Игорь Стрелков: Для ознакомления. Выражаю поддержку Роману.

.
Роман Юшков
24 мая 2022 в 10:24
ПОХОЖЕ, УСИЛИЯМИ ПРЕДАТЕЛЕЙ ИДУ ПОД СУД

Отчитываюсь о текущих личных событиях. В которых, однако, отражается, к сожалению, многое общее. Следственный Комитет и Центр по противодействию экстремизму продолжают расследование уголовного дела в отношении меня по 282-й «русской» статье «Возбуждение ненависти и вражды».

Напомню, поводом для возбуждения дела стал пост здесь, на моей странице в Контакте. Это был репост видео «Секс-рабыни для диаспоры. Азербайджанцы лютуют в Ижевске» от канала «Царьград». Видео представляет собою журналистское расследование про этническую азербайджанскую мафию в Ижевске, которая насилует местных ижевских девчонок, сажает их на иглу и устраивает подпольные публичные дома для диаспоры. Мне вменяется в вину, что в предисловии к этому видео я слишком негативно отозвался об азербайджанских бандитах и этим возбудил вражду к братскому азербайджанскому народу.

Только что по поручению следствия Средне-Волжский региональный центр судебной экспертизы провёл уже вторую психолого-лингвистическую судебную экспертизу. Эксперты Шаяхметова Эльвира Халитовна и Абитов Ильдар Равильевич сочли, что признаки возбуждения ненависти и вражды к «чужой группе» налицо. Например, они ловят меня на следующем: «Автор констатирует факт совершения представителями чужой группы насильственных действий в отношении представителей своей группы». Это про изнасилования местных девчонок азербайджанской мафией, если кто не понял. Более того, они устанавливают, что, оказывается, в моей публикации «содержится совокупность лингвистических и психологических признаков побуждения к совершению действий, направленных на физическое уничтожение представителей азербайджанской диаспоры на России». И тут же поясняют, что побуждения в форме призыва, в прямой форме, конечно, нет. Но оно коварно замаскировано автором в форме некой «пресуппозиции». Иначе говоря, якобы я это подразумевал. То есть, по мнению этих экспертов, хотя я ничего подобного и не писал, но где-то в подтексте всё равно имел в виду, что всех азербайджанцев надо бы срочно поубивать. Мой азер-друг Ильхам Едияр-оглы Велиев очень смеялся, когда я ему это прочитал. Но мне не до смеха – наказание по этой статье составляет от абсолютно непосильного для меня штрафа в размере от 300 тысяч рублей минимум до 5 лет лишения свободы. А у меня это уже не первое привлечение по этой статье за мою публицистику по теме этнического криминала.

Главная же дикость этой экспертизы в следующем. Для профессиональных лингвистов, которым я показывал этот пост, не составляет никакого сомнения то, что экспрессивная эмоциональная оценка адресована этнической азербайджанской ОПГ. С которой почему-то ничего не могут сделать наши правоохранители. Никакого сомнения по поводу адресата высказывания нет, например, у доктора филологических наук, профессора Елены Георгиевны Борисовой: конечно же, это те конкретные азербайджанцы, которые насилуют и наркотизируют русских девушек. Но эксперт по лингвистической части Эльвира Халитовна, хотя абсолютно никак это и не обосновывает, однако, настаивает на том, что предмет речи здесь «азербайджанцы, проживающие на территории России». И хотя у неё в отличие от Борисовой нет ни научной степени, ни научного звания, она – назначенный мне государством эксперт, и попробуй с нею поспорь.

Первоначально мне шили ещё «унижение достоинства группы лиц», то есть что я оскорбительно отозвался об азербайджанской банде, сейчас от этого следствию пришлось отказаться, но за «возбуждение ненависти» они держатся насмерть.

Ещё меня сейчас послали на психиатрическую экспертизу. Понятно, что вопрос о моей вменяемости всерьёз не стоит, но лишний раз помурыжить меня у психиатров это тоже милое дело.

Всё это особенно хорошо смотрится в контексте нынешней политической обстановки. Не хвастовства ради, а просто для объективной картины напомню. Я – единственный в Перми человек, организовавший серию уличных мероприятий в поддержку русской армии и её освободительной операции в Украине и провёл соответствующую медийную кампанию. Я – один из двух пермских журналистов, активно и последовательно пишущий и выступающий в разных СМИ и в своих блогах в поддержку армии, президента и украинской военной кампании (есть ещё юный храбрый нацбол Кирилл Имашев, уехавший сейчас в Новороссию в качестве корреспондента «Рядовки»). Я за это военное время спродюсировал и выпустил уже несколько музыкальных клипов ярко патриотического содержания. И при этом не кого-то, а именно меня Центр по противодействию экстремизму и Следственный Комитет выбрали в качестве объекта уголовного преследования по «антиконституционной» статье. Сотни предателей выходили на улицы Перми с «пацифистскими» плакатами и знамёнами Укрорейха – несколько организаторов этих массовых провокаций получили лишь символические административные штрафы. А для серьёзной уголовки выбрали именно меня. Я уж не говорю о том, что из-за этого грёбанного уголовного дела мой Дзержинский райвоенкомат Перми категорически отказывается зачислять меня, офицера запаса, в добровольцы.

Ну, не вредительство? Не предательство, а, как вы считаете?

использованы материалы: https://vk.com/igoristrelkov?w=wall347260249_656502

Комментарии 0