Сквозь 5 огненных жестоких лет: любовь и вера в Родину побеждают самое страшное (ФОТО)


«Шрапнель деревья ломает и ранит,
Снарядом расколоты валуны.
Мы здесь позабыли о том, что настанет
Шесть часов вечера после войны.
Любое письмо в истертом конверте
Могло оказаться последним письмом.
Мы все побывали так близко от смерти,
Что кажется — вовсе теперь не умрем».

Евгений Долматовский «Шесть часов вечера», 1940 год

«Фильмы Пырьева лежали в русле того явления, которое мы называем русская идея».
Олег Ковалов

Для большинства обычных людей, советских граждан военного и послевоенного поколений, название этого популярного фильма вызывало ассоциации, связанные со скорым и желанным победоносным завершением величайшей войны ХХ столетия, в которой погибли десятки миллионов наших сограждан.

Я расскажу вам, уважаемые читатели, о семейной истории одной обычной советской семьи, опалённой страшным пламенем этой громадной катастрофы минувшего неспокойного века…

В начале напомню вкратце содержание этой популярной советской кинокартины.

Расставаясь в первые дни войны, молодые люди Вася и Варя обещали друг другу встретиться в шесть часов вечера после войны на Каменном мосту в Москве. Пять долгих и невыносимо тяжелых лет артиллерист Вася Кудряшов и зенитчица Варя Панкова ждали этой встречи.

Верили в нее даже тогда, когда смерть подходила слишком близко. И эта вера помогла им выжить. Судьба вознаградила молодых людей за силу, мужество и терпение… Людям как воздух нужна была вера, хотя бы лучик надежды о лучшем исходе их семейных историй!

Подобная история произошла в семье близких мне людей — родителей моей жены Ирины: Анатолия Ивановича Пожарова и Анны Васильевны Пожаровой (Титовой в девичестве).

Анатолий и Анна, 1941 год

В реальной жизни многим советским людям в абсолютном своём большинстве после окончания войны пришлось, конечно, очень нелегко. Долгие месяцы и годы люди искали друг друга на просторах израненной страны, было много неразберихи с документами.

Военкоматы и паспортные столы задыхались от количества запросов ищущих друг друга, оставшихся в живых, но потерявших друг друга супругов, родных и близких, разбросанных на территории большой страны, а то и попавших в силу разных обстоятельств за её границы.

А большая страна тяжело вставала из руин и развалин ценой колоссального напряжения и большого труда целого поколения советских людей…

Этот фильм, показанный ещё до дня Великой Победы, дал надежду многим советским людям на счастливый исход, на желанную встречу с дорогим и любимым человеком, пусть с израненным, больным, но главное — лишь бы оставшимся в живых!..

Анатолий Пожаров родился в грозном военном 1914 году, в самый канун нового 1914 года, в живописном селе Золотково Некоузского уезда Ярославской губернии на берегу речки Сутки, недалеко от места впадения Сутки в матушку Волгу.

Мальчишка родился в семье Ивана Арсентьевича Пожарова и Любови Максимовны Игнатьевой (в девичестве).

Семья была многочисленной и дружной, по тем временам вполне состоятельной.

Пожаровы испокон веков жили в Золотково, были одними из первопоселенцев.

Вместе с Анатолием росло в семье четверо братьев — Александр, Алексей, Николай, Иван и сестры — Вера, Анна, Нина и Любовь — всего девять детей. Анатолий был пятым по возрасту в семье, он родился в один день вместе с сестрой-близняшкой Ниной.

Дед Анатолия — Арсений Спиридонович Пожаров (1857–1933 гг.) — отставной фельдфебель (старший унтер-офицер) 90-го Онежского пехотного полка, был женат на Маремьяне Герасимовне (1857–1928 гг.).

Фото 1: Дед Анатолия — Арсений Спиридонович Пожаров, 1857–1933 гг.
Фото 2: Семейство ветерана ПМВ Василия Андреевича Титова

Онежский полк имел славную историю: был награждён полковым Георгиевским знаменем с надписями «За взятие приступом Варшавы 25 и 26 августа 1831 года» и «1803–1903» и Гренадерским боем, Александровским полковым крестом с правом его ношения на полковом знамени и на груди у солдат и офицеров полка за взятие Варшавы в 1803 году.

Полк участвовал в Балканской войне. В Первую мировую участвовал в Брусиловском прорыве и Галицийской операции.

Фото офицеров и солдат 90-го Онежского пехотного полка

В 90-м Онежском пехотном полку служили офицерами известные люди России: Дубровин Александр Иванович — российский политик, в будущем организатор «Чёрной сотни»; Констанди Леонид Васильевич (1905–1912 гг.) — известный деятель Белого движения, Хенриксон Николай Владимирович (с 1884 года) — в будущем генерал Генштаба царской армии, впоследствии командарм РККА Голоушев Сергей Сергеевич (1855–1920 гг.) — революционер, живописец.

Александровский крест на полковом знамени за взятие Варшавы, 1803 г.

Дед Арсений Спиридонович Пожаров с братом Василием были зажиточными крепкими хозяевами. Братья Пожаровы занимались в Санкт-Петербурге до революции частным извозом и организовали шляпную мастерскую.

Арсений Спиридонович в юности принимал участие в Балканской войне, после отставки вернулся в родное Золотково, успешно хозяйствовал, был церковным старостой местного храма. Арсений Спиридонович в Золотково поставил два больших дома со светёлками на втором этаже.

Родители Анатолия: Иван Арсентьевич Пожаров (1880–1973 гг.) и Любовь Максимовна, в девичестве Игнатьева (1881–1958 гг.).

Родители Анатолия — Иван Арсентьевич (1880–1973 гг.) и Любовь Максимовна (1881–1958 гг.)

Отец Иван Арсентьевич Пожаров был крепким крестьянином. Несмотря на то что многие родственники были большими советскими начальниками в Ярославской области, был предупреждён по-твёрдому и отправлен на поселение в Сибирь, имущество «ополовинили», благо семья осталась в Золотково в отцовском доме, второй дом отобрали в период коллективизации.

Исторически по жизни так сложилось, что Анатолий пошёл в этом плане по стопам отца, был достаточно аполитичен, не вступал в ряды ВЛКСМ и ВКП (б). После окончания семилетки Анатолий поехал в Красногвардейск (Гатчину), где освоил специальность и работал токарем-станочником.

Анна Титова родилась в 1919 году в деревне Васильевское Уваровского района Московской области в семье ветерана Первой мировой крестьянина Василия Андреевича Титова (1876–1943 гг.) и Прасковьи Емельяновны (1986–1944 гг.).

Анна росла в дружной многодетной семье, в которой росло 7 детей — братья Иван, Александр, Алексей, Фёдор, Михаил и младшая сестра Ефросинья (Инна, как все её в семье называли).

В 1933 году после окончания 6 классов Анна переехала к любимому старшему брату Ивану в Красногвардейск (Гатчину) Ленинградской области, который был в довоенное время серьёзным и уважаемым человеком — старшим авиатехником 4САП. В Красногвардейске Анна окончила 7 классов и рабфак.

С 1936 года Анна работала на производственной кооперативной фабрике «Граммофон» счетоводом и контрольным мастером, одновременно поступила на вечерние трёхгодичные курсы мастеров по холодной обработке металлов, которые успешно закончила в 1939 году.

Анна вела активную общественную жизнь, избиралась секретарём комсомольской организации фабрики «Граммофон».

На фабрике она познакомилась с молодым симпатичным парнем из Ярославской области Анатолием Пожаровым.

Анатолий Пожаров в 1936–1937 годах отслужил срочную службу в РККА. Демобилизовался старшим сержантом — командиром отделения 216 СП. После демобилизации трудился на фабрике «Граммофон» токарем шестого разряда, без отрыва от производства обучался на заочном отделении ленинградской Промакадемии, завершить обучение в которой помешала война.

Молодые люди полюбили друг друга, в красногвардейском бюро РайгорЗАГС зарегистрировали брак 17 апреля 1941 года и сыграли скромную молодёжную свадьбу в квартире у старшего брата Ивана Васильевича Титова, старшего техника-военлёта, служившего в авиачасти, базирующейся на гатчинском аэродроме.

Анна Титова и Анатолий Пожаров поженились 17 апреля 1941 года

После свадьбы молодая семья жила в комнате в деревянной двухэтажке на центральной улице Красногвардейска по адресу ул. Юного пролетария (сейчас Красногвардейский проспект, ранее ул. Валерия Чкалова, до революции Загвоздинская), дом № 22. Этот дом ещё совсем недавно был цел, чудом не сгорел в годы оккупации. На этой улице жил Валерий Чкалов, а до революции — известный русский лётчик Пётр Николаевич Нестеров.

г. Гатчина, улица Чкалова, дом 22

Грянули первые залпы Великой Отечественной. Анатолий добровольцем ушёл на фронт защищать Ленинград. Был призван Красногвардейским РВК 17 сентября 1941 года. Воевал командиром отделения 131СП 73 СД в звании старший сержант.

Анна вместе с одним из цехов фабрики «Граммофон» в августе 1941 года была эвакуирована из Гатчины в Ленинград. Производство разместилось в одном из цехов оптического завода Ленинграда, где был организован выпуск необходимой фронту продукции. С конца сентября 1941 года до конца Великой Отечественной Анна ничего не знала о судьбе своего любимого.

8 октября 1941 в боях за Красное Село командир отделения Анатолий Пожаров был ранен и контужен, попал в окружение и был захвачен фашистами в плен. В лагере очень долго и тяжело болел. Чудом выжил.

Находился в концлагерях на территории Германии. Освобождён из плена советскими наступающими частями 15 октября 1944 года. После проверки СМЕРШ находился недолгое время на реабилитации в 12СПП. В составе 29 отдельного штурмового батальона командир отделения старший сержант Пожаров принимал активное участие в штурме Кёнигсберга.

Пожаров А. И., сентябрь 1941 года

Штурмовые батальоны предназначались для использования на наиболее активных участках фронта. За активное участие в штурме фашистской цитадели Анатолий Пожаров был награждён медалью «За взятие Кёнигсберга». Войну гвардии старший сержант Пожаров завершил в Германии в составе гвардейской 502 АД.

Бои в Кёнигсберге

Демобилизован в январе 1946 года в звании младший лейтенант.

Но вернёмся к судьбе самой Анны. Анна работала на оптическом заводе в блокадном Ленинграде до весны 1942 года. Однажды в день «получки» она потеряла или у неё выкрали все продуктовые карточки. Пару дней провела на воде и крошках — выхода не было, её ждала неминуемая смерть. Еле волоча ноги, она шла с работы домой, на встречу попался статный военный в овчинном полушубке.

Мгновенно её осенила безрассудная идея — она подошла к серьёзному, торопящемуся куда-то по служебным делам офицеру, рассказала о своей ситуации и просто попросила взять её в воинскую часть — бойцом, санитаркой, прачкой, кем угодно…

Ей сказочно повезло — военный оказался командиром зенитного дивизиона, он взял её в подразделение в качестве наблюдателя-прожекторщика.

Осенью 1942 года по состоянию здоровья (дистрофия) Анна была эвакуирована на Большую землю — в Молотовскую (Пермскую) область, Березовский район, дер. Осово. Немного окрепла. Пошла в школу работать пионервожатой.

В августе 1943 года была призвана в Красную Армию, в Молотове из женщин был сформирован полк зенитной артиллерии ПВО.

Осенью 1943 года зенитная часть ПВО Анны — 1870 ЗАП ПВО принимала участие в боевых действиях под Харьковом.

 

Девушки-наблюдатели ПВО в блокадном Ленинграде

Затем часть участвовала в боевых действиях Западного, Южного и Юго-Западного фронтов. Участвовала в освобождении Полтавы, Кременчуга. За сбитый фашистский самолёт в июле 1944 года Анна была награждена краткосрочным отпуском к родителям, в Москву.

Встретилась с родными, с младшей сестрой Ефросиньей. Узнала, что родители из Васильевского ушли перед самым приходом фашистов. Пешком добрались до Сетуни к младшей дочери Ефросинье. Отец в дороге простыл, сильно заболел и вскорости умер. Мама была жива. А о судьбе Анатолия по-прежнему не было никаких известий…

28–30 июля 1944 года во время этого отпуска Анна осуществила авантюрную и рискованную краткосрочную поездку из Москвы по железной дороге на перекладных поездах до станции Шестихино Ярославской области, на родину мужа Анатолия, в его родное село Золотково.

Так сложились обстоятельства, что за одну ночь ей нужно было «сбегать» от станции Шестихино до Золотково, в котором она до войны и была-то один разок.

А нужно было срочно ближайшим поездом возвращаться в Москву, чтоб не опоздать к отходу эшелона, отправляющегося на Украину, в Кременчуг.

Измотанная, уставшая, глухой безлунной ночью дошла до деревни и постучалась в дом свёкра — Ивана Арсентьевича Пожарова.

Её тепло встретили, но ничего конкретного сообщить не смогли.

Рядовой Пожарова Анна во время отпуска в г. Москве, август 1944 года

Единственно, что она узнала, что старший сержант 131СП 73СД Анатолий Иванович Пожаров пропал без вести 8 октября 1941 года после тяжёлых оборонительных боёв и окружения части под Красным Селом Ленинградской области.

Тогда же она узнала, что в боях под Ленинградом пропал без вести и младший брат Анатолия — Николай Пожаров.

Старший Александр Пожаров — воевал в войсках НКВД, младший брат — Иван Пожаров был ранен, жив и воюет в аэродромной части на Западном фронте (как выяснилось после войны, он в этот период уже служил в Войске польском, в метеослужбе авиачасти, был награждён польскими наградами и орденом Красной звезды).

Иван Арсентьевич Пожаров у отцовского дома в п. Золотково

Уже сейчас, буквально в дни празднования 75-й годовщины со дня Победы, с помощью сайта www.pamyat-naroda.ru мне удалось узнать о судьбе Николая Ивановича Пожарова.

Оказывается, рядовой-красноармеец 115 СД попал в плен после боя в 15 км у города Териоки Карело-Финской АССР и находился в плену в лагере военнопленных № 6 города Выборга под лагерным номером Vi-4342. Диагноз: общая слабость. Умер от истощения 6 сентября 1941 года. Похоронен на кладбище лазарета лагеря в Выборгском районе, у посёлка Каменка.

А лагерь-то, оказывается, был финский, и формуляр заполнен на финском языке. А нам частенько рассказывают о том, что Финляндия с нами не воевала, а пленных советских бойцов голодом-то, оказывается, морила, ведь диагноз у большинства наших военнопленных — общая слабость, дизентерия, заражение крови…

Учётная карта заключённого лагеря военнопленных Николая Пожарова, 1941 год

Но вернёмся к рассказу о судьбе и воинском пути Анны Пожаровой. После встречи с родственниками мужа, оставив свёкру и свекрови адреса своих московских брата Алексея и сестры Инны, Анна попрощалась с родителями мужа.

Под утро Анну отвезли на подводе на станцию Шестихино к московскому поезду. Всё удачно сложилось и получилось у рисковавшей молодой женщины в военной форме во время этой непростой поездки. Через несколько дней Анна уже была в своей воинской части в Кременчуге на Украине.

Зенитно-артиллерийской части 1870ЗАП ПВО по приказу командования было поручено защищать район Кременчуг — Крюков Полтавской области от налётов вражеской авиации.

В Кременчуге — стратегическая переправа и военные заводы, а рядом в Полтавской области аэродромы подскока дальней американской бомбардировочной авиации, которые требуют надёжной защиты от ударов с воздуха.

Общение союзников на полтавском аэродроме в 1944 году

Американцам было выделено три аэродрома — в Полтаве, Пирятине и Миргороде, которым американцы присвоили коды 559, 560 и 561. В первых двух базировались тяжёлые бомбардировщики В-24 и В-17, а в Пирятине — истребители их сопровождения Р-51 «Мустанг» и Р-38 «Лайтинг».

Американский В-17 над полтавским аэродромом, 1944 год

Летали бомбить Центральную и Южную Европу, бывшую под немцем, приземлялись на аэродроме в южной Италии, откуда немцы уже были выбиты английскими и американскими частями.

В Италии заправлялись, загружались бомбами и после отдыха летели в обратный путь, отбомбившись, назад, в Полтаву.

А как вы сами понимаете, моральная устойчивость у наших американских союзников была не самым сильным местом, её нужно было оберегать, что и старались обеспечить наши зенитные части.

За активное участие в защите воздушных рубежей Анна была награждена медалями «За боевые заслуги» и «За Победу над фашистской Германией 1941-1945».

В Красной Армии Анна служила до середины августа 1945 года. 17 августа 1945 года младший сержант Анна Пожарова была демобилизована из рядов Красной Армии и отбыла по месту жительства своих родственников — братьев и сестры, в столицу нашей Родины, в Москву.

И только в феврале 1946 года, в московской однокомнатной квартире брата Александра, у которого жила Анна, на пороге появился худющий, с впавшими щеками и тёмными кругами под глазами младший лейтенант Анатолий Пожаров. О деталях встречи Анатолия с Анной можно лишь домысливать…

Супруги после разлуки в сентябре 1941 года в Гатчине смогли встретиться лишь в феврале 1946 года.

Причём о судьбе друг друга они ничего не знали, до момента прибытия Анатолия в родительский дом в Золотково сразу после его демобилизации из армии.

Молодые люди попытались устроить свою жизнь в Москве, где жили и работали родственники Анны. К тому времени родители уже умерли. Мама умерла в конце 1944 года, последние дни жила у Инны в Сетуни.

Жили 12 человек в Москве на Беговой в однокомнатной квартире Алексея Васильевича Титова и его жены. Жили три семьи с детьми — семья старшего брата Алексея Васильевича, работавшего в крупном военном автохозяйстве в Москве, семья младшего брата Григория Васильевича, вернувшегося живым и невредимым после Победы с войны, и семья Анны и Анатолия Пожаровых.

Поднимались утром по согласованному графику. Первая семья вставала в 5 утра, умывались, завтракали и уходили на работу. Вторая — в шесть часов утра, а третья — в семь.

Как говорится: «В тесноте, да не в обиде!». На следующей неделе в графике менялись местами, чтоб ничьи интересы не ущемить, чтоб никому не было обидно.

Григорий Васильевич с женой (потом в 1949 году тоже уехал на Украину вслед за Анатолием и Анной в Черкассы). Очень тяжело было в Москве с работой в 1946–1947 гг.

Вернувшиеся с войны ветераны и их жёны старались зацепиться за любую работу в столице или в Подмосковье.

Анатолию Ивановичу повезло, его взял на работу директор завода, у которого младший брат прошёл ужасы фашистского плена и тоже долго мытарствовал в поисках работы. Были для этой категории ветеранов Великой Отечественной определённые трудности с трудоустройством, тем более по инженерной специальности.

Для начала Анатолия взяли станочником-токарем на ЦАРС МВС с 24 мая 1946 года. На заводе оценили знания и навыки Анатолия. С Нового 1947 года Анатолий уже работал мастером, а с марта 1948 — старшим мастером.

В сентябре 1947 года у счастливой молодой пары родился первенец — сын Саша. В конце 1948 на этом заводе стала работать счетоводом и Анна. Однако в ноябре 1949 года завод прекратил своё функционирование в Москве.

По решению вышестоящих инстанций завод был переведён на новое место дислокации — на Украину в живописный городок на берегу Днепра Черкассы. На новом месте завод получил новый номер и новое название — механический завод № 182 МВС. Специфика предприятия сохранилась прежней, директор остался прежним, осталось прежним практически всё руководство цехов и служб завода. Естественно, Анатолий не мог отказать человеку, выручившему его в тяжёлый период. Таким образом, семья Пожаровых и оказалась в конце 1949 года на Украине, в Черкассах.

Анатолию на новом месте на новом заводе доверили руководить инструментальным цехом. Анна работала на этом же предприятии старшим техником-нормировщиком. А с начала 1953 года Анатолий возглавил ремонтно-механический цех завода.

 

Анна и Анатолий у проходной завода в г. Черкассы, 1949 год

В 1953 году семейству Пожаровых был выделен земельный участок 6 соток для строительства частного дома вместе с бывшими селянами Панского и многих других населённых пунктов Черкасской и Полтавской области, попавших в зону затопления водохранилища строящейся ниже по Днепру Кременчугской ГЭС.

Анна с подругами на Днепре в г. Черкассы, 1950 год

На протяжении 4 лет построили большой просторный кирпичный дом по переулку Труда на Химпосёлке, на месте бывшего черкасского аэродрома. Строились методом народной стройки — «толоки», все соседи помогали чем могли друг другу. В 1956 году у семьи Пожаровых родилась младшая дочь Ирина.

Анатолий Иванович на переулке Труда на месте черкасского аэродрома, 1954 год

В июне 1957 по решению вышестоящих органов завод № 182 был ликвидирован. В 1957–1958 гг. Анатолий работал начальником механо-штамповочного цеха в черкасской артели «Ударник».

Семейство Пожаровых на демонстрации 7 ноября 1954 года

С весны 1959 года в связи с организацией Черкасского завода химреактивов Анатолий трудился на заводе химреактивов начальником цеха № 1, а Анна нормировщиком цеха № 2. До самого выхода на пенсию в 1974 году Анна работала на заводе химреактивов.

А Анатолий Иванович после приглашения первого директора Курбанова Алексея Павловича и по распоряжению Черкасского совнархоза с 1 июля 1962 года стал начальником ключевого механосборочного цеха № 4 завода (затем сборочного цеха № 9), вновь организованного на базе кадров механосборочного производства завода Химреактивов — черкасского завода «Фотоприбор» министерства оборонной промышленности СССР.

Семейство Пожаровых с сыном Александром 1947 года рождения

Можно сказать, что на протяжении многих лет давние друзья и коллеги плодотворно трудились над становлением нового важного предприятия оборонной промышленности Союза.

Основная производственная площадка завода базировалась рядом с центром города на улице Октябрьской в барачных помещениях артели «Победа».

На этой площадке и развернулось основное строительство механических и сборочных цехов завода. На «Фотоприборе» Анатолий Иванович проработал до самого выхода на пенсию в 1978 году.

С этих зданий артели «Победа» начинался завод «Фотоприбор»

На заводе Анатолий Иванович был авторитетным и уважаемым начальником ведущего сборочного цеха предприятия, активно занимался изобретательской и рационализаторской деятельностью.

К 50-летию основания завода «Фотоприбор» 11 октября 2012 года в Черкассах был открыт памятник его первому директору Алексею Павловичу Курбанову напротив проходной ЦКБ завода «Фотоприбор», много сделавшему для развития завода и города.

Памятник первому директору завода «Фотоприбор»

Установка памятника и сбор средств для воплощения идеи инициировала и в значительной степени профинансировала группа бывших работников завода «Фотоприбор», «незалежной» державе этот вопрос неинтересен — Рауф Аблязов, Михаил Вашуркин, Анатолий Яровой, Виктор Глущенко, Александр Яцук…

Кстати, на заводе «Фотоприбор» до 1976 года работала в оптическом цехе младшая дочь Анатолия Ивановича и Анны Васильевны Ирина. А её муж, автор этих строк, проработал в ЦКБ завода «Фотоприбор» ведущим инженером-конструктором до 1993 года, когда после развала Советского Союза начала рушиться кооперация предприятий оборонной промышленности новых суверенных стран.

Резко упала заработная плата в промышленности как России, так и Украины, в уже новых отдельных государствах пришлось резко менять профиль.

Специальность и место работы для того, чтобы прокормить семью, дать возможность сыну получить достойное образование…

Но вернёмся к основным героям нашей истории. Находясь на пенсии, на которую Анатолий Иванович вынужден был выйти по состоянию здоровья, ему посчастливилось понянчить внучку Аню и внука Мирослава…

Анатолий Иванович, как и большинство фронтовиков, не любил вспоминать о войне.

Старался отделаться общими словами и всегда стремился сменить тему разговора, если он касался тем, связанных с событиями Великой Отечественной войны.

Только во время редких отпусков, в дни приездов на родину в Золотково, в узкой мужской компании, за праздничным столом в компании с родными братьями Алексеем и Иваном, также прошедшими войну, иной раз обменивались поседевшие ветераны скупыми воспоминаниями, крайне редко звучали скупые рассказы о тех суровых и жестоких годах…

Иван Арсентьевич и братья Пожаровы на сенокосе в п. Золотково

Ни жене, ни детям Анатолий Иванович никогда не жаловался на судьбу, не делился воспоминаниями о военной поре, о годах, проведённых в фашистском плену за колючей проволокой концлагерей, от расспросов уходил…

Зато с упоением читал прозу, написанную участниками войны. Очень любил Шолохова — «Судьбу человека», «Науку ненависти», очень тепло отзывался о главах неоконченного романа «Они сражались за Родину». Мог цитировать целые куски на память.

К тридцатилетию Победы записал на магнитофон любимые фрагменты «Они сражались за Родину». Читал весьма артистично, сочно, со смаком и со знанием дела. Делал это с большим удовольствием.

Любимой песней Анатолия Ивановича была песня на слова поэта-фронтовика Расула Гамзатова «Журавли» в исполнении Марка Бернеса…

Отрывок из письма брата Александра Ивановича Пожарова 25.04.78 уже тяжело больному Анатолию Ивановичу: «Ты из тех железных людей, которые смогли вынести все тяжести солдат, участвовавших в Кенигсбергском направлении, и во-вторых, что ты смог перенести болезни даже в тылу врага. Я верю, что и сейчас…найдёшь в себе силы противостоять встретившейся невзгоде».

Тяжёлая болезнь не отступала. Родные всячески помогали и поддерживали, но подлая хворь взяла своё, сказалось и надорванное в лагерях здоровье. Осенью 1978 года Анатолий Иванович ушёл в мир иной…

В 1981 году в семье младшей дочери Ирины родился внук Артём. Анна Васильевна проработала до 1989 года. Вела активную общественную деятельность. Её, как человека, пережившего блокаду Ленинграда, участника боевых действий, приглашали в соседскую школу, просили выступить перед коллективом предприятия…

Анна Васильевна и Анатолий Иванович, 1960 год, г. Черкассы

Вот так сложилась жизнь героев моего рассказа об истории обычной советской семейной пары, возникшей в предвоенную весну рокового 1941 года, о судьбах обычных советских людей, прошедших страшную войну и пронёсших своё чувство через горнило и испытания Великой Отечественной, через лютый холод и голод ленинградской блокады, испытания и безысходность фашистского плена, сквозь смертельный огонь пятилетних смертельных боёв и сражений за наши с вами жизни, за само существование нашей страны, построенной потом и кровью многих поколений наших славных прадедов.

Анна Васильевна и Анатолий Иванович с наградами

Я рассказал вам о судьбах простых советских людей, рядовых гражданах Великой страны, о семейной паре, сохранившей свои чувства друг к другу и не потерявших веру в свою страну, сумевших сберечь свою любовь и веру в друг друга на протяжении долгих пяти огненных жестоких лет с осени грозного 1941 года до весны радостного 1946…

Мир и счастье вашему дому, вашим детям и внукам, дорогие мои читатели!

«Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю эту полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.
Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?»
Расул Гамзатов «Журавли»

Читайте также: Донбасский «Террикон-М2Н» захватил разведчика ВСУ (ФОТО)

Николай Мильшин (Ходанов), специально для «Русской Весны»

admin

Добавить комментарий