Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Убийство Роккелли и Миронова: Европа убеждается в вине Украины. Часть 2

Убийство Роккелли и Миронова: Европа убеждается в вине Украины. Часть 2



Убийство Роккелли и Миронова: Европа убеждается в вине Украины. Часть 2

Окончание. Начало здесь


Фотографии, сделанные Андреа Роккелли непосредственно перед смертью, исчезли бесследно вместе с его фотоаппаратом. По словам Александра Миронова, сохранилась лишь флешка, которую итальянец успел поменять незадолго до смертельного разрыва мины. Он вставил в фотоаппарат пустую флешку, а старую, заполненную, спрятал в кармашек своей одежды. Там ее случайно и обнаружили родственники.


«В российском консульстве мне передали только документы Андрея, – рассказал Александр Миронов. – Даже его мобильный телефон не отдали. Исчез также планшет. Не исключено, что планшет оставался в их гостиничном номере».


Протокол осмотра вещей, остававшихся в гостиничном номере журналистов, вел следователь следственного отдела Славянского ГО ГУМВД Украины в Донецкой области старший лейтенант Деркач А.Ю. Этот следователь занимался данным делом и в то время, когда Славянск был под контролем ополченцев, и позже, когда в город вошли ВСУ. В камеру хранения вещественных доказательств в Славянском горотделе МВД Деркач передал полиэтиленовый мешок с одеждой, а также «кусок бумаги с рукописным текстом», найденный в вещах Миронова, и колбу с извлеченным из его тела «металлическим инородным телом желтого цвета».


С июня по сентябрь 2014 года никаких следственных действий по гибели журналистов более не производилось. Расследование активизировалось в октябре-декабре того же года. Проводит его все тот же Деркач. Славянск уже находился под контролем Киева, и показания свидетелей странным образом меняются. Вновь вызван и допрошен таксист. Однако теперь он «вспоминает» разные важные детали: например, что русский переводчик, сидя под обстрелом в овраге, говорил, что идет перекрестный огонь – перестрелка между ополченцами и ВСУ.


В ноябре вновь вызваны и допрошены врач и медсестра из узловой больницы на станции Славянск, которые первыми принимали тела Роккелли и Миронова. При этом основной акцент делается на личности тех, кто доставил тела. Врач уже определенно называет их «ополченцами», а медсестра «вспоминает», что они были в камуфляже с символикой ДНР и с оружием (хотя врач утверждает, что они были в «гражданке»).


Следователь Деркач дает поручение установить автомобиль «Нива» белого цвета, на котором «представители ДНР» привезли трупы, и получает ответ, что «установить автомобиль не представляется возможным по объективным причинам». Также для украинского следствия оказывается невозможным установить, какие подразделения вооруженных сил находились в данном районе.


Осенью 2014 года следователь Деркач затребовал заключения судебно-медицинской экспертизы тел погибших. И тут выяснилось, что их просто потеряли. Как следует из ответа бюро судебно-медицинской экспертизы Славянска, копий заключений №№ 403 и 402 от 26 мая 2014 года в архиве отделения не имеется, отметки в журнале, что они забраны работниками следственных органов, нет.


Между тем есть много оснований полагать, что гибель Миронова и Роккелли не была случайной, за ними могли целенаправленно охотиться. Так считает и брат Андрея Миронова.


«Село Андреевка находится между Карачуном и Славянском. Андрей туда поехал не случайно, – рассказал Александр Миронов. – У него была цель: определить, кто начинает обстрелы, с какой стороны стреляют первыми. В те дни мы с ним часто общались по скайпу. В Андреевке они часто останавливались в доме одной многодетной семьи, откуда в подзорную трубу наблюдали за тем, что происходит на горе Карачун. Там нашлась какая-то труба с нормальной оптикой, то ли артиллерийская, то ли еще какая-то. В нее было хорошо видно как позиции на Карачуне, так и Славянск. Украинские военные на Карачуне могли это заметить».


А 3 августа 2017 года появилось видео, на котором фактически последние свидетели по этому делу, военнослужащие ДНР «Жора» и «Сокол», рассказывают, как они обнаружили тела погибших Роккелли и Миронова и под прицелом снайперов ВСУ вывезли их из зоны военных действий.


«Нам поступила информация, что раненый француз в больнице. Приехали с «Соколом» в больницу и опросили его, как получил ранение, где. Он сказал, что у него там еще остались товарищи. Я отправил «Сокола» на разведку, так как мы с ним знали все эти позиции хорошо, он пошел туда. Там есть овраг возле бронепоезда под Карачуном, и он их там обнаружил, с разбитыми камерами, все в грязи… Тогда я сказал об этом нашим командирам и на следующий день мы отправились забирать тела. У меня были «Нива» – без окон, без дверей. Оставили ее под «зеленкой», так чтобы ее враг особо не видел.


Нам передали, что нас уже ведут снайпера, но мы хорошо знали эту местность и под «зеленкой» добрались до тел. Итальянец умер, указывая пальцем в сторону горы Карачун, он весь был поломанный, все кости перебиты. Россиянин-переводчик без головы был. Кто это, мы поняли только по документам. Вытянули на поверхность, погрузили в машину и по газам. Привезли в морг, там у них что-то с холодильниками было. Хотели, чтобы мы везли тела на ж/д вокзал, но мы заставили начальника морга дать машину «скрой помощи», чтобы отвезти мертвых», – рассказал ополченец с позывным «Жора».


В свою очередь «Сокол» рассказал, что обнаружил тела в глубоком овраге, вся техника, кроме телефона, была разбита. Ополченец рассказал, что сфотографировал все найденные вещи, чтобы исключить возможные обвинения в мародерстве. Позже на уцелевший мобильный телефон поступил звонок от коллег Роккелли, которые, узнав о его смерти, приехали и забрали документы погибших и остатки их аппаратуры.


На вопрос кто в это время находился на украинских позициях – добровольческие батальоны или ВСУ, «Жора» ответил, что в основном позиции занимали ВСУ и «правосеки» (члены экстремистской организации «Правый сектор», – Прим. автора). «Они с Карачуна вели постоянный обстрел из минометов, у них стояли несколько пушек – мы их видели, поскольку стояли напротив, у нас было позиция в бронепоезде», – рассказал «Жора». По его словам, ополченцы вспомнили об истории с убитыми журналистами после того, как по одному из российских каналов увидели выступление некоего Юры «Душмана». Тот утверждал, что именно он нашел тела Роккелли и Миронова. Однако, как говорят «Жора» и «Сокол», «Душман» в это время уже находился в плену и никак не мог принимать участие в эвакуации тел журналистов. С ними был третий человек с позывным «Зеленый».


Кроме того, по мнению ополченцев, украинская сторона знала о том, что в зоне обстрела находятся журналисты. «В то время журналисты ходили с надписями «Пресса» на касках и бронежилетах. И когда они появлялись на позициях, с украинской стороны начинались массированные обстрелы. Такое ощущение, как будто пытались заткнуть рот прессе. Только с украинской стороны видели значок – начинался такой обстрел, что головы не поднимешь», – говорит «Жора».


По его словам, журналисты были убиты разрывами 82-мм мин. Это было видно по увечьям, полученным Роккелли и Мироновым, по прилегающей местности и воронкам.


На вопрос были ли у погибших журналистов шансы выжить тогда, военные ответили: «Спастись вряд ли, потому что когда ложится 82-ой (ВСУ тогда использовали 82-ые мины с острым оперением) осколки разлетаются как дротики. Несколько секунд – и человеку убежать практически невозможно…».


И вот спустя три с лишним года после трагедии о Роккелли и Миронова вспомнили в ЕС. В Брюсселе в здании Европарламента 27 сентября прошли слушания по правам человека на Украине, организованные фракциями депутатов «Объединенные Левый и Зеленые». «Прогрессивный альянс социалистов и демократов». На слушаниях Элеонора Форенца (итальянская политик, спикер Партии коммунистического возрождения, с 2014 года – член Европарламента от фракции Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера) заявила: «Как член ЕП я посещала донецкий регион, и поэтому украинское правительство обвинило меня в терроризме и потребовали экстрадиции. К сожалению, украинская сторона не предоставляет нам никакой информации по Энди Роккелли. Я готова сотрудничать с вами по всем инициативам, которые помогут бороться с фашистским режимом Порошенко. И я думаю, что очень важно призвать к действиям парламент».


Такого же мнения придерживается и Оксана Челышева, российская журналистка и правозащитница. «Андрей Миронов – российский журналист со своим итальянским коллегой был убит в Славянские в 2014 году и сейчас судебное дело ведется крайне вяло. Мы обнаружили, что украинское командование не провело никакого расследования этих убийств. Мы провели несколько дней вдоль линии соприкосновения в луганском и донецком регионах и увидели одну и ту же картину: ВСУ нарушают границу «серой зоны», грабят и занимают дома. Украинские военные просто захватывают дома без разрешения хозяев. Такого рода факты мы слышали как в Луганске, так и в Донецке. Были жалобы на насилие со стороны украинских военных, - рассказала Челышева. – Смерть Андрея Миронова и итальянского репортера – один из показателей того, как неэффективно работает правоохранительная система Украины. Я приехала в Славянск и спросила у людей – как убили журналистов. Оказалось, что даже местные жители в курсе, что их вещи до сих пор там. Нам их показали – в подвале гостиницы. Это шокирует. Украинская сторона даже не занималась расследованием…».


Насколько серьезным окажется интерес Европы с военным преступлением киевского режима, покажет время. Однако совершенно очевидно, что на «коллективном Западе» постепенно появляется понимание того факта, Порошенко и его соратники готовы на любую ложь и преступления ради сохранения власти. И для того, чтобы остаться во главе разрушаемой гражданском войной страны, они не пожалеют ни мирных граждан, ни журналистов, ни иностранцев.




25.10.2017

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх