«Славянский треугольник» и военная безопасность

На прошедшей неделе 18 января президент Республики Беларусь Александр Лукашенко обсудил с министром обороны генерал-лейтенантом Виктором Хрениным детали учения «Запад-2021», которое состоится в период с 10 по 16 сентября этого года.

Следует заметить, что мероприятие это плановое. Подобные учения проводятся один раз в два года, поочередно — на территории Белоруссии и России. Когда они проходят в РБ, то называются «Запад», когда в России — «Щит Союза». Например, в сентябре 2019 года учение «Щит Союза» проходило на полигоне «Мулино» в Нижегородской области Российской Федерации.

Как правило, независимо от места проведения и названия, их направленность (оборонительная) и тематика (применение региональной группировки войск) — одни и те же. Но все-таки разница есть. Если учение проводится на российской территории, то на Западе их почти не замечают, а в СМИ — минимум информации.

Если учение запланировано к проведению на территории Белоруссии, то внимание к нему со стороны западного информационного сообщества приковывается с момента объявления об их проведении. А непосредственно к началу проведения вокруг учения создается ажиотаж с непременными домыслами, слухами и порой откровенной ложью, как это уже было с «Западом-2017».

Видимо, поэтому, зная такую особенность учений с региональной группировкой войск и предваряя интерес со стороны западной общественности, генерал-лейтенант Хренин на встрече с президентом акцентировал внимание на том, что для наблюдения за «Западом-2021» планируется пригласить иностранных наблюдателей, в том числе из западных стран.

В свою очередь, министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу еще раньше сообщил, что стратегическое учение «Запад-2021» имеет целью укрепление военной безопасности Союзного государства, и тем самым в очередной раз дал понять, что учение, как обычно, имеет исключительно оборонительный характер.

Здесь хочется добавить — в отличие от мероприятий, проводимых НАТО в Восточно-Европейском регионе. Достаточно вспомнить «Анаконду-2018» и «Defender Europe — 2020». А ведь есть еще и операция «Усиленное передовое присутствие»…

В развитие этой темы руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, военный обозреватель, полковник в отставке Александр Жилин в эфире «Радио Sputnik» отметил важность учений, подобных «Западу» и «Щиту Союза»: «Политика сегодня оказывает большое влияние на особенности проведения маневров, на постановку задач.

Расширение НАТО на восток достигло сверхкритического состояния и для России, и для Беларуси. Фактически речь идет о том, что ударные комплексы Соединенных Штатов находятся в буквальном смысле на наших границах, и подлетное время ракет становится для нас очень опасным».

Военный обозреватель имел в виду, в первую очередь, размещение американских баз ПРО в польском Редзиково и на румынской военной базе Девеселу.

Вот сейчас уместно вспомнить договоренности «о нерасширении НАТО на восток», достигнутые еще руководством СССР, а затем и России с западными лидерами, которые впоследствии были нарушены с одновременным принятием в члены альянса Польши, Венгрии и Чехии в 1999 году.

Откуда может взяться доверие к организации и ее членам после таких «манёвров»?

Сейчас вопрос становится еще острее — в очередь для приема в НАТО выстроились Грузия и Украина. И если Грузия находится не так близко от Белоруссии, то Украина — это страна возле наших южных границ.

Страна, которая всегда позиционировалась, как минимум, нейтральной соседкой. Несмотря на это, еще в июне 2017 года Верховная рада Украины внесла изменения в законодательство, согласно которым членство в НАТО определялось одним из внешнеполитических приоритетов страны.

А уже в 2019 году конституционными поправками был закреплен стратегический курс на получение полноправного членства Украины в НАТО на уровне конституционной нормы. Со своей стороны Североатлантический союз в середине 2020 года признал Украину в качестве партнера с расширенными возможностями.

Вот такая «неторопливая трансформация» южной соседки.

Предваряя события и страдая от желания придать им максимально возможное ускорение, представители военно-политического руководства Украины в один голос делают громкие заявления о неизменности и правильности выбранного курса.

Президент Украины Владимир Зеленский в 2020 году заявлял: «Мы уже стали партнерами НАТО с расширенными возможностями. Мы идем в НАТО. НАТО — это безопасность в нашем регионе.

Мы это понимаем, поэтому да, у нас мощная армия, у нас армия в 200 тыс., мы обновляем технику, но этого мало.

И единственный шанс, я так считаю, об этом говорю и Соединенным Штатам, и странам ЕС — всем говорю: если вы не хотите терять Украину, вы должны ее поддерживать. А членство в НАТО — это очень важный сигнал Российской Федерации, это самая важная поддержка».

Главнокомандующий ВСУ генерал-полковник Руслан Хомчак отмечает: «Для успешного внедрения реформ на основе стандартов НАТО необходимо наращивание оперативных, боевых, специальных возможностей вооруженных сил, которые позволят дать не просто достойный отпор агрессору, но и нанести такой уровень потерь, после которого любая агрессия будет нецелесообразной.

А достижение военных критериев, необходимых для вступления в НАТО, будет способствовать получению нашим государством статуса полноправного члена евроатлантического сообщества и системы коллективной безопасности».

Красной линией через все заявления проходит тезис «Украина отражает российскую агрессию, Россия — враг».

А для Белоруссии — Россия единственный стратегический военный союзник. И региональная группировка войск у нас одна — для обеспечения военной безопасности Союзного государства. Тогда кто мы для Украины?

Напрашивается совсем не оптимистичный ответ.

Не вызывает сомнений, что как только Украина станет членом НАТО, на ее территории появятся подразделения альянса, подобные тем, которые уже размещены на территории Польши и прибалтийских стран. А может, и что-нибудь покруче, учитывая «высокий уровень взаимодействия» украинского руководства с НАТО вообще и с США в частности.

Но это еще не все.

Важно понимать, что в современных условиях как весь мир, так и Восточно-Европейский регион в отдельности не становятся стабильнее или безопаснее. Прекращение действия ряда договоров, которые определяли стабильность системы международных отношений, сигнализировало о возвращении к «игре без правил» для ряда транснациональных субъектов на фоне падения авторитета ООН, ОБСЕ и других международных организаций.

Принимая во внимание устремления военно-политического бомонда Украины, а также изобретательность натовских чиновников, можно говорить о существовании вероятности того, что подразделения ОВС НАТО (или ВС США) могут появиться на территории Украины даже до ее вступления в Североатлантический блок.

Между прочим, натовские и американские военные уже присутствуют на Украине. Главнокомандующий ВСУ этого и не скрывает, наоборот, с чувством удовлетворения откровенничает в интервью украинским СМИ: «Сегодня в органах военного управления работают советники из государств — членов НАТО по ключевым направлениям реформирования вооруженных сил…

Для оказания консультационной помощи руководящему составу министерства обороны и генерального штаба ВСУ сегодня успешно работает группа стратегических советников высокого уровня. Представители от шести стран: США, Германии, Великобритании, Канады, Литвы и Польши…

Также масштабной и эффективной является работа иностранных инструкторов непосредственно в армии. С помощью этих инструкторов наши военнослужащие совершенствуют знания и навыки до того уровня, который позволит им успешно выполнять задачи в составе многонациональных военных формирований».

Этого вполне достаточно. Сложных умозаключений и выводов делать не нужно. Там, где присутствуют «консультанты» и «советники», недалеко и до прямых указаний и приказов. От них, разумеется. А где инструкторы, там и действующие «узкие специалисты». Причем действующие явно не в интересах Белоруссии.

И вот теперь вопрос: а не пора ли Белоруссии заняться южным направлением? В Вооруженных Силах Республики Беларусь существуют два оперативных командования — Западное и Северо-Западное. Уже исходя из названий, очевидно, что их предназначением является защита западных и северо-западных границ страны. А на юге что?…

Процесс формирования оперативного объединения не такой уж простой и быстрый. Поэтому какие-то первоочередные меры нужно предпринимать уже сейчас. Например, рассмотреть и, наконец, положительно решить вопрос о размещении полноценной российской военной базы в южных областях своей территории.

У таких небольших стран, как Белоруссия, осталось не так много механизмов по обеспечению собственной военной безопасности. Наиболее действенным из них является участие в военно-политических союзах или альянсах с более сильными государствами, способными играть роль гаранта безопасности.

Что и было сделано Белоруссией при создании Союзного государства и региональной группировки войск. Так почему бы не продвинуться вперед? По пути, так сказать, дальнейшей интеграции.

Читайте также: Бойня у границы Израиля: армия России экстренно вошла переломить ситуацию (ФОТО)

Владимир Вуячич, для «Русской Весны»

admin

Добавить комментарий