Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

Вещи для переселенцев



Вещи для переселенцев
Высокие требования

Следующий день решаю посвятить вещам. Вспоминаю замерзающих знакомых, выехавших из Луганска и Донецка в шортах и футболках, и отправляюсь на склад Волонтёрской сотни на Фроловской.

Приезжаю в районе полудня. Многолюдно. Посетители сидят на стульях, на лавочках, на земле. Прямо напротив входа большая цыганская семья разбирает какие-то вещи. Складом это место назвать довольно трудно. Старый заброшенный дом с маленькими окнами, покосившиеся ворота. Во дворе несколько брезентовых зонтиков и палаток.

В одну набросали игрушек и приспособили под детскую комнату, в другую поставили лавочки, чтобы люди не сидели на солнцепёке, под одним из зонтов стоит стол. Волонтёр записывает подошедших, даёт заполнить анкету, чтобы понимать, что именно кому нужно, а потом сверяет документы — свидетельства о рождении, паспорта, пенсионные. Поток людей не заканчивается. В очереди случайно встретились учительница и ученица из Луганска. Из разговора понятно, что учительница не может найти работу.

«Я им все документы показала, журналы, в которых печаталась. А они мне предложили работу кассиром в Ашане, — говорит она. -Хотя, если прижмёт, пойду. Деньги нужны на квартиру. Друзья уже открытым текстом спрашивают, когда я съеду».

Здесь, как и на вокзале, действует строгое правило: беременные, мамы с маленькими детьми и инвалиды проходят без очереди. Люди «шипят», но пропускают. Чтобы ускорить процесс, ещё во время заполнения анкеты одной из матерей выносят пакет с детским питанием, памперсами, посудой.

На склад за вещами

Склад вещей для переселенцев в Киеве

Наконец получаю свой номер.

«На склад пускают по десять человек, вы сможете зайти часа через три — три с половиной», — предупреждает меня волонтёр. Пока решаю, ждать или нет замечаю в дальнем углу двора палатку с надписью Пресс-центр.

«Нет, пресс-центра никакого тут нет. Обувь раздаём, — говорит волонтёр Наталия. — Привезли палатку, вот и пользуемся». Палаткам здесь очень рады. Каждую субботу на склад привозят продукты, людей приезжает очень много.

‘Толпа ужасная, доходит до 1.000 человек. Если начинается дождь — это дурдом», — добавляет Наталия.

В обычный день на склад приезжают несколько сотен человек. Когда 200, когда 800. Больше всего в выходные. Вещей хватает, особенно много детских. Исключение — памперсы. Приходится устанавливать лимит — по десять штук на руки. С чем ещё проблема, так это с лекарствами и бытовой химией. Тот же шампунь разливают в специальные флакончики по чуть-чуть.

Переселенцы приезжают на склад за всем- вещами, обувью, химией, косметикой, едой, лекарствами, посудой, постельным бельём. «Когда много людей, они становятся агрессивными. И наглыми, — сетует Наталия. — Некоторые приезжают, записываются, потом подходят к волонтёру и говорят: «Ты нам собери всё в пакетик, а потом мы приедем и заберём. Чего нам толкаться?».

Многие смотрят на очередь, возмущаются и уходят.

«А потом рассказывают в соцсетях, что им никто не помогает, что у них ничего нет — ни денег, ни жилья, ни работы, ни вещей. Зачем вы тогда ехали в самый дорогой город в стране?» — вздыхает девочка-волонтёр на выходе.

Если повезёт, на складе можно «поймать» даже мебель. Несколько детских кроваток недавно привезли в Dreamtown — там тоже есть склад Волонтёрской сотни. Попадаются коляски, автомобильные кресла. Но больше всего опять же вещей и детских игрушек. Еду на Оболонь.

«В Dreamtown можно не только вещи найти. Мы там бесплатно ещё и в аквапарк ходили. Поспрашивай. Может, поездки куда-то сейчас организовывают», — советует мне по телефону подруга.

Несколько недель назад, когда в Алчевск зашли лисичанские сепаратисты, она с двумя детьми спешно покинула город. Теперь обживается в Киеве. Говорит, что помощь есть. Месяц с семьёй жили бесплатно в квартире на Оболони. Понимает, как ей повезло, и благодарна людям, рискнувшим пустить к себе переселенцев.

«Не нужно включать гордость и стесняться обращаться за помощью. Можно звонить на горячие линии, в волонтёрские организации и спрашивать, чем могут помочь. Родственницу, у которой четверо деток, предлагали поселить в Межигорье. Еда, проживание — всё бесплатно. Только не надо думать, что тут все нам должны»

, — говорит она.

На складе в Dreamtown людей не очень много. Из тех, кто всем недоволен, выбивается мать с двухлетней дочерью. Малышка с удовольствием примеряет вещи и босоножки. Знакомимся. Алина — практикующий психолог. Родом из Алчевска, последнее время жила в Луганске.

«Понимаешь, мы выезжали на две недели пересидеть у знакомых. У нас с собой были только летние вещи. Дом в Луганске ещё стоит, там есть всё что нужно. Но каждую минуту я жду, что в него что-нибудь влетит и мы останемся ни с чем»

, — говорит Алина.

И как психолог добавляет: агрессия переселенцев, злость на тех же волонтёров, склоки между собой — нормальная реакция человека на ненормальные обстоятельства; Война — явно одно из них.

«Они злы. Не на киевлян, а на власть, на тех людей, которые допустили войну, поддерживают её. Они свою злость сваливают на тех, кто ближе, — объясняет Алина. — Кому достаётся? Волонтёрам, тем, кто переселенцам помогает. И неважно, Киев это, Ивано-Франковск или Одесса».

Такие люди чаще всего показывают, что вправе требовать. Есть и другая крайность — никогда ничего не просить.

«В моём окружении подавляющее большинство надеются только на себя. — рассказывает психолог. — Только умирая от голода и холода, они станут обращаться за помощью».

Поэтому переселенцам Алина советует благодарить людей, которые оказывают помощь, а свою злость направить на тех, кто разжигает войну. И понимать, что имеют право на выбор.

«Дарёному коню в зубы не смотрят. Не нравится — ищите то, что вам подходит»

, — рекомендует психолог. Но понимайте, что это будет уже за деньги.


09.09.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх