Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Любое современное российское вооружение можно изготовить в Украине – полковник Дмитриев

Любое современное российское вооружение можно изготовить в Украине – полковник Дмитриев



Любое современное российское вооружение можно изготовить в Украине – полковник Дмитриев
Три месяца назад до Чернигова из крымской Феодосии передислоцировалась главное учреждение Министерства обороны Украины и проведение испытаний вооружения и военной техники - Государственный научно-испытательный центр ВСУ. Переезд на материковую Украину 70% его основных специалистов позволил центра не только продолжить начатые в Крыму программы, но и дать старт новым. Более того - выполнять неотложные задачи, связанные с военными действиями на востоке Украины. О деятельности центра и связанного с ним военно-промышленного комплекса корреспондент Укринформа беседует с заместителем начальника ГНПЦ по научной работе, кандидатом технических наук, полковником Владимиром Дмитриевым.

- Владимир Анатольевич, прежде всего, как центр обживается в Чернигове, как идет создание материально-технической базы? - Переехав в Чернигов, мы сразу получили помещение для штаба, управления и научных подразделений, аэродром "Певцы" на окраине города и в оперативное подчинение - два военные полигоны в поселках Гончаровском и Десне. В будущем все это нас вполне устроит, а пока решаем ряд вопросов, связанных с ремонтом и техническим оснащением штаба и аэродрома. Последний пока что можно использовать только для вертолетных полетов в простых метеоусловиях, что мы уже и делаем. После оснащения аэродрома необходимой техникой и создание диспетчерской службы, мы сможем испытывать на нем все виды авиационной техники. Его бетонная полоса длиной 2500 метров вполне для этого пригодна. Почвенная тоже, как не странно, в довольно приличном состоянии. Это позволяет нам рассчитывать на проведение в этом году части программы специальных испытаний самолета АН-70, который уже принят на вооружение.

Необходимые для полноценного функционирования аэродрома оборудование и технику, надеемся, начнем получать в конце года, а финансирование - чуть позже. В бюджете на 2014 год средства на перебазирование, конечно, не закладывались.

Несмотря на отсутствие того или иного, мы не сокрушаемся. Потому что наличие материально-технических проблем никак не сказывается на выполнении нашей основной задачи - проведении научно-исследовательских и испытательных работ. Мы работаем на предприятиях, которые являются исполнителями опытно-конструкторских работ по разработке новой и модернизации существующей техники и вооружения. Пользуемся их базами и разными военными полигонами, используем все аэродромы, которые есть. То есть, узкой привязки к собственного аэропорта у нас нет.

Центр специализируется исключительно на авиационной технике?

- Исторически сложилось так, что длительное время центр занимался, в основном, авиационной компонентой ВСУ. И с 2005 года он стал міжвидовим и проводит испытания в интересах всех видов и родов войск и силовых структур: военно-морских и сухопутных, СБУ, МЧС, МВД и других.

- Какие коррективы в деятельность центра внесла война?

- Работы, которые не являются первоочередными для повышения обороноспособности нашего государства, перенесены на более поздние сроки. Часть программ выполняется ускоренными темпами. Появились дополнительные оперативные задания командования и существенно упростилась процедура согласования документов, необходимых для их выполнения. В целом весь процесс подготовки, организации и проведения испытательных работ, значительно ускорился. Если раньше вопрос доставки на полигон каких средств поражения решался месяц, то сейчас - 2-3 дня. Иногда наша бригада еще в дороге, а на полигоне все уже стоит и дожидается. То же самое и с финансированием: нет проблем с приобретением топлива, техники и прочего. Если раньше мы выполняли один, максимум, два вылета в день, то сейчас - 3-4 с полным боекомплектом.

Все участники испытательного процесса к ситуации относятся с пониманием. От одного конструктора, инженера и даже простого рабочего я не слышал жалоб на повышенную интенсивность работы, необходимость просыпаться в 4 утра и ложиться в полночь, куда-то ехать, работать в пыли-грязи. То есть, ответственность и патриотизм сейчас на высоте.

- То, что вы говорите - бальзам на души нашего населения, которое иногда думает, что в стране ничего не делается для повышения обороноспособности. Над чем в последнее время работает ваш центр, который разрабатывает и испытывает?

- Прежде всего, - над средствами защиты вертолетов. Их у нас насчитывается четыре типа. Первый - это станции постановки помех, которые создают помехи или ложную цель для выпущенных ракет и, таким образом, заставляют их менять курс. Второй - устройство отстрела тепловых, радиолокационных или световых ловушек. Это когда воздушное судно выпускает за борт снаряд-патрон или ракетницу, которые, как источник светового, теплового или радиоизлучения, слепят и отвлекают ракету от цели, вводят ее в заблуждение. Есть станции, которые создают такие помехи, в которых все небо для ракеты становится однородным полем, вследствие чего она теряет ориентацию и, в конце концов, падает.

Третий тип защиты позволяет снизить заметность самого вертолета за счет экранно-выхлопных устройств. Их ставят на двигатели для снижения теплового фона, что тоже мешает ракете "видеть" летательный аппарат.

И четвертое направление - это элементарное бронирование наиболее уязвимых мест вертолета.

Работа над средствами защиты была начата нами еще в Феодосии и длится где-то пять лет. Сегодня она подходит к концу, и все названные мной системы взяты на вооружение. В ближайшее время одно из отечественных предприятий начнет выпускать экранно-выхлопные устройства. Этот вопрос очень актуален, потому что средства защиты, которые ранее стояли на вертолетах, отработали свой ресурс и машины сейчас просто ничем подобным не оборудованы.

Предприятие "Мотор-Сич" сейчас активно работает над бронированием вертолетов, а мы - над тем, чтобы объединить все четыре компоненты защиты в одно целое. Потому что назвать вертолет полностью защищенным можно лишь тогда, когда он оснащен всеми перечисленными мною системами.

- А налаживается производство этих средств защиты?

- По отдельным направлениям работы ведутся достаточно активно. Заказов от Минобороны стало больше, и предприятия военно-промышленного комплекса активизировали свою работу. Они устанавливают новые линии, набирают нужных специалистов. Относительно сроков налаживания производства, то для одних систем достаточно одного месяца, для других - от трех до шести.

- Известно, что ваш центр работает также над беспилотниками. В чем заключается эта работа?

- Да, действительно, в нашем центре работает соответствующий отдел. Особенностью его деятельности является то, что он не только сопровождает разработку и проводит испытания беспилотных летательных аппаратов, но и готовит операторов для них. В отделе работает целая группа опытных специалистов, которые учились на израильских беспилотниках, принимали участие в испытаниях более 10-ти типов таких летательных аппаратов отечественной разработки. Все они, как один, готовы отбыть в зону проведения АТО для участия в боевых действиях и обучении военнослужащих, если это будет нужно. Но там, как известно, люди сейчас все делают собственными силами. Сами покупают беспилотники, которые не приняты на вооружение, и сами в процессе войны их осваивают и используют.

Дело в том, что сегодня силам АТО нужны беспилотники ближнего действия, которые позволяют видеть, что происходит в соседнем селе или за ближайшим холмом. Таких в Украине разработано более 20 типов, однако на выходе - около десятка. Как летательные аппараты, они имеют высокие технические характеристики, но с точки зрения обработки информации пока не очень удовлетворяют Минобороны.

На вооружении мы имеем беспилотники, которые могут проводить разведку на оперативную глубину (когда решаются глобальные задачи с участием нескольких полков или дивизий). А вот таких, которые могут стать помощниками силам АТО, не хватает. Отсюда и самодеятельность на местах.

Сейчас одно из отечественных предприятий занялось разработкой специального оборудования для создания помех для вражеских беспилотников. Надеюсь, что вскоре оно поступит к нам на испытания. На любое действие всегда найдется противодействие. Кроме того, на контролируемых нашими силами территориях можно устанавливать постановщики помех, которые "завяжут глаза" вражеским летающим разведчикам.

- Недавно на аэродроме ТСО в селе Прогресс на Черниговщине ваш центр испытывал новый парашют. В чем его особенности и преимущества?

- Сейчас в Украине разрабатывается и изготавливается более десяти новых парашютных систем: запасные, спасательные, тренировочные, специального назначения и другие. Пять из них Вооруженные Силы уже взяли на вооружение. Самой интересной, на мой взгляд, новинкой, является парашюта специального назначения "Статус СН". Это - управляемое "крыло", которое позволяет осуществлять точечное приземления десантника в заданном районе. Кроме того, с ними можно прыгать с очень большой высоты, даже с 10 тысяч метров - с соответствующим кислородным оборудованием, понятно. При этом, благодаря аэродинамическим качествам парашюта, десантник может улететь на 15-30 км от точки выброса. Такая возможность позволяет самолету не попадать под действие ПВО противника, а десанта - в его руки.

Эти парашюты разработаны на предприятиях Украины и успешно опробованы нашими специалистами (даже я несколько раз прыгнул). С ними было выполнено более 500 прыжков, во время которых не произошло ни одного отказа, травмы или происшествия. Сейчас их начинает закупать Министерство обороны.

На парашютах такого типа мы здесь, в Чернигове, совместили празднование Дня воздушно-десантных войск с подготовкой и восстановлением навыков. Прыгали с тремя новыми, ни разу не испытанными парашютами. Причем, с задержкой открытия, элементами купольной акробатики и другим. Одним словом, и поработали, и развлеклись.

- Судя по специфики работы вашего центра, в нем работают не только инженеры и ученые, но и люди рисковых профессий - летчики, парашютисты... бывают несчастные случаи в ходе испытаний, существует ли какая-то специальная страховка?

- Главная страховка - в глубоких знаниях и тщательной подготовке к проведению любого эксперимента, связанного с использованием оружия и военной техники. Если человек знает, что ее может ждать во время выполнения задания, предусматривает чрезвычайные ситуации, готовится к ним, продумывает все детали, то риск практически сводится к нулю. За всю историю существования нашего центра при проведении испытаний, в том числе, самых сложных, мы ни разу не теряли ни технику, ни людей. Внештатные ситуации, конечно, бывают, особенно на первом этапе испытаний, но их последствия минимальны. Это потому что меры безопасности у нас продумываются лучше.

- До недавнего времени мы, мирные граждане, считали, что в Украине мало что осталось от военно-промышленного комплекса. А какую бы оценку ему дали вы?

- ВПК Украины, конечно, много потерял после распада Советского Союза. В результате проведения своеобразной политики, полного замкнутого цикла разработки, производства и дальнейшего сопровождения вооружения и военной техники в Украине практически не было. Остались отдельные предприятия-исполнители определенной части работ. Но в то же время никуда не делись АНТК им. Антонова, "Мотор-Сич", харьковский танковый завод, "Прогресс", "Арсенал" и другие. Если посчитать - не так уж и мало. Кроме того, на базе тех предприятий, которые выполняли отдельные работы, появились самостоятельные разработчики и производители продукции с замкнутым циклом производства.

В результате, на научно-техническую конференцию, которую наш центр традиционно проводит в сентябре, ежегодно приезжают представители 60-80 предприятий-разработчиков различных систем вооружения и военной техники. Нынешний список участников, которые подтвердили свое участие в мероприятии, заканчивается номером 114. И это еще не все. Потому что сейчас к работе на оборону активно подключилось очень много предприятий. Надеясь на принятие их образца на вооружение и появление соответствующих перспектив для себя, они в свои разработки нередко вкладывают собственные оборотные средства. Заказов Минобороны в последнее время существенно увеличилось, соответствующая нормативная база тоже отработана.

- Что, на ваш взгляд, тормозит развитие ВПК Украины?

- Недостаточное сотрудничество Минобороны с предприятиями негосударственной формы собственности и частичное приобретение военной техники за рубежом. Разрекламированная импортная техника не всегда соответствует заявленным характеристикам и не всегда пригодна для эксплуатации в наших условиях. Кроме того, очень сложным является вопрос ее ремонта или восстановления после боевых повреждений. Запчасти для нее приходится заказывать за рубежом, а это - растаможка и другие процедуры, которые отнимают много времени. Дорого стоит также техническое сопровождение такой техники, есть сложности с подготовкой специалистов по ее эксплуатации.

Практика показывает, что от этого надо отказываться. Тем более, что наша, отечественная промышленность готова на порядок дешевле изготавливать аналогичную продукцию, причем высшего качества, чем импортная. Такой подход позволит создавать новые рабочие места, готовить специалистов, наполнять бюджет, в конце концов, выходить на внешний рынок со своей продукцией. Для государства, которое строит свою независимую политику в области вооружения и военной техники, ориентация на отечественного производителя должна быть приоритетной.

- А как быть с комплектующими, которые ранее поступали из России? Насколько быстро можно перевести оборонный комплекс на полное отечественное обеспечение?

- Благодаря существующим в Украине запасам, прекращения поставок комплектующих из России, думаю, не сильно скажется на производстве военной техники. А если смотреть вперед, то наша оборонная промышленность способна заменить любую российскую деталь, агрегат или систему. Единственное, что для этого нужно соответствующее финансирование, немного времени, и, что важно, - нормативно-правовое обеспечение, которое не позволит обвинить наше государство в незаконном заимствовании или копировании чужих разработок. В принципе, это главное, что сейчас сдерживает наше производство.

- Несмотря на это, Украина уже производит свои вертолеты.

- Так, чтобы избежать зависимости от нашего северного соседа, ПАО "Мотор-Сич" решило создать на своей базе вертольотобудівну подотрасль. Первым шагом стало активное участие предприятия в модернизации вертолетного парка Украины. Для начала был выбран вертолет Ми-8. Полный цикл испытаний после модернизации он прошел именно у нас. На этой машине (теперь уже Ми-8 МСБ) мы установили 11 мировых рекордов с высоты подъема. В прошлом году, в частности, поднялись на 9 тысяч метров - выше Джомолунгмы! Ни один вертолет в мире не способен на такое!

Кроме высоты, мировые рекорды на нем мы ставили и по грузоподъемности. То есть, вертолет получился уникальный и с большими перспективами. К тому же, он будет полностью украинский. Разработка его конструкторской документации и создание соответствующего КБ ведутся "Мотор-Сич" уже 2-3 года. На сегодня этот вертолет практически готов к тому, чтобы быть принятым на вооружение нашими Вооруженными Силами.

Параллельно сейчас проводится такая же глубокая модернизация вертолета Ми-2. Эти работы тоже уже на выходе, и в ближайшее время начнем его испытания.

Кроме того, "Мотор-Сич" разрабатывает с самого начала собственный вертолет с грузоподъемностью до шести тонн. На сегодня это - наиболее востребованная весовая категория этого типа летательных аппаратов. Благодаря замене оборудования, модульности и другим преимуществам такие вертолеты могут использоваться для выполнения различных задач. Как видим, с вертолетной техникой у нас достаточно большой прогресс и перспективы.


04.09.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх