Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » О том, как спасали шахту – на рабочих местах и на поле боя

О том, как спасали шахту – на рабочих местах и на поле боя



Недавно, как об этом сообщала наша новостная лента, в Шахтёрске, после того, как Ополчение ДНР выбило отсюда украинские войска, была спасена от разрушения и теперь готовится к возобновлению добычи угля шахта «Шахтёрская-Глубокая».

Констатируя этот сам по себе отрадный факт, нужно при этом в первую очередь преклониться перед мужеством и чувством долга жителей Шахтёрска, бросившихся спасать своё крупнейшее градообразующее предприятие. То, что они совершили, — это не просто добросовестная и успешная работа в экстремальных ситуациях. И не просто трудовая победа, — одна из тех, которых на счету коллектива «Глубокой» было множество в былые, спокойные времена. Это была, без всяких кавычек и переносного смысла, битва. Битва на пределе сил, в которой трудовой и боевой подвиги слились воедино. Ведь аварийные работы, особенно на их начальном этапе, пришлось вести под огнём, под обстрелами…

Однако, чтобы в полной мере оценить то, что совершил коллектив шахты (точнее, самая стойкая и преданная своему делу часть коллектива), нужно вернуться несколько назад в прошлое. А в этом совсем ещё недавнем довоенном прошлом «Шахтёрская-Глубокая» была успешно работающим предприятием. Особенно многое изменилось в лучшую сторону с тех пор, как шахту возглавил нынешний директор Шамиль Мамлеев: обновилось оборудование, возросли объёмы добычи, значительно поднялась зарплата шахтёров и снизился уровень травматизма. Шахта давала работу значительному количеству шахтёров – здесь до войны трудилось 2700 человек – а если учесть при этом и членов семей горняков, то можно составить представление о том, что значит это предприятие для жизни такого относительно небольшого по населению города, как Шахтёрск. Ну, и разумеется, нельзя не брать во внимание пополнявшие местный бюджет налоговые отчисления, за счёт которых поддерживалась жизнедеятельность города.

Но вот начались «майданные» времена, и залихорадило всю Украину, в том числе и её угольную промышленность. Последний раз государственный план по добыче угля «Шахтёрская-Глубокая» выполнила в ноябре 2013 года…
А весной началась война. Немалая часть работников шахты пошла добровольцами в Ополчение Донецкой Народной Республики. Многие из них были в рядах защитников Славянска, участвовали в других сражениях, а когда карательные войска киевского режима подошли к Шахтёрску – встали на оборону родного города.
В те горячие дни объединились усилия военных и гражданских жителей города, в том числе и двух частей коллектива «Шахтёрской-Глубокой» — тех, кто служит в Ополчении, и кто остался на предприятии. В единой связке работают и два лидера, возглавляющие, условно говоря, «военную» и «гражданскую» части шахтёрского коллектива – работник этой шахты, а ныне военный комендант города Алексей Швыдкий (также прошедший фронтовым путём от Славянска до Шахтёрска) и директор шахты Шамиль Мамлеев.

Вот лишь один из эпизодов, красноречиво характеризующий этих людей. Во время интенсивных обстрелов города украинскими войсками загорелось здание ГП «Шахтёрскантрацит» (в состав которого входит «Шахтёрская-Глубокая»). Если бы оно сгорело дотла, а вместе с ним и находящаяся в нём документация, это означало бы юридическую смерть и всего объединения, и каждого его структурного подразделения. Ведь в помещении находились и все уставные документы, и рапорта, и бумаги, необходимые для выдачи зарплаты. И тогда в горящее здание бросились они оба – и Шамиль Виниатулович, и Алексей Владимирович, и они смогли спасти важную документацию. А когда от дыма и жара Швыдкий потерял сознание, Мамлеев вытащил его из горящего здания.

Когда в городе строились оборонительные сооружения, на помощь военным пришли многие гражданские, в их числе – целые бригады добровольцев с «Шахтёрской-Глубокой».
В период уличных боёв, кипевших городе, включая его центральную часть, все здешние шахты, конечно, не работали. Но вот едва-едва лишь наши ополченцы выбили противника за городскую черту, однако бои продолжались близ окраин, а войска хунты всё так же продолжали массированные артобстрелы жилых кварталов и промпредприятий, — уже тогда директор Мамлеев в экстренном порядке начал мобилизовать подчинённых на ликвидацию аварийной ситуации на шахте.

У кого-то может возникнуть вопрос: а для чего нужна была эта спешка? Зачем нужно было рисковать собой и подчинёнными, разве нельзя было подождать, когда обстановка станет более спокойной?
Нет, медлить было нельзя. Ударами украинской артиллерии была повреждена подстанция, питающая «Шахтёрскую-Глубокую» электроэнергией. Остановились насосы, откачивающие на поверхность подземные воды, и горные выработки начало стремительно затапливать. Ещё бы сутки – и шахта была бы полностью затоплена, «утонул» бы зумпф, и рабочие просто не смогли бы попасть на водоотлив. С «Шахтёрской-Глубокой» случилось бы то же самое, что с соседней шахтой «Прогресс», «утонувшей» окончательно.

В первую очередь нужно было дать на шахту напряжение, а для этого – устранить повреждения на подстанции. И вновь туда первым прибыл директор вместе с четырьмя самыми самоотверженными сотрудниками. Для ликвидации повреждений пришлось привлечь бригаду с Харцызского РЭС, причём не обошлось без некоторого давления на руководство этой организации, которое боялось само выехать на место и посылать туда своих людей: дескать, там стреляют, страшно. И всё же совместными усилиями удалось провести ремонтные работы и пустить ток на шахту в рекордно короткие сроки. И вскоре бригада шахтёров опустилась клетью на 39-й горизонт, привела в действие насосы, началась откачка воды. Людей сперва было мало, рабочие трудились на пределе сил,
Неполадки пришлось устранять в условиях, когда поблизости продолжали греметь бои, а выбитый из города противник всё так же целенаправленно, последовательно и методично продолжал «Шахтёрскую-Глубокую» бомбить и обстреливать. И тут ничего невозможно было бы сделать без взаимодействия шахтёров с ополченцами. Был, например, такой случай, едва не окончившийся трагически. В один из дней проводился ремонт подстанции, о котором уже упоминалось выше. На следующий день работы должны были продолжаться. И вдруг… пришедшие сюда рабочие напоролись на мину-растяжку – а она была не одна! Явно кто-то пробрался со стороны противника и заминировал территорию. К счастью, эта мина оказалась световой (а вот остальные были боевыми).
- Пришлось посылать людей к Алексею прямо на линию обороны, просить, чтобы выделил сапёров. Он сразу же выполнил нашу просьбу, сапёры обезвредили эти растяжки, и вскоре мы могли продолжить работу, — рассказывает Шамиль Виниатулович. – А первое время, когда добираться до шахты было опасно, рабочих возили на автобусах на работу и с работы под охраной, которую тоже выделила военная комендатура.
- Украинские войска тем временем продолжали обстреливать шахту, их гаубицы были развёрнуты конкретно на неё, — продолжает рассказ Алексей Владимирович. – Один из снарядов попал в скип. И тогда нас очень выручил Александр Захарченко, руководивший действиями наших войск в Шахтёрске. Он приказал развернуть миномёты, направил корректировщиков, — и наши миномётчики уничтожили артиллерийские расчёты противника. Спасибо ему, нашему нынешнему премьер-министру, и всем воинам, которые не позволили уничтожить нашу – мою лично родную шахту.

- Да, боролись за неё всем гуртом. Если бы мы проиграли – я, наверное, не простил бы себе. Но мы сохранили наше предприятие – для себя, для наших детей и внуков. Шахта обладает огромными запасами – это 130 миллионов тонн угля! Представляете, при проектной мощности предприятия 1 миллион тонн угля в год – в течение 130 лет шахта может работать и давать работу нескольким поколениям шахтёров, приносить прибыль. Ведь наш уголь – это высококлассный антрацит. Я очень благодарен и воинам, которые нас заслоняли и продолжают заслонять от вражеских ударов, и нашим работникам, которые в это трудное и опасное время не испугались, никуда не уехали, остались верными своему городу, своему предприятию и сделали всё возможное и невозможное, чтобы его спасти. Вместе мы выстояли.

…Журналисту назвали фамилии тех, кто с самого первого момента принял участие в аварийных, ремонтно-восстановительных работах и внёс весомый вклад в возрождение шахты. Работники участка МДРСУ (монтажа, демонтажа и ремонта стационарных установок) Юрнюк и Кулик, механик участка Авилов, начальник участка Звягинцев, проходчик УПР Сторкинару, ламповщица Комова, начальник участка ВТБ Русанов, замначальника участка Ненашев, диспетчеры Шкробалюк и Максименко… и пусть простят горянки, чьи фамилии не названы. Все они достойны самого глубокого уважения за совершённый ими трудовой подвиг.

Коллектив настроен продолжать так же упорно работать, чтобы шахта как можно быстрее вошла в обычный напряжённый трудовой ритм. Об этом корреспонденту говорили и в нарядных участков, и в диспетчерской, и под землёй, на рабочих местах в горных выработках.
А тем временем коллектив 1-го добычного участка ведёт усиленную работу, нацеленную на то, чтобы в минимальные сроки возобновить добычу и выдать первые, после вынужденного простоя, тонны угля на-гора.
Символично, что всё это происходит в канун Дня шахтёра, с которым мы сердечно поздравляем коллектив «Шахтёрской-Глубокой» — и тех её работников, которые трудятся сегодня под землёй и на поверхности, и тех, кто оружием в руках защищает свой город и свою шахту.



30.08.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх