Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Памяти украинской журналистики. Ее убила пропаганда...

Памяти украинской журналистики. Ее убила пропаганда...



Целый день вчера, 6 июня 2018-го, принимал поздравления с Днем журналиста Украины.


При этом случайно прочитал в «Страна.ua» некоего Сергея Томиленко и понял: журналисты в Украине, может быть, еще есть, а вот журналистики уже нет.


Ее уже убила и продолжает добивать пропаганда. Многоликая, разнонаправленная и проплаченная из разных центров влияния или кошельков. И эта разноплановость пропаганды, конечно, создает иллюзию плюрализма мнений. Но это только иллюзия, ибо борьбы с пропагандой – это... контрпропаганда. А значит, все равно пропаганда – такая же весьма и весьма заданная и направленная работа с истиной, только в пользу другого «дяди». А поскольку проплаченность пропаганды автоматически предполагает безальтернативное служение кошельку, то это и вызывает бескомпромиссную ожесточенность в борьбе пропагандистов друг с другом. Они не могут существовать параллельно, ибо борьба заказчиков подразумевает победу одного из них. И если враг не сдается, то его, как известно, его уничтожают. А его рупору, как минимум, затыкают рот. Вот в Украину прежнюю журналистику, которая все же подразумевала некую объективность в освещении происходящего, и убили. За ненадобностью в продолжающейся борьбе. Такая вот диалектика: с убийством качества количеством, а не перерастанием одного в другое...


Но вернемся к Томиленко. Это председатель Национального союза журналистов Украины (НСЖУ), который по идее должен объединять всех журналистов, какие идеи они ни отстаивали бы и к какой пропаганде ни примыкали. Но Сергей, как сказано о нем в «Википедии», - выпускник Школы современной журналистики (IREX ProMedia Украина, 1998) и Школы политических студий (проект Совета Европы, 2007) а также «изучал работу местных медиа в США (2000), Бельгии и Нидерландах (2000), Китае (2003), Грузии (2005)». То есть Томиленко - профессиональный грантоед, которого учили, чтобы он обслуживал исключительно одну точку зрения, один курс, и только тех политиков, общественных деятелей и даже журналистов, которые обслуживают и описывают исключительно прозападную стезю для Украины.


Не верите? Пожалуйста. Видимо, к празднику Томиленко разразился совершенно правильной статьей с совершенно правильным заглавием и посылом в нем – «Украинские журналисты страдают везде - и в России, и в Донбассе, и в Киеве. Перестанем делиться на своих и чужих. Мы - одно целое!»


Правильно ли это? Абсолютно правильно. Равно как бесценны в статье начальника НСЖУ и другие его слова: «Тревогу вызывает и ситуация с соблюдением прав журналистов у нас в Украине. Нам стоило бы продемонстрировать и самим себе, и всему миру единство, сплоченность, солидарность. Как говорится, один за всех – и все за одного. Однако, к пребольшому сожалению, не только политики, но и некоторые наши коллеги-журналисты и общественные активисты сегодня делят журналистский «цех» на «своих» и «чужих», на бОльших и мЕньших патриотов, стараются найти в совей же среде «агентов» или «пятую колонну». Метко написал недавно в «Фейсбуке» один из журналистов: «С такими «коллегами» и Путина не нужно – свои своих перегрызут».


Но знаете, почему эти слова – если и не фейк, то, в лучшем случае, плохая игра при хорошей мине. Это правильные слова, прикрывающие нехорошие дела. Надо так говорить - Томиленко так и говорит, а вот действует он исключительно в парадигме пропаганды и САМ, ЛИЧНО (выделено мною. – Авт.) делит журналистов на «правильных» и «неправильных». И дело не в том, что вся статья отталкивается от необходимости борьбы с Путиным и «страной-агрессором, которая «уничтожает своих пленников» из числа медийщиков. Глава НСЖУ льет слезы за загубленными судьбами погибших журналистов Георгия Гонгадзе и Вячеслава Веремия с Павлом Шереметом и даже с Вячеславом Черновилом, журналистом-политиком, убитым в 1999 году, преследуемых по суду в России или в самопровозглашенных ДНР с ЛНР или включенных в «расстрельный список 47». Но правильные эти слезы – в высшей мере крокодиловы и лживы. Потому что Томиленко и словом не упомянул убитого по заказу киевского режима Олеся Бузину. Или посаженных Руслана Коцабу (теперь отпущенного и полностью оправданного), Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина (осуждены на 9 лет тюряги каждому, но до апелляции освобождены под домашний арест), Василия Муравицкого или Кирилла Вышинского (которым грозит по «пятнашке» за государственную измену). Ни слова и об иностранных (в основном российских) медийщиках, которые погибли в Донбассе, но освещали события там не так, как выгодно Киеву. Эти люди что, совсем не журналисты? Нет, журналисты, но они же не поддерживают «идеалы майдана», а значит, гнобить их можно и, похоже, нужно...
И вот это искусственное деление журналистов и есть первейшей и, может быть, главной причиной того, что пропаганда уже практически сменила журналистику. Пропаганда попрала и сделала ненужными основные принципы и этические стандарты настоящей и правдивой журналистской работы – право граждан на правдивую информацию, точность, честность, объективность и непредубежденность освещения, уважение к общественным, а не узкопартийным или сословно-клановым интересам.


Деление это началось давно. И было оно сначала материально-статусным. Делили по уровню зарплат и занимаемому положению в СМИ. На «звезд» и «более нужных» и на прочий полевой или офисный «планктон». «Звезды» и «нужные» за статусность и правильность получали больше и продвигались по служебно-карьерной лестнице, служа одновременно и примером того, как «нужно» работать, попирая журналистскую «цеховую» солидарность и вызывая естественную зависть и стремление подражать у коллег. И особенно – у молодых журналистов, которые, приходя на работу, сами выбирали, кому выгоднее служить – журналистике или пропаганде, правде или золотому тельцу. Это незаметный и рутинный процесс, но он и развратил журналистскую среду, и извратил смысл журналисткой работы. Постепенно и незаметно служить щедрому хозяину стало выгоднее, нежели призрачной правде или интересам общества, что является одной из функций настоящей журналистики. И это, увы, в Украине уже «Капитан Очевидность», а говорить об обратном – уже неловкость...


Вторая причина победы пропаганды над журналистикой – это размывание границ журналистики, ведущее к чудовищному непрофессионализму медийщиков и профанации в работе с информацией. Социальные сети и их всеобщая доступность, блогеры и поощряемое блогерство, опора в освещении действительности не на очевидцев, а на так называемых «экспертов» - все это обесценило и практически нивелировала профессиональную работу журналиста. Когда журналистом может объявить себя кто угодно и по этому поводу нести любую околесицу (ложь, выдумку или манипуляции со спекуляциями) под видом работы с информацией и под «крышей» права на свободу слова и выражения своих мыслей, то и стандарты подачи информации падают. И профессионализм подающих опускается ниже городской канализации. Когда «точка зрения», якобы «свободная», становится не менее, а то и более важной, нежели реальность, то и правда о реальности этой не нужна. Когда же не наступает и ответственность за ложь, поданную как «свободное мнение», то виртуальность подменяет, а потом и заменяет настоящее восприятие действительности. А сегодня в Украине, как и во всем остальном мире, журналисты, блогеры и эксперты – это все, кто может дорваться до компьютерной или телефонной клавиатуры и «излиться мнением» в информационное пространство. И так, повторяю, во всем мире. Но с той только разницей, что в Украине правда о том, что в ней происходит, нужнее. Всем нужнее. Ну, хотя бы потому, что страна Украина сегодня катится в пропасть, а отвлечение внимания общества при помощи информационной шумихи, клеветы и дезинформирующей пропаганды мешает постановке правильного «диагноза». А значит, и делает невозможным «излечение». И страны, и общества...


Третья причина распространения и торжества пропаганды – это уже обозначенная выше работа эрзац-журналистов, ставших пропагандистами и агитаторами, не с правдой или, если хотите, истиной, а с партийно-идеологическими постулатами или кланово-бизнесовыми установками. Либо тех, кто находится у власти, либо тех, кто называет себя «оппозицией» и до власти рвется. И во всем мире все тоже так же. Но и тут отличие Украины в том, что разницы между властью и эрзац-оппозицией в ней практически нет. Речь идет, увы, лишь о тех или иных персоналиях, которые у руля и «корыта» сейчас и которые хотят туда дорваться. В Украине сегодня усилиями власти и поддерживающих ее неонацистов и неофашистов проведена такая зачистка политического поля, что на нем практически не остались заметных и влиятельных политсил, которые могли бы предложить Украине курс, кардинально отличающийся от того, по которому она сейчас движется. К пропасти. И победа кого-либо из нынешней так называемой «оппозиции» - это лишь замедление на пути в преисподнюю, а не отворот от нее.


Так, в принципе, было и при изгнанной «кровавой панде» Виктора Януковича. Он лишь говорил о «любви к России» и пытался «доить» эту страну на свой карман, но двигался в направлении Запада, «евроинтегрировался», так сказать. А вот сейчас нет даже тех, кто хотя бы не просто популистски говорил о том, что Украине – кирдык именно из-за неправильного курса, а предлагал альтернативу. Нет таких, и все тут. Вот потому-то и власть, и эрзац-оппозиция одинаково работают над зачисткой информационного поля в нужном ключе. Любые источники в СМИ, которые предлагают хоть подобие такой альтернативы, максимально удаляются из Украины (все российские медиа) или подавляются внутри страны.


И ведь нельзя говорить, что в Украине нет свободы слова. Она есть. Каждый может говорить все что угодно и в адрес кого угодно. И может даже остаться безнаказанным.


Но, во-первых, есть целый перечень табу на темы, критиковать которые нельзя. Да что там критиковать или оспаривать – подвергать сомнению невозможно. Например, майдан-2014 и все, что с связано с этим антиконституционным и, как оказалось, губительным для страны госпереворотом. Могут «пришить», как минимум, государственную измену или посягательство на национальную безопасность страны.


Вот потому-то свобода говорить в Украине есть, но может исчезнуть свобода слушать, слышать и услышать (или видеть и увидеть).


Во-вторых, в Украине уже практически нет свободы СМИ, которые изнывают и под усиливающейся государственной (провластной) цензурой, и под кланово-политическим контролем со стороны собственников, которые говорят о борьбе с властью за власть. Вот потому-то и пойдут скоро по квартирам «опричники» тех и других, чтобы проконтролировать что смотрят, слушают или читают несчастные граждане Украины...


P.S. А теперь (это стало модно сейчас) анекдот в тему. Мой любимый, о журналистике: «Проснулись утром после страшного вечернего кутежа две вороны и решили облегчить желудки с высоты на страну. Ну, чтобы все почувствовали, как воронам плохо. Зашли птички в пике на троллейбус на остановке, но промахнулись. На людей на пешеходном переходе – опять мимо. На поток машин на дорогое – и снова не попали. Сели они на провода опустошенные и разочарованные и вдруг видят, как небольшой взъерошенный воробышек пикирует на троллейбус: как дал, так все и залило от штанг до колес. Потом воробей настиг людей на переходе и как прыснул, то никто не укрылся. А потом зашел на машины на дорогое и так, что весь поток залитый остановился. После этого воробей сел рядом с воронами начал чистить перышки. «Чувак, ты кто?!» - удивленно спросили вороны. «Я не знаю точно, кто я сейчас, но в прошлой жизни был журналистом», - ответил воробей».


Это схема, конечно, анекдот, но и я о том же: для настоящего журналиста, а не пропагандиста нет и не должно быть ни запретных тем, ни табуированных людей при любой должности и в любом статусе. Это и есть свобода слова и информации, ограниченная только законом, а не прихотями заказчиков пропаганды...




07.06.2018

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх