает по поводу приближения избирательной кампании, означает — планируемые на год реформы не обещают гражданам ничего хорошего, а сам президент принимать их под выборы желанием не горит.


Во-вторых, рост классовой борьбы по мере построения социализма.


Не верите, что президент повторил мысль Сталина? А зря… Именно это он сказал — по мере реформирования растет сопротивление бюрократии и олигархии, появляются реваншистские настроения…


В-третьих, Украине угрожают коммунисты. Да-да, не смотря на запрет КПУ и снос тысячи памятников Ленину, коварные коммунисты коварно пробрались в офисы патриотических партий и выступают с популистскими лозунгами.


Я вас недаром просил запомнить, что президент сказал по поводу дефицита справедливости. Людишкам не хватает справедливости. Людишки хотят кушать. По возможности — регулярно. Власть им может предложить только то, что может. Оппозиция им предлагаем желаемое. А что до коммунистов… Коммунисты просто наиболее последовательно предлагали то и другое, ссылаясь на то, что в реальности они это уже гарантировали.


В-четвертых, анархия и атаманщина — "попытки отдельных маргинальных групп отрицать монопольное право государства на применение силы".


Президент отлично помнить, что свое место он занял в результате разгула анархии и атаманщины. Потому и боится. Хотя продолжает обвинять во всем Россию и говорить об угрозе государственности.


В общем — с новым вас 1937 годом, товарищи. Готовьте "тревожные чемоданчики" — грядет закручивание гаек.


Курсом евроинтеграции


Лет 10 назад я высказал завиральную идею — если Ющенко так уж хочется европейской и евроатлантической интеграции, то надо принять закон, по которому Украина является членом ЕС и НАТО все 140 тысяч лет своего существования и выполнять все законы и правила Евросоюза.


Я даже почти не удивился, услышав эту же мысль в исполнении президента Порошенко. Впрочем, на авторские права я не претендую, а президента вполне понимаю.


Получение безвиза и ратификации соглашения об ассоциации — предел евроинтеграционных усилий Украины, и президент это отлично понимает. О том, что Украина не должна претендовать на членство в ЕС и НАТО, ему было сказано неоднократно, рядом вполне компетентных лиц.


С другой стороны, признать это перед лицом украинской общественности президент не может (был с его предшественником казус…), но и предложить нечто иное ему тоже нечего.


Предложенная стратегия вступления в разные союзы, зоны и пространства в рамках ЕС, а также выполнение в одностороннем порядке ПДЧ НАТО выглядит проектом политически перспективным — работы там много, все при деле, времени тоже потребуется уж поболее двух президентских сроков Петра Алексеевича. В общем — на его век хватит.


С точки зрения интересов страны этот курс конечно не слишком впечатляет. Украина будет нести все издержки присоединения к различным европейским и евроатлантическим инициативам, не имея никаких преференций.


Впрочем, это не совсем так. Еврокомиссия, наверняка, не так глубоко будет внедряться в экономическую политику самопровозглашенного члена. Поэтому нам, скорее всего, не грозят казусы вроде ситуации, когда Еврокомиссия вынуждала Грецию покупать испанские оливки. Нельзя сказать, что все нормы ЕС однозначно невыгодны для Украины (тем более, что он все равно остается нашим ключевым партнером на ближайшие десятилетия — просто в силу отсутствия альтернативы). Реформе армии по натовских лекалам тоже, похоже, нет альтернативы.


Отдельно президент упомянул об отказе от российского газа и ядерного топлива. В частности, он планирует не продлевать в 2019 году транзитный договор, а создать схему, при которой европейские компании покупали бы газ на восточной границе Украины. То и другое естественно — Россия и так собирается отказаться от украинского направления транзита, а украинские АЭС довольно скоро не будут нуждаться в ядерном топливе (в 2035 году истекают сроки эксплуатации двух самых новых энергоблоков).


Разумеется, Украина не сможет принимать участие в формировании политики ЕС и не получит европейских субсидий. И, конечно же, в таком случае говорить о возможности полноценного членства в ЕС и НАТО бессмысленно — вступление в эти организация подразумевает обмен какими-то ресурсами, Украина же намерена все отдать в одностороннем порядке и совершенно бесплатно (во всяком случае, попытка президента на саммите Украина-ЕС что-то попросить привела к скандалу).


"Автофекалия"


Оговорка по Фрейду. Собственно, то, чего требует Украина, это вот оно и есть — попытка силами государства и «активистов» (как на подбор — представителей других церквей или атеистов) выцыганить у Патриарха, действующего на другой территории, статус для непризнанной в православном мире организации, в обход реально существующей Поместной церкви. Ну, вот как это еще назвать?


Сказанное далее также выглядит как фрейдистская оговорка — зачем надо было уточнять, что не будет создаваться государственная церковь и никакие церкви запрещаться не будут? Если бы президент этого не сказал, мы бы, возможно, ничего такого не подумали бы (конечно подумали, но речь ведь об этом). А так выходит, что президент оправдывается.


Впрочем, спасибо за то, что он не намеревается подписывать уже лежащие в парламенте антицерковные законы.


Вопрос о мире


Украина будет придерживаться Минских соглашений, потому что они позволили:



  • снизить потери украинской армии,

  • выиграть время для создания международной проукраинской коалиции,

  • ввести санкции и назвать Россию агрессором,

  • создать армию.


Все эти пункты, как ни странно, совершенно правдивы — время работает в интересах Украины, против России и ЛДНР.


Если Минские соглашения неэффективны, то только из-за отсутствия воли Кремля. Тут, как всегда, передержка, причин много и отсутствие воли Кремля выполнять соглашения не самая важная, поскольку в соглашениях вообще не написано, к чему именно Кремль должен прилагать волю.


Большую военную операцию Украина проводить тоже не будет.


Во-первых, потому что в зоне возможным боевых действий живут граждане Украины, и они могут пострадать. Раньше это, правда, не мешало лупить ракетами и тяжелой артиллерией по городам, сваливая вину на "террористов" и неправильно установленные кондиционеры. Но то было раньше.


Во-вторых, российская армия сильнее. Правда, ее, вроде бы, уже разгромили, но то такое.


Справедливости ради следует сказать, что пресловутый "хорватский сценарий", обсуждающийся сейчас в Украине, осуществлялся в анклаве, который не граничит с Сербией при нейтралитете последнего. Так что Порошенко, пожалуй, тут не врет.


В-третьих, активизация боевых действий остановит реформы.


Тут я, как раз, не соглашусь — во время военных действий запрещены выборы и акции протеста, поэтому оно очень благодатно для проведения реформ.


Что же надо делать? По президенту, надо принять закон о признании Донбасса территорией, оккупированной Россией и ввести туда миротворческий контингент ООН. Он должен действовать по всей территории региона, в нем не должны быть представители сторон конфликта и государства-агрессора, введение контингента не должно согласовываться с ЛДНР.


Все это предлагается под маской выполнения Минска, но понятно, что в Минских соглашениях ничего такого нет и близко. Речь идет о совершенно других соглашениях ("Минск-3"?), в которых Россия уже является стороной конфликта, а так называемые "миротворцы" фактически являются оккупационной армией, которая принудит ЛДНР к миру и будет осуществлять полицейские функции до самого присоединения Донбасса к Украине.


Скорее всего, к принятию подобного плана не готовы ни Россия, ни европейские партнеры Киева, ни ООН.


Относительно Крыма президент сказал только то, что необходимо сделать его неподъемной ношей для России. Тут два интересных момента.


Во-первых, очевидно снят с повестки дня лозунг того, что Украина должна оказаться очень привлекательной для населения Крыма и Донбасса, чтобы они сами захотели назад. Очевидно, ничего привлекательного тут строить не планируется.


Во-вторых, сомнительно, чтобы сделать Крым "неподъемным" могла именно Украина, которая бодро рапортует о сокращении контактов с государством-агрессором. Значит, это должна сделать пресловутая международная коалиция, которая, очевидно, и будет распоряжаться возвращенной территорией.


О чем президент не сказал


Традиционно, президент воздержался от того, чтобы говорить о темах, действительно интересующих людей.


Он ничего не сказал о ценах и тарифах.


Его не очень интересует безработица. Правда, он пропел эпитафию среднему классу и предостерег от отмены единого налога, а также сообщил о постройке 80-ти новых заводов.


Тем более он не замечает преступности. В принципе к этому пункту можно отнести указанную уже «атаманщину», хотя президент имел ее в виду как политическое явление, а не как криминал, а также борьбу с коррупцией. Единственный пункт речи, действительно связанный к преступностью — нефункциональность судов из-за дефицита судей.


Не нашлось места в выступлении и медицинской реформе, хотя уж что может быть важнее.


Впрочем, несправедливо было бы сказать, что президент интересуется тем, что не интересует людей. Мустафа Найем, например, обижен на президента за то, что он не упомянул об антикоррупционном суде (Мустафа соврал — президент об этом говорил) и законе о выборах. Избирателей эти мегаактуальные для Найема вопросы тоже не интересуют.


Резюме


Не рано ли Петр Алексеевич начал избирательную кампанию? И действительно ли он уверен, что с таким набором тезисов можно идти на выборы?


  • Источник



11.09.2017

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх