Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Андрей Яковенко: Украина со дня независимости взяла курс на гражданскую войну

Андрей Яковенко: Украина со дня независимости взяла курс на гражданскую войну



Андрей Яковенко: Украина со дня независимости взяла курс на гражданскую войну

Автор - в 2002 году первый секретарь одесского горкома комсомола, заместитель председателя Союза Советских Офицеров в Одесской области.


Многие сейчас почему-то считают, что Украина до 2014 года была вполне приемлемым государством в социальном смысле, государством, поддерживающим нейтралитет на международной арене и вполне дружественным России в культурном и экономическом плане.


Вроде бы, все шло очень хорошо, но пришли с бандерштадта злые рагули, свергли милого душку Януковича и началась война, в которой мы все сейчас в той или иной степени, участвуем. Но это не соответствует действительности.


В 2002 году это уголовное дело гремело по всей Украине. Шутка ли, группа молодых людей посмела бросить вызов всей украинской государственной машине. И бросить вызов не на словах – не только в виде газетных и интернетовских публикаций, демонстраций, митингов и пикетов, а взяв в руки оружие.


Уголовное дело №144. Дело одесских комсомольцев. Мне суждено было стать вдохновителем и организатором этой группы. По крайней мере, так зафиксировала СБУ, крапая уголовное дело. Могу сказать, что для меня это большая честь. Своими действиями мы опередили время, мы показали пример. Однако им не воспользовались борцы с украинским националистическим государством. Историческое развитие все равно привело в 2014 году к вооруженному сопротивлению.


Украина с самого своего появления на свет была антироссийским националистическим государством. Все рассказы о миролюбии и внеблоковости Украины – ложь. Сразу после обретения «независимости» в 1991 году Украина присоединилась к Совету североатлантического сотрудничества. Словно боясь опоздать, она первой среди стран СНГ в 1994 году присоединилась к НАТОвской программе «Партнерство ради мира». Каким видят «мир» стратеги из НАТО, мы увидели уже в 1999 году, когда самолеты блока беспощадно бомбили Югославию. Украина и тут не осталась в стороне. В самый разгар «Косовского кризиса» в 1999 году «миролюбивая» Украина поддержала действия НАТО и даже на несколько часов перекрыла свое воздушное пространство для Российских самолетов, летевших в Приштину. И именно в это время, в апреле 1999 года, в Киеве была открыта миссия НАТО. Дальше больше. 2001 год – открыт учебный центр «Международного центра миротворчества и безопасности» в Яворове. Ну, а в 2004 году, уже после конфликта с Россией вокруг острова Тузла, Верховной Радой Украины принят закон о свободном доступе сил НАТО на территорию Украины.


На фоне всех этих событий, с началом проведения совместных учений Си Бриз, на Украине началось непосредственное сопротивление НАТОвскому ползучему распространению на восток. Как правило, в этой борьбе участвовали лишь коммунистические и социалистические партии и организации Украины. Мы перекрывали дороги, не давая проехать НАТОвским воякам в Одессе, пытались блокировать проезд военной техники, которая высаживалась под Одессой и дальше двигалась на Николаевский полигон «Широкий Лан». Проходили демонстрации и митинги протеста, выставлялись пикеты. Понятное дело, что такая борьба против вооруженных до зубов боевиков неэффективна, но таким образом мы показывали свою позицию.


В итоге попадали между молотом и наковальней, с одной стороны злоба НАТОвских эмиссаров, с другой – ненависть украинской милиции и чиновников. Как государство Россия не сопротивлялась этому процессу. Более того, в 1998 году и сама участвовала в учениях Си Бриз, которые были, к слову, направлены именно против нее. Абсурд!


А еще надо вспомнить совершенно чудовищную социально-экономическую ситуацию в стране в конце 90-х…


Вот именно в этих условиях и была создана вооруженная группа коммунистов-революционеров. Мы так сами себя называли. Многие сейчас говорят, что у нас не было программы действий. Была.


Главным пунктом нашей программы был разрыв всех отношений с НАТО и создание военно-политического союза с Россией, вплоть до воссоздания СССР. Хотя мы понимали, что государственное руководство России плевать хотело на все наши программы! Это для нас не имело значения. Мы знали, что правда за нами и заключается она в дружбе народов. В первую очередь, славянских народов. Ведь нас разделили по заказу Западных олигархов. И, как мы видим сейчас, им удалось нас еще и стравить в войне.


Наша экономическая программа заключалась в следующем:


1. Разрыв всех отношений с МВФ и отказ от долговых обязательств перед этой грабительской организацией.


2. Вхождение в Евразийские экономические структуры, дружба и сотрудничество в первую очередь с Россией и Белоруссией.


3. Национализация всей крупной промышленности, земли, транспорта и т.д.


И самое главное, что мы понимали еще тогда, в начале 2000-х: сделать это все невозможно путем выборов президента или депутатов парламента. Не дадут. Спасти страну и ее народ можно только путем начала партизанской войны против преступной государственной машины Украины.


В 2002 году, после выборов в Верховную Раду Украины, мне, как участнику избирательной кампании, попала в руки карта Украины с результатами голосования. Все сразу стало понятно. Страна поделена точно пополам. Весь юго-восток Украины проголосовал за коммунистов, а это значит, за социально-экономические изменения, за дружбу с Россией, против НАТО, США и МВФ. Остальная Украина пошла за националистами, за НАТО, США и МВФ. Стало понятно – неизбежен развод. Мы не сможем жить в одной стране с этими людьми. Слишком мы разные. И наша группа провозгласила необходимость отделения юго-востока Украины от диктата Киева и создание Причерноморской Советской Социалистической республики в границах территорий, которые мы сейчас называем Новороссией. Мы распространяли листовки с этой идеей в воинских частях, публиковать статьи в газетах. И это очень обеспокоило СБУ. За мной установили наружное наблюдение, кто-то из бдительных солдат случайно увидел номер моей машины.


Кроме этого, наша группа организовывала забастовки, участвовала во всех акциях протеста в Украине. Мы начали создание боевого, вооруженного профсоюза. Не успели.


В декабре 2002 года начались аресты членов организации. А потом боевики СБУшной «Альфы» взяли штурмом квартиру в Николаеве, где находились мои товарищи. Произошел бой. Мои товарищи больше 15 минут держали оборону, а потом у них банально закончились патроны. Силы были не равны.


Сразу начались пытки. Справедливости ради скажу, что сотрудники «Альфы» не замарали свои руки издевательствами над безоружными. А ведь они рисковали своими жизнями, идя под пули при штурме квартиры и получая ранения. «Отличились» сотрудники милиции Ленинского РОВД города Николаева, куда и были доставлены задержанные. Уж они издевались в сласть. Когда я говорю «пытки», я не имею в виду обычные избиения. Я говорю о загнанных под ногти иголках, о подключении электричества к гениталиям, о надевании противогаза, пережимании шланга и, когда человек интуитивно пытается вдохнуть, к отверстию подносится ватка с нашатырным спиртом. Так мой товарищ Игорь Данилов получил техническую пневмонию, которая позже, в колонии, развилась в туберкулез. Когда я говорю о пытках, я имею ввиду подвешивание человека на дыбу, когда наручниками разрубается кожа на руках до кости, я говорю о голоде и холоде, в которых держали членов нашей группы. Для того, чтобы прекратить издевательства, Олег Алексеев пытался покончить с собой, ударив шариковой ручкой себе в глаз. Он ослеп на один глаз, но поэтому выжил, испуганные палачи прекратили пытки. Самый молодой в нашей группе – 17 летний Сергей Бердюгин умер в сентябре 2003 года от разрыва печени и многочисленных внутренних травм, полученных в декабре 2002 года в городе Николаеве. В СИЗО города Одессы ему не оказали никакой медицинской помощи. «Наследники нацистского доктора Менгеле» только глумились над ним.


Выдержать пытки невозможно, поэтому очень многие ребята оговаривали себя и называли меня организатором. Я их за это не осуждаю. Не имею права. Меня, как руководителя, не пытали. Надобности не было. Именно поэтому я никаких показаний не давал. Уже в ходе судебного процесса ребята отказались от своих показаний, которые они давали под пыткой, но украинскому «правосудию» это было до лампочки. Заказ поступил от самого…


Дело было громкое, под личным контролем Кучмы, следствие вела сводная группа следователей со всей Украины. И знаете, что интересно, по-человечески к нам относились только крымские следователи СБУ и следак с Западной Украины. Причем, последний не скрывал своих радикальных националистических взглядов и любил повторять, мол, мы (националисты) хотим свергнуть эту власть справа, а вы слева. Вот такая жизненная ирония.


Следствие закончили быстро. Уже в сентябре 2003 года начался судебный процесс, который шел тоже довольно быстро. Казалось, власть куда-то торопится.


Грянула «оранжевая революция». Смена власти на нашу судьбу не повлияла, хотя наши родственники встречались с высшим руководством Украины, говорили о пытках. «Высшая власть» быстро разобравшись, кто мы такие, решила от греха подальше оставить нас в тюрьмах и лагерях архипелага УИН Украины. В 2005 году, после бессмысленного и беспощадного Верховного суда, который рассматривал нашу апелляцию, началась долгая эпопея за колючей проволокой. Все получили огромные сроки лишения свободы от 10 до 14 лет. Мне, как руководителю и организатору дали максимум – 14. Летом 2006 года мне заменили режим содержания на более мягкий и в самую жару (зная о моем больном сердце) отправили по этапу на Донбасс.


Что любопытно, мои родственники написали заявление Департамент ИН с просьбой перевести меня отсиживать срок ближе к дому. Есть такая норма закона. Высшие тюремщики из Киева ответили – конечно, так и будет, все по закону! И отправили еще дальше от родной Одессы. Никто тогда не мог предположить, что грянет война. Хотя мы это знали еще в 2000 году. Украина была беременна гражданской войной.


Грянул 2014 год. Почти все заключенные колонии не отходили от телевизора, внимая новостям. Мне, как одесситу, жутко было смотреть на события 2 мая. До сих пор я задаюсь вопросом: почему так получилось? Почему не были готовы к бою? К бою, а не драке?! Откуда такое пацифистское легкомыслие? Мой товарищ по делу одесских комсомольцев Александр Герасимов освободился в 2013 году, вернулся в Одессу, а 2 мая ему сожгли ноги в Доме профсоюзов. Отсидев в застенках 11 лет, в родной Одессе, он стал инвалидом. Вот такая судьба… Мы всегда помним - погибшие в Одессе взывают к возмездию…


В Торезе по телефону со мной связались мои товарищи со свободы. Спрашивали совета и мнения. Шло создание ополчения, а по перелескам и лесопосадкам, как упыри, уже засели первые отряды «Правого сектора». Чуть позже мне поручили найти добровольцев среди заключенных в создающиеся подразделения будущей армии ДНР. И все это происходило под беспрерывную канонаду боев за Саур-могилу. На наших глазах бандеровская авиация стирала с лица земли эту стратегическую высоту и ее героических защитников, бомбила блок-посты возле Шахтерска и Харцизска по дороге в Донецк. В один день начала августа украинские минометчики обстреляли саму колонию. Погибла женщина – сотрудник колонии и один заключенный. Вся территория покрылась хрустящим слоем битого стекла и кусками кирпичей.


А еще через несколько дней Верховный Совет ДНР принял решение освободить меня из мест лишения свободы как политзаключенного. В сопровождении трех ополченцев я вышел за ворота лагеря. На огромной скорости, чтобы не попасть под обстрел, с оружием в руках мы мчались по изрытой воронками дороге в Донецк. Так я оказался на свободе.


И сейчас с гордостью ношу «ордена» в виде новых уголовных дел, возбужденных против меня СБУ за «терроризм», за сотрудничество с «террористической организацией ДНР», за публикации, изобличающие хунту, за пропаганду партизанской войны, за побег, в конце концов.


Что интересно, наша идея о создании Причерноморской республики не только не потеряла актуальности, но даже наоборот. Теперь наша цель – построение Новороссии. Ведь дело не в названии. А способы построения не изменились с 2000 года. Война в Донбассе этому доказательство. В 2002 году нам многие не верили, а теперь увидели сами: с фашистами нельзя договориться.




23.06.2018

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх