Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » «Люди мрачнеют, повсюду расползается нищета. Но жить в нацистском государстве еще страшнее»: российская журналистка о жизни в Донецке

«Люди мрачнеют, повсюду расползается нищета. Но жить в нацистском государстве еще страшнее»: российская журналистка о жизни в Донецке



«Люди мрачнеют, повсюду расползается нищета. Но жить в нацистском государстве еще страшнее»: российская журналистка о жизни в Донецке

Марина Ахмедова, журналист «Русского репортера», с первых дней Русской Весны в Донбассе активно освещала все, что здесь происходило. Референдум, первые обстрелы, гибель от снарядов ВСУ мирных жителей, выборы главы и парламента Республики, ход войны.


И, конечно же, социальную ситуацию в ДНР До сих пор, по несколько раз в год, журналистка приезжает в Донбасс. К сожалению, раз за разом, ее репортажи из Донбасса становятся все более печальными. Увиденным Марина делится и в социальных сетях.


В нынешний свой приезд в Донецк, она навестила Любу – жительницу поселка Трудовские на западе Донецка. Эта женщина летом текущего года потеряла мать и брата. Украинские каратели открыли огонь по поселку, один из снарядов угодил в дом семьи, одновременно убив мать и сына. Согласно законодательству, Люба не является членом семьи матери и брата, а потому ей не положена компенсация за их гибель. Равно как и ремонт дома. «Вот возьмем случай Любы, проживающей в поселке Трудовские. Ее брат - ветеран Афганистана и мать, являющиеся мирными жителями, были убиты одним снарядом, выпущенным по их дому в результате агрессии украинской стороны. Люба прибежала домой. Кругом журналисты. Снимают. Она закричала. Посчитала, что тела - не цирк. Потом она помыла кухоньку, откуда брат бежал спасать мать, и где ему в том числе оторвало руку, и отмыла коридор, где осколок попал в ее мать. Стены там щербатые. Но я не буду описывать, что Любе пришлось выковыривать из них, и что может чувствовать человек, которому приходится выковыривать из стен свою мать. Дальше Люба пошла в министерство труда и социальной политики ДНР. Там ей сказали, что она - не член семьи, что даже восстанавливать ее дом никто не будет, и чтобы она больше не приходила. Но она приходила еще» - рассказывает историю Любы Марина.


Журналистка намерена помочь женщине добиться справедливости. «Помочь ей очень непросто. Помочь ей значит помочь многим таким же, как она. Потому что Люба хочет очень многого - добиться справедливости. Но где и кому это удавалось? Она, не признанная министерством труда и соцзащиты ДНР членом семьи, хочет получить компенсацию за смерть родных, чтобы продолжить жить в этом их общем доме, от которого война постоянно откалывает по кусочку. Компенсацию в ДНР никто не получает. Но официально, на бумаге в ней не отказывают - незаконно отказывать. Так вот. Люди за такую жизнь должны получать компенсацию. И когда начнут, значит, что-то стронется с мертвой точки в этих мрачнеющих республиках. Если удастся помочь Любе, то удастся помочь и остальным» - пишет Марина Марина.


«Люди мрачнеют, повсюду расползается нищета. Но жить в нацистском государстве еще страшнее»: российская журналистка о жизни в Донецке


Марина Ахмедова и Люба с Трудовских (фото взято со страницы Ахмедовой «ВКонтакте»)

«Я рассказываю о Любе, но таких, как она – тысячи, - продолжает Марина. - И я думаю, для того, чтобы вы поняли ситуацию, мне нужно объяснить две вещи. Первая - как этот поселок, да и другие поселки - оказался в зоне поражения. После подписания всевозможных минских соглашений и отступления армии ДНР были принесены в жертву эти люди и их дома, так как граница войны отошла ближе к Донецку. Вторая вещь - ее я долго не могла понять сама. Я часто слышала вопрос - "Почему они оттуда не уезжают?". И мне тоже сложно было понять - почему люди остаются там, где, например, мне сложно находиться даже секунду. Прежде всего, в течение нескольких лет войны этих людей систематически превращали в жертв, у них сбит инстинкт самосохранения, они привыкли жить в генераторе случайности. Они четко, твердо и с доказательствами знают, что они никому не нужны. Включая Россию. Потом у них нет денег, чтобы уехать куда-то и снять жилье. И самое главное, самое труднодоступное для понимания московского или киевского обывателя - дом это корень, это символ жизни. Это не просто дом. Это дом, который по кирпичу складывал отец, выползая из шахты. Подземным трудом он зарабатывал на каждый кирпич. Я все поняла про дом, когда стояла рядом с только что разбитым домом и слушала, как его хозяин, дергая меня за руку кричал - "Дома нет! Как будто и не жил, понимаете?!". Уехать и оставить этот дом - как будто и не жить».


Пишет Ахмедова и о том, почему, по ее мнению, стала возможной такая ситуация: «Если республиканские младоолигархи перестанут выкачивать из территории деньги себе в карманы, людям в Трудовских и в Веселом будет жить легче. Если Москва встрепенется, очнется и спросит с младоолигархов построже, то в жизни простых людей будет поменьше ада».


Говорит Ахмедова и о том, о чем говорить в ДНР не особо принято, во всяком случае, местная пресса уж точно об этом не пишет, – в Республике отключают свет за неуплату долгов. «В очереди в донецкой аптеке, которая застряла из-за того, что мужчина просил поискать ему более дешевый аналог вместо предложенного за 230 рублей, я услышала разговоры об отключении электричества в ДНР. Когда я начала выяснять, в чем дело, то история оказалась такой - когда началась война, и электроэнергию подавали прежние украинские поставщики, власть сказала людям - "А не платите! Ваши деньги идут в бюджет Украины и на АТО". То есть выходило, что жители республики еще и спонсировали войну, которую вела против них Украина. Сейчас республиканская власть решила получить плату за электроэнергию, причем весь долг за несколько лет. Но у жителей ДНР, которые с каждым месяцев просто катастрофически беднеют и беднеют, ну нет таких денег. Тем более таких, чтобы погасить весь долг целиком. Взять им неоткуда. Вообще-то тут война идет. И вот этим людям, живущим на передовой, которым надо не только забыть все долги, но и отдать им долг за терпение, едут и отключают электричество. Люди остаются в темноте и под обстрелом. У нас кто партия власти? #ЕдинаяРоссия? #ЕР я довожу это до вашего сведения и до сведения коллег» - призывает Ахмедова Ахмедова российских депутатов обратить внимание на сложившуюся ситуацию.


Пользователи соцсетей и друзья журналистки задают ей вопрос, не боится ли она, находясь в Республике, поднимать такие темы. Она отвечает, что нет, и объясняет почему.


«Люди мрачнеют, повсюду расползается нищета. Но жить в нацистском государстве еще страшнее»: российская журналистка о жизни в Донецке


Скрин поста Ахмедовой в соцсети

Такой увидела жизнь в сегодняшнем Донецке российская журналистка Марина Ахмедова.




16.11.2017

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх