Самый сложный вопрос урегулирования конфликта в Донбассе

С приближением встречи в «нормандском формате», которая пройдет 9 декабря в Париже, всё больше актуализируются проблемы, связанные с политическим треком Минских соглашений. Безусловно, один из наиболее неоднозначных вопросов — помилование и амнистия.

До нынешнего времени он был второстепенным в политических ток-шоу и публицистике, посвященной конфликту в Донбассе. Однако, даже бегло ознакомившись с пунктом Минских соглашений об амнистии, можно утверждать: в процессе урегулирования он станет одним из наиболее острых, дискуссионных и сложно вписывающихся в компромиссы между сторонами.

Сейчас этот вопрос фигурирует в достаточно лаконичном виде. Пункт № 5 «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» звучит следующим образом: «Обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины» (также этот пункт почти дословно упоминается в Примечании 1 к Комплексу мер).

В более расширенном виде проблема амнистии прописана в законе Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Так, пункт № 3 уточняет: «Органам власти и их должностным (служебным) лицам, предприятиям, учреждениям, организациям всех форм собственности запрещается дискриминация, преследование и привлечение к ответственности лиц относительно событий, имевших место в Донецкой, Луганской областях».

Краткость этой формулы подразумевает, что для начала нужно будет определиться с ключевыми параметрами. На кого распространяется помилование и амнистия, действительно ли она будет тотальной? Исходя из опыта различных конфликтов, можно предположить, что компромиссная формула должна охватить всех участников конфликта, не совершавших военные преступления, против человечности, а также особо тяжкие. Все остальные граждане Украины и ЛДНР должны быть вне процесса помилования и амнистии.

Выходит, Киев должен пойти на отмену закона «О недопущении преследования и наказания лиц относительно событий, которые имели место во время проведения мирных собраний…». Он касается граждан, совершивших преступления в период с 21 ноября 2013 года до 21 февраля 2014 года, выведенных из-под криминальной ответственности этим законом. Тем более что прокуратура Белоруссии уже опрашивает грузинских снайперов, участвовавших в этих событиях и заявивших о причастности к расстрелу митингующих экс-депутатов украинского парламента и видных функционеров режима Петра Порошенко. Это принципиально важно, так как расстрелы протестующих в Киеве стали одной из серьезнейших предпосылок госпереворота и начала гражданской войны.

Также необходимо согласование закона Украины об амнистии с представителями ЛДНР, хотя напрямую это не прописано в Минских соглашениях. Но в противном случае закон, вероятно, будет содержать конфликтные положения и просто реально не заработает.

Какой орган должен проводить процесс амнистирования и помилования? Вероятнее всего, единственным приемлемым вариантом станет создание совместной (ЛДНР и Украина) комиссии, которая этим и займется. Мировой опыт показывает, что к деятельности такого органа могут быть подключены различные государства и международные организации. В конкретном случае можно рассмотреть вариант использование формата трехсторонней контактной группы, состоящей из представителей ОБСЕ, России, Украины и ЛДНР.

Следует обратить внимание на ряд конфликтов, в рамках которых уже проходили процессы помилования и амнистии.

Так, по «Временному соглашению о мире и самоуправлению в Косово» под амнистию попадали все лица, кроме «обвиняемых в совершении серьезных нарушений международного гуманитарного права». В приднестровском конфликте процесса амнистии вообще не было. В Гватемале после войны, продолжавшейся более 40 лет, была создана комиссия, целью которой было выяснение нарушений прав человека и актов насилия. В Восточном Тиморе под эгидой ООН также был создан орган, в мандат которого входило содействие процессу примирения путем документирования и расследования нарушений прав человека, совершенных всеми сторонами конфликта в период с апреля 1974 по октябрь 1999 года.

Таких примеров в мировой практике достаточно много. Однако преимущественно — это примеры, реализованные после победы одной стороны и поражения другой. А значит, и амнистировались лишь «победители». Для конфликта в Донбассе это неприемлемо.

Между тем есть принципиальные вопросы, без решения которых невозможно провести эффективный процесс помилования. Прежде всего — расследование преступлений против гражданского населения со стороны ВСУ и парамилитарных организаций, а также пересмотр политически мотивированных уголовных дел на Украине, привлечение к ответственности виновных в возникновении конфликта политиков, граждан, использовавших «язык войны», различных организаций, выступавших за ее ведение. Кроме того, необходимо привлечь к уголовной ответственности лиц, виновных в прекращении пенсионного и социального обеспечения жителей Донбасса. И, конечно, не обойтись без завершения расследований событий на майдане и трагедии в Одессе.

Процесс амнистии и помилования, если он, конечно, будет реализован, станет очень важной вехой урегулирования. В нем не найдется победителей и проигравших (если не будет тотальной победы одной стороны). Но вместе с тем он может способствовать подлинному примирению ЛДНР и Украины и как следствие — нормализации отношений.

Денис Денисов, газета «Известия»

admin

Добавить комментарий