Военная операция на Украине. 3 ноября



 

Общая ситуация на линии фронта не претерпела серьезных изменений за минувшие дни. Тем не менее, постепенно меняется характер боевых действий. В течение месяца после начала частичной мобилизации наиболее подготовленные резервисты направлены в места временной дислокации наших войск, которые находятся на линии фронта. Основная часть призванных из запаса проходят обучение и боевое слаживание в учебных центрах и на полигонах в разных регионах страны. С приходом пополнения на линию фронта, увеличением сил и средств, на мой взгляд, напрашивается применение старых, проверенных тактических схем. По всей видимости при планировании и осуществлении оперативно-тактических замыслов, будет принято решение отказаться от ударов в лоб. Командиры станут использовать больше маневренных действий, охваты, прорывы. Исходя прежде всего из складывающейся ситуации на том или ином участке фронта, а также данных разведки. В таком ключе действуют подразделения союзных войск на линии Бахмут-Соледар.

 

Уже просматриваются несколько общих тенденций. Первое. После того, как было принято решение о создании Объединенной группировки войск под руководством генерала Суровикина, силовые структуры (Минобороны, Росгвардия, ЧВК «Вагнер») участвующие в спецоперации, стали лучше взаимодействовать, появилась согласованность и конкретность. В штабе группировки неукоснительное требование — четкие доклады о реальном положении дел на местах. Вся советская военная школа учит, что нужна тщательная разведка. Только по данным разведчиков командир может принимать решение. Если он не знает, сколько у противника сил и средств, где находится противник и где у него слабые места, как можно вести наступательные действия на этом направлении. Тем более, у нас сейчас есть и беспилотники, и другие средства разведки. Тут ничего не надо выдумывать.



 

Второе. Есть такое понятие – военная хитрость или дезинформация, которая вбрасывается через публичные заявления политиков, военных или журналистов. Так вот украинская армия в какой-то степени купилась на нашу хитрость по Херсону. Видимо, они подумали, что мы спешно проводим эвакуацию на другой берег Днепра. Но, оказалось, что мы не только можем удерживать плацдарм, но и планируем проводить наступательные действия с подходом подкреплений. Где конкретно будет наноситься удар, на каком направлении, знают только в Генштабе и в штабе Объединенной группировки войск на Украине.

 

Третье. Конец сентября – октябрь включительно, показали, что у ВСУ тоже силы не бесконечны. Они не могут в таком темпе вести наступательные действия, как это было в сентябре на харьковском направлении. Видимо, у них возникли большие проблемы с усилением.

 

 

Два корпуса уже принимали участие в наступлении под Харьковом и на Красный Лиман. Хочу подчеркнуть, что они использовали целые подразделения, состоящие из наемников (под Харьковом много поляков и румын). Хочется напомнить, еще в апреле именно в Харькове было большое количество наемников из Польши. По улицам города спокойно разъезжали бронемашины с двумя флажками – польским и украинским. Более того, если раньше в составе ДРГ противника было два-три поляка, то сейчас на Харьковском направлении такие отряды в 12-15 человек полностью состоят из польских наемников. Но уже появилась достоверная информация, что поляки не могут поделить «серую зону» с этими уродами из «Кракена», и что между наемниками и нацистами происходят стычки и перестрелки.

 

Почему? Все очень просто. И те, и другие занимаются самым обыкновенным мародерством. Они грабили жителей элитных поселков (Старый Салтов, Печенежское водохранилище, Травянское водохранилище) и, видимо, что-то не поделили.

 

Сейчас противник готовит третий мобилизационный корпус на Западной Украине, но, похоже, он еще не готов. Так что они не могут перебрасывать резервы под Херсон из Донбасса и из Харькова. В тоже время, по сведениям нашей разведки, они перебрасывали силы из Харьковской области (район Казачьей Лопани и Волчанска) на линию Кременная-Сватово. Но сил для полноценной ротации у них все равно не хватает.Что бы там ни говорили, ВСУ несут большие потери в живой силе и технике. Об этом открыто говорят информированные американские источники и британская MI-6. Если раньше они восполняли потери теробороной, сейчас им будет труднее проводить мобилизацию.

 

Касательно ситуации на Белгородско-Харьковском направлении. После массированного ракетно-артиллерийского налета , когда за несколько дней на Белгород и окрестности выпустили до 100 ракет,наши средства ПВО сработали великолепно (0,98 – это самый высокий коэффициент, 100% никто никогда не сбивает), наступило некоторое затишье. За последние дни снова в сторону города было выпущено 10-15 ракет (РСЗО, «Точка-У» и HARM), ПВО тоже сработало четко. Одновременно с этим украинские диверсионно-разведывательные группы из ствольной артиллерии и минометов в течение нескольких дней обстреливали приграничные территории. Наши подразделения подтянули туда последние образцы модернизированной техники (Мста-С, РСЗО и дальнобойные самоходные гаубицы) и устроили массированный огневой налет по этой «серой зоне» в Харьковской области, используя средства разведки, беспилотники и оперативную информацию. В результате огневых ударов были ликвидированы не только огневые точки, откуда ВСУ вели обстрелы, но и нанесены удары по военным объектам, скоплениям подразделений и по местам временной дислокации в этой «серой зоне». Ракетными ударами поражены также ключевые военные объекты Харькова. В частности, цеха завода «Коммунар», где было налажено производство для снарядов РСЗО, включая американские системы.

 

И то, что мы ведем огневые обстрелы противника с российской территории, означает огневую подготовку атаки. Поэтому я могу осторожно предположить, что мы сможем отодвинуть эту «серую зону» от государственной границы.

 

 

И еще о тенденции,на мой взгляд, весьма негативной. В соцсетях и других информационных платформах пытались раскрутить тему плена — тонкую, деликатную. Гулял по сети ролик с якобы «пленными белгородцами», призванными из запаса. Губернатор Белгородской области В. Гладков, отвечая на «прямой линии» на вопросы белгородцев, четко и конкретно сказал о том, что среди оказавшихся в плену, есть белгородцы. Этим вопросом занимаются соответствующие структуры. И все. Совершенно верно, на мой взгляд. Некоторые блогеры решили поймать «хайп» на этом. И пошли гулять по интернету, даже в некоторых федеральных СМИ «мнения», «экспертные оценки» в стиле ура-патриотического угара. До прямых оскорблений порой доходило. Убежден — раскручивать спекулятивную тему плена, тщательно не разобравшись, вешать на всех ярлыки, включая родственников и близких плененных ребят — аморально и безнравственно. Приведу без купюр мнение моего боевого товарища, писателя, публициста Сергея Бережного, регулярно выезжающего «за ленту»:

 

«Мы вернулись. Была не просто ординарная доставка гуманитарки солдатам и офицерам на передке и в госпиталь, пришлось заниматься нашими земляками, мобилизованными в сентябре. Они угодили в самое пекло между Кременной и Сватово, отбивали атаки натовцев под непрерывным миномётным и артиллерийским огнём, в жестоких контратаках сбивали спесь с гонористых ясновельможных панов. И судьба у них сложилась по-разному: кто-то погиб, кто-то попал в плен, кто-то был ранен, кому-то удалось выбраться. Но никто, повторяю, НИКТО не дрогнул, не струсил, не изменил присяге. Ими можно и надо гордиться. И досужие сплетни, что наши мобилизованные (добровольцы по сути, ибо никто из них не штурмовал границу соседних, отнюдь не дружественных, стран, а отправился на войну) добровольно сдались в плен. Ложь от начала до конца! Да, были пленены – кто отстреливался до последнего патрона и не рассчитал, не оставил последний для себя; кого взяли раненым или контуженным…»

 

Специальная военная операция продолжается.

 

Геннадий АЛЁХИН, специальный корреспондент ANNA-News.



Комментарии 0

Оставить комментарий