Шок для Макрона: от отрезанной головы до оскорблений от Эрдогана, окриков от Кадыровы и войны в Карабахе

О провокации Эммануэля Макрона без истерики.

… «величие и святость ислама невозможно пошатнуть картинками, оскорблениями и фильмами» — первый заместитель председателя Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман России. 

Становление Макрона

Чтобы понять мотивацию Эммануэля Макрона, спровоцировавшего радикализацию мусульманской уммы, обратите внимание на факты его биографии.

Рос в окружении людей, прибывающих в эйфории от горбачевского подарка — «победили коммунизм», оказавшихся не готовыми к мирной жизни. Часть элит — впала в эйфорию победобесия и движимые колониальными инстинктами, ринулись осваивать территории, брошенные Советским Союзом и оставленные без присмотра Россией, а другие — приступили к поиску новых врагов. Коммунизм слишком масштабен, чтобы замена ему не выглядела карикатурно.

К взрослению Макрона, произошло становление неолиберальной идеологии, которую молодой Макрон принял всем телом и душой. В основе — общество потребления, где в центре — идеальный потребитель — человек, не задумывающийся о смысле жизни и завтрашнем дне. В основе борьбы — идея, что сформировать идеальное общество потребления без разрушения традиции, семьи и веры в Бога — невозможно. Победить — значит разрушить традиционные общества. Свои — через дискриминирующие интересы семьи законы, контроль образования, СМИ, культуры и механизмы пропаганды, а другие — через мягкую силу, «гуманитарные бомбардировки» или торговые войны.

Президенту Макрону не повезло

Выдвигаясь на пост Президента Франции, сформировался как поклонник «Конца истории» и мечтал о лидерстве в неолиберальной Европе от Лиссабона до Владивостока, но к моменту избрания стало понятно, что «гуманитарные бомбардировки» не разрушают, а сплачивают традиционные общества, порождают потоки беженцев, тянущихся в Европу не из любви к неолиберализму, а из желания — отомстить. Россия отказалась от неолиберализма и разрушила сказку про «страну дураков». Мягкая сила без довеска в виде больших денег, превратилась в мягкую слабость.

В мире перестали воспринимать тезисы из неолиберальных методичек на веру и даже за имитацию подчинения неолиберальным правилам, требуют денег. Первый нокаут. В Европе появились ревизионисты в лице Польши, Венгрии и Турции — второй нокаут.

Конфликт с Италией и Турцией в Ливии, с Россией и Турцией в Сирии, с Турцией в Восточном Средиземноморье, с Россией на Украине — показали, что неолиберализм, разрушающий условия для формирования социальной солидарности, проигрывает традиционализму. Торговая война с Россией убивает рабочие места в промышленности и сельском хозяйстве — вывела на улицу желтые жилеты — третий нокаут. Приход традиционалиста Трампа на вершину власти в США — четвертый нокаут. Коронавирус и его последствия для экономики и социальной ткани — пятый.

Крик отчаяния на тонком льду

К моменту террористического акта — отрезания головы учителю, рейтинг Макрона находился на критически низком уровне, а для удержания власти идей не было. Макрон, очевидно, посчитал, что иная реакция — запустит механизм возрождения традиционного французского общества, где ему места нет.

Думаю, что его слова адресованы как традиционному обществу — я с вами, так и исламистам — я вынужден так говорить, чтобы не обидеть христиан. Именно в этом — подлость провокации. Христиане для неолибералов такие же враги, как и мусульмане. Но провокация сработала — представители политического ислама вылили свой гнев на христиан и христианские храмы.

Лидер политического ислама Эрдоган, отругал в оскорбительной форме Макрона. Макрон ушел от конфронтации. Не объявил санкции против Турции и не отправил инструкторов и оружие в истекающий кровью Карабах. Не послал денег и гуманитарную помощь Армении. Когда Россия остановила войну, начал капризничать. Суть — «не объявлю соглашение правильным пока не объявите, что действовали по плану Макрона».

У Макрона два варианта — оставаться твердолобым неолибералом до победы Байдена, а там как получится или переобуться и стать лидером восходящей консервативной Франции. И то и другое — возможно. На выборах, половина проголосовавших, голосовали за нового Де Голля — сторонника суверенной, демократической Республики.

В первом случае — провокации продолжит, будет наблюдать за столкновениями между христианами и мусульманами с неолиберального олимпа, а Франция будет погружаться в хаос или праветь. Во втором — провокации прекратятся. Консервативная Франция и исламизм — несовместимы.

Перепалка, уважаемых людей и подхрюкивание пятой колоны

Рамзан Кадыров — осудил Макрона. Некоторые политики федерального уровня — осудили Рамзана. Подписываюсь под каждым словом Кадырова.

Серьезные политики не имели права умолчать, что карикатуристы и их защитники — преступники по законодательству Российской Федерации. Должны знать, что Кадыров воспользовался своим конституционным правом на свободу слова — корректно ответил хаму, а о межгосударственных отношениях ни сказал, ни слова.

Не думаю, что критики Кадырова столь же яростно одергивают своих близких, ответивших хаму. Слава Богу — Президент назвал провокацию, провокацией.

Не удивлен злобной реакцией собчаков и пивоваровых. Многие называют их либералами-западниками. Они не либералы и не западники. Орбана, изгнавшего Сороса из Будапешта, Трампа, Лидеров АДР в Германии — ненавидят почище Путина. В чем лицемерие и подлость? Преследуют цель — запутать молодых мусульман России и вытолкнуть их в политический ислам, изгнавший Бога. Изливают словесные помои как бы от имени христиан, а таковыми не являются. Тем самым — порождают межконфессиональное недоверие. Хотелось, чтобы мусульмане России понимали — слушаете собчаков — слышите эхо греха и пустоты. 

Читайте также: «Чья б корова мычала»: Лукашенко резко ответил Зеленскому (ВИДЕО)

Валентин Днепров специально для «Русской Весны»

admin

Добавить комментарий