Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Раненые ополченцы республики лечатся в Крыму, и мечтают встретиться с врагом один на один

Раненые ополченцы республики лечатся в Крыму, и мечтают встретиться с врагом один на один



Ислам – ополченец из отряда Моторолы, воюющий на Донбассе. Он один в расчете РПГ (ручной противотанковый гранатомет – Авт.), хотя обычно расчет состоит из двух человек.
Сам он уроженец Юго-Востока Украины и живет в этих краях. Он – наполовину чеченец. Его и зовут Ислам, и его позывной “Ислам” и исповедует он тоже Ислам.
С ранением, полученным близ Снежного, он лежит в одной из больниц Симферополя. О том, почему реабилитация проходит в Крыму, рассказывает так: “Ребята из Крыма помогли сюда приехать, мне и еще нескольким десяткам бойцам. Сколько точно в Крыму раненых ополченцев, даже и сказать не могу, по разным больницам все, с разными ранениями”.
Ислам пока передвигается только на костылях и в тактических перчатках. Не для «красоты», а из-за того, что от костылей на руках уже мозоли.
Он был ранен снайпером сил АТО в районе Снежного, когда, 14 августа ополчение перешло в контрнаступление. Пуля вошла в бедро, когда Ислам готовился подбить БТР Нацгвардии из РПГ.
- Я получил ранение в Снежном, когда Степановку и Марьяновку брали. Мы тогда в контрнаступление пошли. Меня подстрелил снайпер. Кость целая, только нервы перебиты. Сейчас залечат саму рану и переведут в нейрохирургию, там ногу до ума доведут, чтоб начала работать… В тот день, когда ранили, мне больше всего запомнилась девушка, позывной “Тигра”. Рыжая такая, красивая. Она – второй номер в расчете еще одного РПГ. Работа с гранатометом дело опасное. Шансов выжить, в случае чего, почти нет. А она, Тигра, ничего не боится.
По словам Ислама, когда они шли в атаку он предложил девушке потанцевать: «Куда бежишь? Давай потанцуем лучше!». Но та ответила отказом: «Повоюем, потом потанцуем». Тигра, как и Ислам, в тот день тоже получила ранение. Но ей досталось больше: пуля вошла в печень.
- Я помню, когда мне прострелили ногу, она лежала чуть выше вся в крови. Ей разрезают камуфляж, а она грудь прикрыла и говорит: «сиськи не трогай!». Меня это удивило. Было много бойцов, которые откровенно скулили, хотя ранения у них были намного легче, а она молодец – держалась.

Многие бойцы-россияне – идейные романтики

- Мы все идейные и зарплату у нас не платят, – уверенно говорит Ислам. – Какие зарплаты могут быть? К тебе пришли домой и тебя из дома выгоняют. Тебе еще надо зарплату платить, чтобы ты дом защищал? А россияне, которые у нас воюют – это не наемники, на самом деле это идейные романтики, я бы даже сказал, святые люди. Я могу о куче народу рассказать, которые приехали из РФ. Из Челябинска, Ханты-Мансийска… В основном они даже не подготовленные, молодые парни.
- Украинская армия только и умеет, что воевать с гражданским населением, – говорит Ислам. – На прямой боевой контакт они не идут. Вспомнить хотя бы бой под Николаевкой. Они первым делом больницу расфигачили. На прямую наводку выехал танк и пальнул в здание, а потом выстрелил по ПТУ. А там в подвале дети сидели. Хотя была надпись на фасаде краской «Тут дети!». В третий раз они из «Града» пальнули, по частному сектору. Теперь там ничего нет. Одни руины. И сейчас, когда мы в контрнаступлении пошли, я счастлив. Они бегут, как крысы. Чем все дело кончится – не знаю. Я не ожидал, что они такие трусы.

К бойцам АТО нет ни жалости, ни ненависти

Тактика боя войск АТО для Ислама вполне ясна. По его словам украинская армия в ту же Николаевку полноценна даже не зашла, поскольку боялась боя в городских условиях. Велся только артобстрел. По словам ополченца, воевать Нацгвардия так и не научилась.
- Они не умеют воевать, – заявляет Ислам. – Когда под Степановкой бой начался, и мы только взяли высоту, я собирался подбить украинскую “броню”. Кстати, тогда меня снайпер и «снял». Ну ладно, в общем, я смотрю, а их броня просто бросила пехоту. БТР – топит впереди, а пехота плетется сзади, без прикрытия.
А в ополчении даже 16-летние воюют. И воюют отважно. Среди медиков, по словам Ислама, есть парень с позывным “Вандал”. При этом у Вандала хватает и храбрости, и сил вытягивать с поля боя раненых бойцов.
Кстати, крымчане, приехавшие с полуострова на Юго-Восток, и воевавших на нашей стороне, по словам Ислама, бойцы хорошие.
- Крымские парни меня в Симферополь после ранения вывезли, они молодцы, и воевать умеют – говорит ополченец. – Но тут другая проблема – крымские татары. Тут у них, при Украине своя страна была, а теперь… Даже здесь, в больнице, я чувствую это, чувствую кого они поддерживают. Мне персонал из крымских татар говорил: “У тебя руки по локоть в крови, тебя расстрелять надо”. У меня в в отряде разделения национального разделения нет. Есть парни, у них православные крест на лбу нарисованы, а они во время атаки кричат «Аллах акбар!». Только потому, что украинцы этого боятся. Наверное, думают, что чеченцы идут. Они при этом кличе так “драпать” начинают.
Бойцы АТО пришли и даже не понимают, почему пришли. Может надо задуматься и перестать быть быдлом? Их мамы говорят: “У наших детей патронов нет”. И что? Что, я их жалеть должен, когда они пришли в мой дом и навязали мне войну! У меня нет ни жалости, ни ненависти к ним.

Вместо муллы – православный священник

Глаза Ислама становятся мокрыми. Он пытается сдержаться, но две слезы все же стекают по небритым щекам.
- У меня недавно товарищ погиб, – немного запинаясь, говорит Ислам. – Я с ним начинал. Я вот, что хочу сказать, тем, кто нас убивает. Пусть любой из них выйдет со мной один на один. Я с раненной ногой их поубиваю!
В Славянске Ислам искал муллу, чтобы облегчить душу, но не нашел и поэтому общался с православным священником. Он считает, что в этом нет ни чего плохого.
- Мы все в один двери стучимся, – говорит он. – Просто разговариваем по-разному.

Еще один бой, который Ислам вспоминает с содроганием – Семеновка.

- Мы до конца не верили, что они будут стрелять по частному сектору, – вспоминает Ислам. – Мы людей пускали на поля. Был сезон клубники, а все местное население за ее счет и живет. Это их деньги и их хлеб. Но начался обстрел. АТОшники так «поливали», что от Семеновки просто ничего не осталось. Они по нам столько не стреляли, сколько стреляли по частному сектору. Они даже умудрились психбольницу обстрелять. Просто стерли ее с лица земли. Это ужасное зрелище: больных выводят, а они просто не понимают, что произошло и куда им теперь идти… Опаленные, обгоревшие. Медсестры, тоже в панике. Какая жалость может быть? Они умеют только напиваться и у мирного населения машины отжимать. Они этим и занимаются регулярно. Опричнина натуральная, как при Иване Грозном.

Стрелкова видели часто после боя

А вот момент, о котором трубили все СМИ – ранение Стрелкова, Ислам пропустил. Он уже был в Симферополе.
- Я был здесь, – рассказал Ислам. – Я слышал по телевизору… Однако потом приехали люди, которых привезли позже меня. Они говорят, что все с ним хорошо. Может быть потом и ранили, но судя по всему очень незначительно. Иначе мы бы узнали. Слава Аллаху, что он жив. Он отличный мужик. У нас нет традиции собираться перед боем. Мы вводную получаем в процессе. Поэтому Стрелкова мы часто видим только после боя. Когда я раненый лежал, он приехал в больницу. Поблагодарил за взятую Марьяновку, Степановку. Приятно, что человек не в конторе сидит, не перебирает бумажки.
О еще одном своем руководителе – Мотороле, Ислам отзывается не менее хорошо.
- Он харизматичная личность, – смеется Ислам. – Он воин по натуре, он всегда на передовой. Ему ставят невыполнимые задачи, но его это не смущает. А как руководитель… Он никогда командира не включает.

После ранения многие вновь возвращаются на войну

После лечения, Ислам немедля собирается на Донбасс. По его словам, очень мало тех, кто получив ранение, снова не встал бы в строй.
- Практически все возвращаются, – заявляет боец. – Есть, правда у меня товарищ. Не знаю, вернется он или нет. Он три дня в блиндаже контуженным просидел. Был жестокий бой и в большом блиндаже его не заметили. Он считает себя здоровым, и рвется в бой. Но ему реально нужно лечение.

Ислам твердо верит в победу. Конечная цель противостояния – не только освобождение дома.
- Я бы с удовольствием дошел до Киева, – улыбаясь говорит Ислам. – У меня мама очень очень не любит Яценюка, она не любит его так, что если ее пустить, она сама его разорвет. Я несколько раз пытался ее вывезти с Донбасса, но где там!

Удивляет Ислама и то, что ополченцев обвиняют в сепаратизме.

- Им бы книжки почитать, что такое «сепаратизм» и “терроризм” – советует Ислам. – Они (бойцы АТО – Авт.) больше подходят под эти определения. Мы у себя дома. А, во вторых, как они к власти пришли? Они на Майдане своих кинули, и те, кого кинули – пришли воевать. Я вообще майдан старался не замечать. Я думал, что у нас будет все, как в Крыму… Мы когда напрямую в бинокль баллистические ракеты увидели – офигели просто. И это мелочи. Меня в первый раз там ранило кассетной бомбой, а фосфорные бомбы мы видели в Николаевке, когда Семеновку фосфором добивали. И “Боинг”, который летел на огромной высоте, эти сволочи сбили, что бы на нас перевесить. У нас такого вооружения вообще нет! Пулеметы, гранатометы только. Но знаете, у меня друг – позывной “Кирпич” от злости, “сушку” с пулемета даже смог сбить. Дал несколько очередей, она и задымилась…
На фото: Ислам обещает вернутся в ополчение, как только вылечится. Фото: Владислав Сергиенко
Владислав Сергиенко, Симферополь, специально для dnr.today



04.09.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх