«Самые честные выборы». Часть 22: Праймериз-2020, кто победит — опыт Покахонтас или гавайская вера?

Итак, президентская кампания в США стартовала. Правильно, чего тянуть: сами выборы — в ноябре 2020 года, определение кандидата от Демократической партии — в апреле 2020 на конвенте, праймериз по штатам — с февраля.

Впереди — целый год, который кандидаты в кандидаты в президенты (всего у «ослов» их может заявиться до 40 человек) планируют потратить на агитацию. Да, такая вот в США система…



О «базовом наборе» кандидатов от демократов я уже писал, равно как и отдельно описывал харизматичную женщину по прозвищу «Покахонтас».

Все так и оказалось: ровно 31 декабря 2018 года сенатор Элизабет Уоррен объявила о выдвижении в президенты США в 2020 году, став первым кандидатом от Демократической партии.

Не стоит путать это с официальной регистрацией на выборах: обычно она следует через три-шесть месяцев после создания соответствующего комитета. Кандидаты стараются как можно дольше откладывать вопрос регистрации, ведь таким образом они могут собирать пожертвования от сторонников без необходимости отчитываться о них в Федеральной электоральной комиссии. Джеб Буш, например, открыл предвыборный комитет в декабре 2014 года, но получил регистрацию в качестве кандидата лишь в июне 2015 года.

В общем, ближайшие полгода Уоррен будет «просто активным гражданином», которому можно пожертвовать деньги (а она уж найдет, как их потратить).

О самой Уоррен я уже написал немало. Добавлю только, что она уже более шести лет представляет один из самых либеральных штатов Америки, Массачусетс. Была кумиром либеральной публики в США. В 2015 году ее сторонники умоляли Уоррен выдвинуться в президенты, но она отказалась и поддержала кандидатуру Хиллари Клинтон. В итоге растеряла большую часть своей «фанбазы», которая ушла к Берни Сандерсу.

Выдвижение сейчас для Уоррен выглядит как жест отчаяния: видно, что она еще надеется стать президентом, но шансов у нее гораздо меньше, чем было два года назад. Сейчас Уоррен — лишь еще одно лицо из череды других «прогрессивных кандидатов» от Демпартии, и ничем существенно не отличается от многих других условных «радикал-либералов».

Впрочем, есть у Уоррен и свои сильные стороны, например, хорошая узнаваемость и серьезный бюджет, оставшийся от ее предыдущих сенатских кампаний. Уоррен уже имеет штаб из 70 юристов и политтехнологов, а также счет на 13 млн долларов. Это дает ей неслабую фору в сравнении со многими другими (пока еще будущими) кандидатами.

Впрочем, ее бюджеты — далеко не рекорд. Например, экс-конгрессмен от Техаса Бето О’Рурк так и вовсе может похвастаться запасом в 50 млн долларов, который был отложен после его провалившейся сенатской кампании.

В общем, деньги у демократических кандидатов есть.

Вернемся к Уоррен: в первые же дни января она сразу же отправилась в трехдневное турне по Айове. В этом штате пройдет первое голосование на праймериз демократов.

Согласно недавним опросам среди демократического электората в штате, Уоррен находится на четвертом месте в рейтингах, уступая бывшему вице-президенту Джо Байдену, сенатору Берни Сандерсу и уже упомянутому Бето О’Рурку. Поэтому очевидно, что для победы на выборах ей предстоит провести в Айове немало работы.

Конечно, на праймериз это всего лишь один из штатов, и далеко не самый густонаселенный. Однако первые штаты для голосования по традиции считаются ключевыми для участников праймериз. За последние 40 лет тот кандидат, которому удалось выиграть в двух из трех первых штатов на праймериз, в итоге и становился победителем.

Впрочем, для этого совсем не обязательно выигрывать в конкретной Айове. Дональд Трамп, например, проиграл в Айове, но затем одержал победу в Нью-Гэмпшире и Южной Каролине.

Между тем, как я уже отметил, ей важно оказаться первой: поездка Уоррен по Айове вызвала большой интерес жителей штата. Все-таки она первая посетила штат в статусе «почти официального кандидата в кандидаты в президенты». В нескольких местах на встречу с ней собирались по 300-500 человек: это неплохая аудитория для не самого популярного участника праймериз. Многие, впрочем, приходили, чтобы задать Уоррен самый болезненный для нее вопрос: зачем она проводила тест ДНК для выяснения своего происхождения?

Напомню, Уоррен, которая называет себя индианкой и построила на этом карьеру, по итогам теста заявила, что у нее примерно на «1/1024 индейской крови».

Очевидно, что подобных вопросов (и издевок) будет еще много: уже в апреле стартуют первые теледебаты кандидатов в президенты на праймериз демократов.

Как я уже отмечал, на эти выборы пойдет рекордное число политиков — более 40 человек. Телеканалам, вероятно, придется снова делить кандидатов между несколькими дебатами, как было с республиканцами в 2015 году.

Вот только я написал это — и пожалуйста: член Палаты представителей США от второго избирательного округа штата Гавайи Тулси Габбард, принимавшая участие в войне в Ираке, также выходит на «тропу электоральной войны».

«Я решила избираться и сделаю официальное заявление на этот счет в ближайшие дни. У меня было много оснований принять такое решение, — объявила Габбард. — Американский народ стоит перед лицом множества вызовов, которыми я обеспокоена и которые я хотела бы помочь устранить».

До активного старта политической карьеры и избрания в Конгресс (там она с января 2013 года), майор Национальной гвардии Габбард успела добровольцем отслужить в армии. Девушка больше года провела в Ираке, покинув горячую точку лишь в 2006 году. Вскоре после окончания школы офицеров она стала командиром взвода военной полиции в бригаде спецназа.

Теперь о важном: Габбард поддерживает прекращение войны в Сирии при сохранении поста президента за Башаром Асадом. В 2017 году она успела съездить в Дамаск и встретиться с ним.

«Вы можете думать об Асаде все, что угодно, но правда в том, что он — президент Сирии», — объявила Габбард.

И еще четыре факта о «кандидате номер два» в кандидаты в президенты США от Демократической партии.

Первое. В ходе ее первой предвыборной кампании Габбард лично поддержал тогдашний президент США Барак Обама. На выборах в Конгресс, состоявшихся 6 ноября 2012 года, в один день с выборами президента США, Тулси одержала уверенную победу, получив 81% голосов избирателей.

Второе. Тогда ее соперником был республиканец Кавика Кроули. Если честно и без обиняков — бомж. На самом деле! Разведенный отец троих детей, Кроули жил в своей машине и зарабатывал 15 000 долларов в год (раза в три меньше, чем нужно на жизнь «кое как» в США). Согласно американским законам, он относился к категории «работающих бездомных», и интересовали его «важные» вещи: главным пунктом в предвыборной программе Кроули была отмена закона о запрете курения в общественных местах.

Третье. На первых выборах Габбард очень поддержал ее бывший муж Эдуардо Тамайо (они расстались в 2006 году; причиной развода Тулси назвала «стресс, который война причиняет военным и их семьям»), пожертвовавший ей… 500 долларов на предвыборную кампанию. Но это так, стеб с моей стороны — просто он больше не мог.

И четвертое: военные заслуги не мешают Габбард оставаться индуисткой по вероисповеданию, увлекаться медитационной йогой и считать образцом для подражания Махатму Ганди.

Но… не могу поставить точку, когда пишу о Гавайях. Просто здесь с 2012 года есть такой сенатор (конечно же, демократ), как Брайан Шатц. Первые два года экс-вице-губернатор штата «дорабатывал за» умершим коллегой, но потом дважды выигрывал свои выборы.

Но сейчас не об этом.

Просто этот «титан мысли» в конце ноября зажег: написал в Twitter, что использование слезоточивого газа против мигрантов из Центральной Америки, которые пытались незаконно въехать в США, возможно, «было нарушением международных соглашений, регулирующих использование химического оружия».

Напомню, американские пограничники использовали слезоточивый газ, когда мигранты попытались пересечь в нескольких местах американскую границу в районе пункта пропуска «Сан-Исидро», который расположен между примыкающими друг к другу мексиканским городом Тихуана и американским Сан-Диего. Мигранты стремились пролезть через проволоку, перелезть через забор и пытались оторвать металлическое покрытие.

Я не буду сейчас пытаться ответить на вопрос, почему сенатор от Гавайев решил возмутиться ситуацией не в своем штате. Помимо его шедеврального заявления отмечу еще вот что: после того, как у него завязалась дискуссия с писателем Стивеном Миллером, Шатц признался «удалил один твит о химическом оружии, потому что я просто не знаю достаточно о том, что произошло».

По-моему, и добавлять ничего не надо: «не знаю» — но лезу комментировать и осуждать.

Может быть, кто-нибудь подберет его хотя бы кандидатом в вице-президенты?..

«Самые честные выборы». Часть 21: Трамп и «хрупкая мужественность» американцев

«Самые честные выборы». Часть 20: В будущее — со «святой скумбрией»

«Самые честные выборы». Часть 19: Лучший мэр для «столицы убийств»

«Самые честные выборы». Часть 18. «Кому должен — всем прощаю»: кто отдает миллионы за контроль над миллиардами

«Самые честные выборы». Часть 17: В бой идут одни старики, «ослы» и неврастеники

ДНР ЛНР

admin

Добавить комментарий