Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Триада патриотического сумасшествия

Триада патриотического сумасшествия



…Понятно, что при наличии в Верховной Раде Татьяны Черновол и Александры Кужель, Юлии Тимошенко и Ирины Геращенко, Светланы Залищук, Ольги Черваковой и Виктории Сюмар, притом, что оттуда еле вывели Ирину Фарион, но в правительство ввели Наталью Яресько (по-американски – Natalie Ann Jaresko), украинским патриотам как-то не с руки отменять и Бабу-Ягу. Дамы могут обидеться. Увидеть в этом намек и такое устроить, что Иловайский котел покажется за счастье. А вот чмурить Снегурочку можно – она кроткая, в Раде такие не ходят. И защитить ее может только Дед Мороз…

…Мощный старик, что и говорить, с чудодейственным посохом. Но все равно – дед, и патриотам не так страшно. Они и устроили недавно во Львове изгнание Деда Мороза и Снегурочки. А годом раньше повесили их чучела на Воздухофлотском мосту в Киеве.

Они вообще лучше и продуктивнее всего воюют именно с женщинами, стариками и детьми. С беззащитными, короче, с теми, кто не может дать сдачи. В Харькове вон попробовали с самим памятником Ленину пободаться. По всей стране они устроили «ленинопад», но в Харькове заминка вышла. Кровавая. По тупости своей силы ниспровергатели не рассчитали, натянули трос, а он лопнул от тяжести вождя и выбил глаз патриоту. Теперь его коллеги на любой памятник, мимо проходя, косятся: не лупанет ли железякой…

Очень хорошо у патриотов побороться за «нэньку» получается с портретами. А еще – с теми, кого в Украине нет или – еще лучше! – с теми, кто уже умер. Последние тоже ответку уже не кинут.

Начинал эту славную борьбу еще Виктор Ющенко. Попил самогону с диоксином и приказал посадить на скамью подсудимых организаторов «голодомора» – Иосифа Сталина и компанию, Станислава Косиора там и прочих. Удалось. С коммунистическими варнаками разделались круто, смело, можно даже сказать, на века.

И ведь делали это те, кто еще несколько лет назад выказывал совсем другую прыть, – киевские власти. Был у меня со Станиславом Викентьевичем Косиором такой случай, который чуть не свел меня с ума. Памятник ему в Киеве стоял по улице Артема, напротив кинотеатра «Киевская Русь». На постаменте возвышался бюст лысого человека, который торжественно и каменно смотрел вдаль, где и видел, наверное, коммунизм, ради которого он и забирал последнее зерно у земляков в 1932-1933 годах. Его никто и не просил, а он забирал и забирал. Ибо чисто по-украински выслужиться хотел. Как нынешние украинские же патриоты перед властями и друг перед другом.



Начинал эту славную борьбу еще Виктор Ющенко. Попил самогону с диоксином и приказал посадить на скамью подсудимых организаторов «голодомора» – Иосифа Сталина и компанию, Станислава Косиора там и прочих. Удалось



Так вот на втором или третьем курсе истфака еду я как-то в университет мимо памятника Косиору и вижу, что он… в кепке. Да-да, в такой круглой, сталинских времен, кепке, которая только подчеркивает мужественную лицевую округлость твердокаменного (в прямом смысле этого слова) большевика. Скажу честно: это был чуть ли не первый случай, когда я серьезно решил, что не стоит в таких объемах потреблять любой портвейн, смешивая его с пивом и вином «грушки-яблочки». Организм явно засбоил. Памятник еще вчера был без кепки, а сегодня в головном уборе, но он же каменный! В полном смятении я прибыл в универ и тихо так поделился своим открытием с некоторыми коллегами по смешиванию доступного спиртного. Они были безжалостны: «Какая кепка? Закусывать надо!».

Когда мы вместе похмелились (тогда пивко продавали в буфете в подвале желтого корпуса), я все же настоял, что нужно узнать, все ли хорошо. То ли со мной, то ли с Косиором. Мы поехали к «Киевской Руси». И теперь уже торжествовал я. От того, что все же не сошел с ума, и от ступора, в который впали мои друзья. Косиор был в кепке! А накануне был без!..

Мы, конечно, выпили еще и как-то смирились с кепкой, решив, что коллективные галлюцинации таки бывают. Точнее – бывали, раз большевик уже в кепке, а днем раньше обходился без нее. А ситуацию позже разъяснила однокурсница, мама которой работала в тогдашнем Киевском горисполкоме. Оказывается, старые большевики как-то узрели, что лысину их товарища облюбовали подлые голуби и периодически расцвечивают ее то в белые, то в разноцветные узоры (в зависимости от съеденного). Старики и решили, что соратнику Ленина негоже представать перед молодым поколением в таком виде, и киевские власти тайно, под покровом ночи, сменили лысую голову на голову в кепке. Точно такую же, с тем же непреклонным выражением на лице, но под козырьком, который теперь под туалет и использовали голуби. Пионеры и комсомольцы не видели эту вакханалию, а люди понаблюдательнее чуть не бросили пить. И, заметьте, не я один такой…

После 1991 года бывшие перекрашенные неоднократно хотели действовать уже в обратном направлении. И таки сегодня победили – снесли памятники и Косиору, и Григорию Петровскому, и Власу Чубарю, и Дмитрию Мануильскому, и, ясное дело, Ленину. Не снесли только памятник Николаю Щорсу. Может быть, потому, что высоко, может быть, потому, что запечатлен в нем, говорят, светлый лик молодого Леонида Кравчука. В тот момент, когда он вспоминает, как совсем мальцом носил еду в схроны воякам УПА. А те, похряцав снеди на дармовщину, гладили его по голове и приговаривали: «Добрэ, Льончыку, добрэ. А тэпер иды в коммунисты, здобувай нэзалэжнисть». Во всяком случае, именно так звучит трактовка многолетней службы «пэршого прэзыдэнта» в «той» жизни. Даже не в «оккупационном колониальном режиме», а в его сердцевине – в ЦК Компартии Украины…



Не снесли только памятник Николаю Щорсу. Может быть, потому, что высоко, может быть, потому, что запечатлен в нем, говорят, светлый лик молодого Леонида Кравчука. В тот момент, когда он вспоминает, как совсем мальцом носил еду в схроны воякам УПА



И Щорса пока не тронули. Но сейчас патриоты, как видим, принялись и за живых. Просто диву даешься их глупой смелости или смелой глупости, замешанной на ментальной склонности к предательству. Запретили российские телеканалы и несколько десятков сериалов и фильмов с участием Михаила Пореченкова и Ивана Охлобыстина. Актеров, которые откровенно стебутся над происходящим в «нэньке» и поддерживают ополченцев Донбасса. По той же причине лишили званий «народный артист Украины» и «почетный житель» разных городов Иосифа Кобзона и нескольких других звезд. А потом запретили им въезд на территорию Украины. Особенно досталось кино- и телепродукции, которая воспевает и создает позитивный образ российских силовиков и спецслужбистов. Ее «вычистили» самой первой…

А сейчас вот борьба буквально зашкалила. В эфире телеканала «Украина» в российском сериале «Пятницкий» начали… ретушировать портреты президента России Владимира Путина. Сначала некоторые «смельчаки» распевали «Путин – ху…о» и сжигали его портреты и чучела в парках и на площадях, а теперь вот добрались и до кино. Даже первый заместитель главы Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Украины (цензора и карающего органа патриотов в искусстве и СМИ) Ольга Герасимюк заявила о том, что ее ведомство не давало украинским телеканалам никаких указаний и рекомендаций относительно зарисовки портретов Путина. Но, по словам Герасимюк, «это решение исключительно самого телеканала».

А пресс-служба телеканала «Украина» подтвердила факт того, что портреты Владимира Путина таки зарисовывают, но комментировать данную ситуацию и называть причины такого решения отказалась. Видимо, внятные «вводные» еще не поступили. А может быть, это самоуправные прыткость и рвение патриотов телеканала. Их же туда набирали, чтобы придать телеканалу большей «украинскости»: язык там украинский, акцент правильный, галичанский (это тренд был когда-то), то да се. Канал ведь принадлежит донецкому олигарху Ринату Ахметову, который сегодня втянулся в неравную и бесперспективную (Ринат сам этого еще не понимает) борьбу на ниве патриотизма. Так он, похоже, хочет продемонстрировать свою лояльность и сохранить активы и звание «самого богатого человека Украины». «Напрасные слова, виньетка ложной сути», – спел бы в этом случае герой российских романсеро Александр Малинин. Именно богатство Ахметова – цель «справжних» патриотов. Его они хотят отобрать. И наверняка отберут. Даже если олигарх лично будет закрашивать желто-синим все портреты Путина, напевая на камеру «Щэ нэ вмэрла…».

Так победим!

Жадность до чужого – вот путеводный мотиватор патриотов. Этого, кстати, так и не поняли бывшие члены Партии регионов, которые трусливо и подленько предали президента Виктора Януковича и после его бегства по-быстрячку перекрасились в другие политцвета, демонстрируя просто-таки офигительную патриотическую любовь ко всему украинскому. Их собственность, а не окрас или настрой в мозгах интересуют патриотов. Заводы, газеты и пароходы они хотят отобрать, даже если для этого придется вышибить мозги бывших собственников на асфальт. До этого просто пока не дошло…

Но верх идиотизма и сумасшествия на ниве патриотизма случился с патриотами, когда они запретили фильм «Тарас Бульба» с участием Богдана Ступки в главной роли. Да-да, того человека, который уже умер, но работа которого в кинематографе позволяла говорить, что в Украине вообще есть кино. Кино как вид искусства, как отрасль, как сфера приложения ума и таланта. Богдан Сильвестрович был олицетворением настоящего украинского кино в тяжкие годы его гибели. Его (кино) и в прежние годы было не густо (были фильмы, как известно, хорошие, плохие, индийские и киностудии Довженко). Но Богдан Ступка – актер мирового уровня. Сродни Аль Пачино и Роберту Де Ниро, Клинту Иствуду и Дастину Хоффману в США, Жану-Полю Бельмондо и Алену Делону во Франции, Адриано Челентано в Италии, Алексею Баталову, Владимиру Зельдину и Владимиру Этушу в России (я сознательно не вспоминаю умерших титанов). Пока живы эти люди, можно говорить об американском, французском, итальянском или российском добром классическом кино. Однако если в этих странах подрастает плеяда актеров средних лет и молодых, но сопоставимых по таланту, то в Украине – выжженная степь. Никого. Только «Щэ не вмэрла…» собаки несут, как брехню по селу. Да ветер гудит в проводах. Богдан Бенюк и этот, как его, Нищук (имя которого даже в качестве «министра культуры с майдана», не говоря уже об имени в искусстве мало кто из нормальных людей, а не патриотов помнит) – не в счет. Это фейки сиюминутности и дешевой конъюнктуры, на безбабье и рука шансонетка, а на безголосье и жопа – соловей, как говорится.

И вот Ступку в Украине запрещают. Равно как и постарались до этого, после скоропостижной кончины, быстренько забыть, вычеркнуть из памяти украинцев. За то, что снимался в России. И при помощи российского кино (в том числе) прославил украинскую актерскую школу, украинский кинематограф, украинский театр. Да простят меня, конечно, все остальные замечательные, не-Бенюки-неонацисты, актеры и актрисы, работающие сегодня в украинских театрах, но вынужденные здравый смысл и искусство театра и умирающего кино выхолащивать в угоду шароварно-вышиваночному патриотизму трипольских укров и прочих смерековых приматов.



Ступку в Украине запрещают. Равно как и постарались до этого, после скоропостижной кончины, быстренько забыть, вычеркнуть из памяти украинцев. За то, что снимался в России. И при помощи российского кино (в том числе) прославил украинскую актерскую школу, украинский кинематограф, украинский театр



В Украине осталось запретить еще Николая Гоголя или, к примеру, Александра Довженко на том основании, что они «служили империи», и страну можно будет спокойно обносить колючей проволокой. Как дурдом с особо буйными и непредсказуемыми пациентами, которые могут понести заразу в массы…

И я уже сказал о жадности как мотиваторе поведения. Но жадность – это только изюминка к торту нынешнего фейково-показательного украинского патриотизма. Есть еще три «кита» современной «любви к нэньке», о которых я уже как-то говорил, но которые нуждаются в повторении. Клиническая картина-то обостряется с каждым днем. Во-первых, это страх. Физический, животный, всепоглощающий, неотступный. Страх того, что придут Путин и русские в образах тех силовиков и спецназовцев, которых «нэ потрибно» видеть украинцам. Чтобы, видимо, заранее не пугаться.

Во-вторых, желание выслужиться и получить за лояльность пайку больше, чем у соседа. Отсюда эта показательная соревновательность друг перед другом, желание больше выпендриться: ты сорок раз спел гимн, а я на два раза больше. Ты мост покрасил в желто-синее, а я и нужник захвачу. Ты руки лизнул вождю, а я взглядом и штанину сзади прожгу, но лояльность покажу большую. За печенюшку.

В-третьих, желание убрать конкурентов и соперников, тоже основанное на все том же страхе перед чужим талантом, успехом, даже удачей и простым везением. Страхе показать собственную бездарность и творческое бессилие. Вот что «вдохновляет» патриотов. Это как поведение мачехи, которая чмурит Золушку, чтобы на ее неряшливом фоне подчеркнуть писаную красоту своей дочери. У таких «мачех» сегодня в Украине – золотое время. Они и сами поднимаются, и других опускают.

И происходит все это на фоне тотальной безнаказанности за содеянное. Более того, за награду самым ретивым патриотам. К тому же заказ такой поступил…

P.S. Но как умыл таких патриотов-запретителей тот же Иосиф Кобзон. Этот народный артист СССР прокомментировал информацию о том, что СБУ устами своего «рэчныка», какого-то Лубкивского запретила ему въезд в Украину, конкретнее – в Донбасс. «Передайте Лубковскому – пусть он сначала дорастет на Украине до уровня Кобзона. …Я награжден высшими наградами Украины за заслуги всех степеней, третьей, второй и первой. Я еду к себе на Родину, в Донбасс, где я родился и где мой пупок зарыт, где я награжден тремя орденами шахтерской славы всех степеней и тремя орденами шахтерской доблести. Я народный артист Украины, и какая-то мразь в лице этого работника СБУ не может даже намекнуть мне на то, чтобы я не приехал к себе на Родину. …Поэтому мне плевать на то, что они придумали с пьяных глаз. Для меня запретов нет. Мои земляки ждут меня», – сказал Кобзон и поехал туда, куда ему надо. А вот получили ли копеечку патриоты, я точно не знаю.

P.P.S. А вот еще одно свидетельство того, что на конъюнктуре ничего не выстроишь. Ни памяти, ни государства. На Арсенальной площади в Киеве перед входом на станцию метро стоит постамент с пушкой – памятник рабочим завода «Арсенал», которые в 1918 году восстали против Центральной Рады.

Но мало кто знает, что постамент этот соорудили в ознаменование 200-летия Полтавской битвы в 1914 году под памятник полтавскому полковнику Ивану Искре и генеральному судье Василию Кочубею, которые сообщили Петру I о предательстве Ивана Мазепы. Когда весной 1918 года Центральная Рада задавила арсенальцев, а потом воцарилась в Киеве на штыках немецких войск, то вместо Искры и Кочубея водрузила на постамент гипсовую фигуру… Ивана Мазепы. Мазепа там постоял недолго и был снесен то ли белогвардейцами Антона Деникина, то ли польскими войсками, которых в Киев пригласил Симон Петлюра. И уже в 1923 году большевики использовали пустой постамент для сооружения на этом месте памятника рабочим «Арсенала».

Теперь это опять улица Мазепы. История заходит на новый круг?

Косиор в кепке

Косиор без кепки



Владимир Скачко

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you're reading it on someone else's site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.



25.12.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх