«Атошник» — это клеймо: вернувшийся из плена украинский диверсант пожаловался на жизнь (ФОТО)

Одно из украинских пропагандистских изданий опубликовало интервью с украинским диверсантом Иваном Деевым, который был в числе пленных, вернувшихся в «незалежную» по обмену 29 декабря 2019 года.

Он был одним из преступников, организовавших подрыв автомобиля начальника Народной милиции ЛНР Олега Анащенко, который погиб в результате этого покушения в феврале 2017 года.

Слили свои

По словам Деева, после выполнения задания свои же «побратимы» слили их спецслужбам ЛНР.

«Если бы нас там раскрыли и за нами наблюдали, неужели это состоялось бы? Иванчука взяли уже после всего, когда ему оставалось лишь квартиру зачистить, чтоб следов не было.

И принимал его не наряд милиции, а глава “МВД” Корнет — с российскими грушниками, которые этого Корнета охраняли.

Была бы это бытовуха, как писали (мол, поступила жалоба на пьяный дебош), поехал бы туда аж целый “министр”? Потом загребли местного, который нам помогал. А за ним меня, причем обо мне уже все знали, даже настоящую фамилию, которой командир не знал, думал, что я Семенов», — рассказал диверсант.

Пробыв в плену 2 года и 10 месяцев, вернувшийся на Украину диверсант сполна ощутил на себе всю прелесть жизни со статусом «атошника», о чем и рассказал в интервью.

Поеду грузчиком в Шотландию

По словам «экс-атошника», жилья ему не дали, и ему с женой Людмилой приходится «снимать гостинку».

Героем же себя почувствовать на пославшей убивать родине ему не приходится.

«Каким героем, Господи… Чувствую только то, что урожай соберу — и на зиму надо еще на заработки ехать. В Шотландию, на грибы.

Там в теплицах шампиньоны выращивают — Люда уже ездила.

Она будет собирать, а я устроюсь водителем, грузчиком — кем возьмут», — говорит Деев.

Инвалиды ВСУ не нужны

Он вспомнил и о незавидной судьбе других боевиков, оказавшихся ненужными ни армии, ни в гражданском обществе:

«Недавно товарищ мой уволился, Генка. Он, что называется, безбашенный. Ему в 18-м ногу оторвало, так он без ноги на нашу сторону переполз, еле выжил… После госпиталя рвался на фронт, прошел полугодичные курсы снайперов, три медали завоевал на “Играх непокорённых” — по стрельбе, гребле и армрестлингу.

Но когда захотел стать сержантом — не дали: «Нам инвалиды здесь не нужны».

Чтобы жить по-человечески, ему протез нужен нормальный. А стоит он под 100 тысяч долларов. Какая зарплата в армии? Ну, 20-21 тысяча гривен. Минусуйте семь или 10 тысяч — за съемное жилье. Когда он на протез заработает — в следующей жизни?

… Да не давайте вы побрякушек — отношение нормальное обеспечьте. К тем, кто вас защищал. Чтобы не хотелось уехать к чертовой матери. Все ж на уровне лозунгов: “Героям слава!”, “Герої не вмирають!”.

Каждый день в госпитали поступают раненые. До сих пор в Луганске, в Донецке сидят те, кто нам помогал. До сих пор рискуют жизнями пацаны, которым даже воевать не дают. А вы меня спрашиваете, кем себя чувствую… Я все полтора года после обмена не могу привыкнуть, что большинство живет по принципу: “Нас не зацепило — и слава Богу”. Что от войны, раненых, погибших, пленных люди шарахаются, как от чумы.

Потому что война за 700 км, а не у порога! Помните, был момент, когда мы дико гордились Майданом? А потом появились слова “майданутые”, “майдауны”, “был на Майдане” стало означать “во всем виноват”…

Так мы дожили и до того, что “атошник” — это клеймо. Отбитая голова, алкаш, наркоман, психопат без тормозов, слова не скажи — достанет обрез и выстрелит.

Приходишь устраиваться на работу, говоришь, что воевал, — и все, ты никому не нужен. Ладно, если пять-шесть месяцев, но если несколько лет по контракту… Тебя за человека не считают. Плевать, на кого учился и что умеешь.

Максимум, на что можешь рассчитывать, — это дворник или грузчик. Или курьер. Хотя курьером могут еще и не взять».

Получил от бывшего донецкого

atoshnik_dern.jpg

В материале также рассказывается, что по возвращении Дееву досталось от бывшего жителя Донецка, бежавшего и обустроившегося в Киеве. Настолько хорошо обустроившегося, что по факту нападения на «ветерана АТО» наказание ему не светит, по словам диверсанта.

«…Бывший донецкий. Четырежды судимый: убийство, разбой, мошенничество… Еще один момент, о котором вспоминать даже не хочу, потому что нельзя вспоминать без осознания, в который раз, что ты в своей стране — бесправен.

Нас подрезали, мы сделали замечание. Он и второй, такой же «законопослушный», выскочили из машины, налетели на меня и жену, избили — и никому ничего, потому что человека этого ведет СБУ. И денег у него — не мне равняться», — жалуется Деев.

Читайте также: И снова зрада: немцы дали Украине совет на фоне её учений с НАТО

Комментарии 0