Памяти отца Всеволода

26 января ушёл из жизни один из тех пастырей, которых так не хватает России — отец Всеволод Чаплин. 

Мы часто видим, какую завидную роль в национальной консолидации мусульман играют имамы, как решительно защищают свой народ иудейские священники, какую недюжинную социальную активность проявляют протестантские пасторы.

И одновременно сетуем: а что же наши, православные иереи? Почему столько их замкнулось в стенах храмов и словно робеет выйти в мир, будто вокруг не намоленная Русская земля, а враждебное чужеземье? Где духовные вожди нашего народа? Где проповедники православной традиции, готовые говорить «на кровлях и на площадях»? 

Не стало одного из самых известных на общественном поприще деятелей Русского Православия. Член Президентского Совета по делам религии, представитель Московского Патриархата в ОБСЕ, заместитель председателя Всемирного Русского Народного Собора — этот список можно продолжать дальше, и повсюду отец Всеволод не просто «занимал должности», а решительно отстаивал ценности Православной цивилизации, стержнем которой является Россия. 

Суть жизненной позиции протоиерея Чаплина можно выразить одной фразой: носители христианской традиции должны занимать наступательную, а не оборонительную позицию перед лицом глобальной дехристианизации и русофобии.

«Долг Церкви — вмешиваться в жизнь общества», «пора привыкнуть, что христиане имеют такое же право высказываться, как и либералы», «верующие должны придти на смену циничным, коррумпированным элитам», «отказаться от соглашательства с теми силами, что пытаются нас переделать» — уже по этим немногим цитатам виден динамизм, который отец Всеволод стремился вдохнуть в православную паству.

Вслед за «Русской Весной», пробудившей патриотические силы Русского мира, он призывал к «Европейской Весне», к объединению всех приверженцев христианских ценностей против диктата бездушного глобализма. 

Отец Всеволод был весьма либеральным и толерантным человеком (в лучшем, деполитизированном значении этих слов). Но именно эта либеральность и толерантность, эта способность говорить современным интеллигентным языком, укладывая на лопатки своих оппонентов, вызвала непреодолимую ненависть в русофобском лагере. Ответом оттуда стала настоящая травля протоиерея Чаплина в СМИ, бессовестное передёргивание цитат, скоординированная демонизация его образа.

Чего стоил, например, один заголовок «Высшая Ряса», без обиняков вызывающий у читателя аналогию с гитлеризмом?! И даже сейчас, даже после смерти, оппоненты продолжают осыпать уже покойного человека градом уничижительных ярлыков, ещё раз подчёркивая, как он был неудобоварим для всех, кого мучает тошнота при словах: Христос, Церковь, Русь, Православие. 

Жизнь отца Всеволода была не слишком долгой, но он успел проделать большой и тернистый путь от юного фрондёра, писавшего причудливые фантастические рассказы, до пассионарного защитника веры, несущего отблеск раннехристианского горения. Он слишком рано угас сам, но оставил нам те искры, без которых в душе было бы слишком темно. 

Владимир Тимаков, специально для «Русской Весны»

Читайте также: «Сука, которая хотела Русского мира!» — в киевском супермаркете «патрiотка» набросилась на экс-мэра Славянска (ВИДЕО)

admin

Добавить комментарий