Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Долгий путь к Валдаю

Долгий путь к Валдаю



Долгий путь к Валдаю

Для расшифровки смысла Валдайской речи Путина важно понять: как менялось его отношение к политике США? Какую эволюцию прошли его взгляды на американскую империю за то время, что он находится у власти? 

Выступление на заседании Валдайского клуба сразу же сравнили с его Мюнхенской речью, произнесенной 7 лет назад. Действительно, Путин впервые развернуто и жестко критиковал США в 2007 году. Точнее даже, в 2006-м, когда в Послании Федеральному собранию прозвучал афоризм «товарищ волк кушает и никого не слушает». Но сейчас главный смысл его речи вовсе не в обличении Америки. На «Валдае» Путин призывал к тому, чтобы всем вместе искать выход из «мира по-американски», то есть приступить к созданию новой страховочной сетки, способной удержать человечество от все более частых конфликтов и войн, которые сопровождают смену миропорядка. 

Да, пока еще Путин не говорит о сетке, которую нужно всем миром накинуть на обезумевшего мирового гегемона, пока он не растоптал еще кого-нибудь. Но если США будут и дальше вести себя так же, как они предпочитали действовать в последние десятилетия, то в следующем выступлении Путин, надо думать, прямым текстом скажет и об этом. Пока что он еще оставляет подобную воинственную риторику самим США — ведь именно ею они и пользуются, когда сравнивают Россию с эболой и пытаются организовать блокаду и изоляцию. Как бы подтрунивая над Обамой, Путин в ответ заявляет, что в отличие от него, считающего Россию угрозой, Россия не считает США угрозой для себя — парадоксальное, казалось бы, заявление, учитывая, что Штаты не скрывают своего желания зажать Россию в угол. Но Путин хочет, чтобы в мире видели — Россия не боится. Собственно говоря, все его образные сравнения нашей страны с медведем и были направлены на это — показать и Западу, и Востоку, что давить на Россию бесполезно. 

Да, Россия в державной мощи сейчас слабее США — если брать совокупный показатель экономики, армии и того, что называют «мягкой силой» (сочетания пропагандистского, идеологического влияния и работы спецслужб). Но зато у русских есть сила духа и осознание своей правоты. Именно то, что США окончательно растеряли в ходе своего однополярного царствования, став к тому же объектом ненависти большинства народов мира. Поэтому Россия может уже не просто обороняться, но и переходить в наступление — то есть готовить перестройку мирового порядка, собирая различные мировые державы под идею «остановим американский диктат». Точкой перелома стал Крым — само по себе его возвращение сочетало в себе как реакцию на агрессию США (переворот в Киеве, грозивший отторгнуть Украину от России), так и собственно переход в наступление, а введение санкций и попытка США выстроить антироссийскую коалицию проявили все тонкие места «американского господства». 

После Крыма Путин может и должен только наступать — до тех пор, пока в мире не будет установлен новый, постамериканский миропорядок. Для него в этом нет ничего удивительного — вызов США Россия бросила именно в тот момент, когда, с одной стороны, уже было невозможно и дальше терпеть наступление на наши национальные интересы (Украина), а с другой — ситуация в мире ясно показывала, что антиамериканские настроения и недовольство политикой США достигли уже достаточного уровня. Умелое использование накопившихся сейчас у разных центров сил и стран претензий к США станет в ближайшие годы главной задачей России на мировой арене — естественно, наряду с отстаиванием своих национальных интересов на постсоветском пространстве. Понятно, почему Путин не бросил США вызов раньше — нужно было максимально укрепить страну. 

Нет оснований считать, что Путин лишь недавно осознал, что с США невозможно ни о чем договориться — такой тезис порой подкрепляют тем, что раньше президент не давал столь резких оценок Америке. Но здесь нужно различать то, что Путин позволял себе говорить публично, и то, как он реально оценивал действия США. Он никогда не питал иллюзий по отношению к Штатам — просто до Мюнхенской речи Путин не считал нужным переходить к прямому обличению, понимая, что у России нет сил для того, чтобы выступить центром сборки нового, постамериканского порядка (кстати, выступая в феврале 2007 года в Мюнхене, Путин знал, что через год президентом станет Медведев — то есть человек, с которым США будут пытаться найти общий язык). 

То, как чекист Путин, еще когда только встал во главе России, воспринимал отношение США к нашей стране, можно понять по таким его словам из нынешней Валдайской речи: «Запад если не поддерживал, то закрывал глаза, а я бы сказал — и поддерживал на самом деле информационно, политически, финансово вторжение международных террористов в Россию, мы этого не забыли». Речь идет о Чечне — причем не только 1999 года, но и на протяжении всех 90‑х. Ничего не забыли — а как же тогда, помня все это (еще не окончилась кампания в Чечне), Путин высказался в поддержку США после терактов 11 сентября 2001 года, демонстративно пошел на сближение? Этот его жест говорил, скорее, о расчете на изменение американской политики в отношении России — а что если США, тоже столкнувшиеся с терроризмом, перестанут делать ставку на ослабление и подрыв нашей страны? Переключат свое внимание, будут считаться с нашими национальными интересами хотя бы в пределах большой, исторической России? 

Но уже в последовавшие за тем пару лет Путин увидел, что Америка не собирается ничего менять и продолжает политику вытеснения России с постсоветского пространства — в Грузии и на Украине в ходе «цветных революций» четко обозначилось, что Штаты считают для себя первоочередной задачей окончательный отрыв от России бывших советских республик и их переваривание в атлантическом котле. К 2004 году Путин уже понимал, что договориться с Америкой невозможно, что Вашингтон не позволит России провести реинтеграцию постсоветского пространства. Нужно было просто ждать и копить силы — чем Путин и занимался следующие несколько лет. 

Мюнхенской речью Путин показал Вашингтону, что в Москве больше не будут молча наблюдать за американской «политикой сдерживания». Жесткая реакция России на провокацию в Южной Осетии и финансовый кризис 2008 года в самом деле немного умерили пыл США, причем не только в отношении России, но и в мире в целом, но затем империя вновь перешла в наступление. Параллельно с «арабской весной» США стали открыто говорить о том, что им не нравятся планы России по созданию Евразийского союза и укреплению интеграции бывших республик СССР. Тогда же Вашингтон пытался не допустить возвращения Путина в Кремль — открыто прислал ему «черную метку». Путин совершенно правильно воспринял это как угрозу не только ему, но и России — именно поэтому он так форсировал и начало национализации элиты (законы о запрете зарубежных счетов), и работу по НКО. 

В 2013‑м Путин уже провел первые прощупывающие удары — приютил Сноудена, потом предотвратил сирийскую авантюру. США были в бешенстве, и когда Путин попытался еще и Украину развернуть от евроинтеграции, в Вашингтоне решили во что бы то ни стало удержать Киев. Дальнейшие события шли по нарастающей — майдан и переворот, Крым и начало новой «холодной войны» между США и Россией, реальная война на востоке Украины. 

Теперь Путин может не стесняться в своей оценке действий США: «Советского Союза не стало, возникла какая ситуация и какие искушения — а можно не считаться с Россией, она очень зависимая, прошла трансформацию в ходе развала Советского Союза, будем делать то, что нам хочется, вообще не считаясь ни с какими правилами… Вспомнили и Ирак, и Ливию, и Афганистан, а до этого Югославию. Это что, все было в рамках международного права, что ли? Что вы нам сказки-то рассказываете? Значит, кому-то можно вообще ни с чем не считаться, а нам защищать свои кровные интересы русскоязычного и русского населения в Крыму нельзя? Так не будет. И я хочу, чтобы вот это понимание пришло ко всем. Нужно избавиться от этого искушения и попыток мир под себя причесать. Надо выстроить сбалансированную систему интересов и отношений, давно прописанную в мире». 

Выстраиванием этой системы и занимается Путин — и можно не сомневаться, что с союзниками у него проблем не будет.

Акопов Пётр



29.10.2014
Loading...

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх